Общественно-деловая
прогнозно-аналитическая
газета
Видение 2020
Какая политическая и социально-экономическая система сложилась сегодня в России?

феодально-вассальная

социально-демократическая

криминально-олигархическая

кланово-капиталистическая

диктаторско-монархическая

советско-социалистическая

оккупационно-паразитическая

Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 года

Покорение белой расы

Славянское царство

Пьёшь и куришь - писаешь мозгами

Фото архив



Форум соотечественников июнь 2014 Петербург


Государственная шизофрения

Фонд не нашего благосостояния

18/08/2015 Михаил Мельников / rusplt.ru

Национальные резервы России идут на обеспечение американской экономики

Финансовые власти США опубликовали итоговые данные о сделках с американскими казначейскими облигациями за июнь 2015 года. Все у них по-прежнему хорошо: объем вложений увеличился за месяц на $40,4 млрд. На случай, если не все наши читатели держали такие суммы в руках, советуем попытаться представить годовой объем ВВП какой-нибудь небольшой страны типа Панамы или Туркмении. Для пущей наглядности добавим, что это больше, чем ВРП любого российского региона, за исключением Ханты-Мансийского АО и Москвы.

Кстати, наше правительство тоже внесло посильный вклад в пополнение американского бюджета, увеличив свою долю в структуре внешнего долга США на $1,4 млрд. Это, конечно, не тот результат, что в мае, когда мы переправили американцам кровно заработанные (ну и немножко, конечно, выкачанные из скважин) $4,1 млрд, но тоже неплохо. Даже всемогущие китайцы в июне вложили в казначейские облигации США «всего лишь» $1 млрд.

Назад, на Запад

Правда, это не мешает Китаю уверенно оставаться главным кредитором Америки: в ценных бумагах американского правительства трудолюбивые коммунисты Поднебесной держат $1271 млрд (соответствует годовому ВВП Мексики, 15-й страны мира по этому показателю). На втором месте не менее трудолюбивые японцы — $1197 млрд; на третьем — страны Карибского бассейна, общими усилиями скинувшиеся на $318,5 млрд.

Россия по этому показателю находится в конце второго десятка, имея «всего лишь» 72 миллиарда долларов вложенными в развитие американской экономики. Для сравнения: США в 2013 году, к концу своей недолгой дружбы с РФ, имели в нашей стране $10,3 млрд накопленных инвестиций, и сейчас эта сумма существенно ниже.

А ведь вложенные в облигации $72 млрд — это далеко не все деньги, которые РФ переводит за океан; только официальные оценки размера участия российских граждан в американском бизнесе составляют порядка $4 млрд, а поскольку, чего уж греха таить, там же оседают и капиталовложения многих отечественных чиновников, которые, как правило, не попадают в официальную статистику, реальные объемы наших «инвестиций» в штатовскую экономику много больше. Одни только вложения в недвижимость, резко набравшие популярность при первом же обвале рубля, чего стоят.

Лукавые фонды

Справедливости ради надо сказать, что до середины весны 2015-го российские фонды распродавали американские облигации: например, в начале 2011 года мы держали в этом финансовом инструменте вдвое больше средств, чем сейчас, — $151 млрд. Однако приливу финансового патриотизма, кажется, приходит конец.

Что за средства мы вкладываем в американские облигации?

В первую очередь это деньги двух фондов — Резервного (также известного как Стабилизационный) и Национального благосостояния России. Резервный фонд, согласно уставу, является частью федерального бюджета. Фонд призван обеспечивать выполнение государством своих расходных обязательств в случае снижения поступлений нефтегазовых доходов в казну. Фонд национального благосостояния тоже входит в состав бюджета, но он «призван стать частью устойчивого механизма пенсионного обеспечения граждан Российской Федерации на длительную перспективу». Фактически этот фонд заменяет собой Пенсионный, когда тот не справляется со своими обязанностями.

Сейчас налицо и снижение поступлений нефтегазовых доходов, и импотенция пенсионной системы. Не удивительно, что средства фондов тают. Совокупный объем Фонда национального благосостояния на 1 августа составлял $74,56 млрд — это лишь на полмиллиарда больше минимального значения с начала 2009 года. Резервный фонд на ту же дату оценивается в $72,93 млрд — худший показатель с февраля 2013-го.

Так для кого же создает резервы Резервный фонд и о чьем благосостоянии печется Фонд национального благосостояния?

Подумаем о себе?

Год назад, в августе 2014-го депутат-популист Олег Нилов («Справедливая Россия») внес законопроект, резко ограничивающий возможности правительства инвестировать в финансовые инструменты стран, вводящих санкции против РФ. Один из главных его аргументов смотрится сейчас смешно: «Там наши средства хранятся под 1% или даже 0,75% годовых, а внутри страны мы сможем разместить средства под 5–7% годовых». Сейчас мы хорошо понимаем, что, как ни печально, на самом-то деле выгоднее иметь 1% в долларах, чем 5% в рублях. Но экономическая наивность депутата не должна бросать тень на его главный посыл: прекратить финансирование недружественных государств безусловно необходимо.

Есть, конечно, рабская, подражательная логика: китайцы же скупают американские бумаги, значит, они что-то имеют в виду. Но наши вложения и возможности несравнимы с китайскими: если Пекин явно планирует в какой-то момент шантажировать Вашингтон своими долларовыми активами, то Москва в таком масштабе играть не в состоянии, да и не нужно это нам. Давайте для начала подумаем не о добром Китае или злой Америке, а о себе.

Россия ведь на самом деле многое делает для достижения даже не бумажной, а реальной независимости. Законы и распоряжения о локализации автопрома позволили создать сколько-нибудь приличное производство в РФ, пусть и в основном под зарубежными брендами. Многострадальная разработка ГЛОНАСС сделала нашу армию независимой от владельцев системы GPS. Мы преодолели сопротивление монстров платежного бизнеса и разрабатываем отечественную систему платежей. Но! В области инвестирования собственных денег Россия продолжает послушно следовать в фарватере американской политики, от души поддерживая доллар в его попытках сохранять монополию до последнего вздоха. Деньги, которые могли бы кредитовать наш бизнес, поднимать село, возрождать Восточную Сибирь, крутятся в совсем другой экономике.

Министерская логика

Глава Минфина Антон Силуанов, без сомнения, умный человек. И его логика с виду имеет под собой вполне правдоподобные основания: казначейские облигации США действительно невозможно разворовать или пустить на строительство лишней трехэтажной дачки, а окажись эти деньги здесь, в прямой досягаемости для российских чиновников, и тут же особо одаренные «слуги государства» создадут очередной фонд льготного озеленения Луны, через который, струйка за струйкой, уплывут бюджетные деньги обратно за рубеж… И превратятся там в роскошные пентхаусы Нью-Йорка, виллы на побережье Майами, особняки в старой части Лондона… Такие «активы» вернуть в Россию уже не удастся.

Руководствуясь подобными соображениями, Антон Силуанов, равно как и его коллега из Минэкономразвития Алексей Улюкаев, в принципе отказываются верить в то, что в Россию вообще можно что-то инвестировать. Пока первый бережет государственные деньги за рубежом якобы для того, чтобы их не разворовали, второй не предпринимает никаких попыток побороться за их возвращение (не удивительно, что деловые СМИ с некоторых пор сокращают название его ведомства до «Минэкономики», убрав неуместное в данном случае «развитие»). Из двух зол министры выбирают то, которое кажется им меньшим.

Но даже меньшее зло добром не является по определению.

На службе антиутопии

И здесь хочется задать вопрос политическим властям страны, которые, безусловно, имеют возможность отдавать распоряжения экономическому блоку.

Господа, при помощи всех подконтрольных вам средств массовой информации вы сообщаете людям, что США — вселенский жандарм, мечтающий об однополярном мире и нарушающий интересы России везде, где только можно. С этим трудно поспорить. Но в то же самое время подконтрольное вам Министерство финансов одно за другим выпускает распоряжения о покупке американских государственных облигаций, то есть фактически о поддержке США. Не попахивает ли это шизофренией?

Невозможно выиграть какое бы то ни было сражение, финансируя противника. Давайте либо признаем, что все это противостояние придумано для внутреннего потребления (чтобы объединить нацию наличием внешнего врага), либо откажемся от долларового инвестирования и начнем наконец создавать самодостаточную экономику.

Такое, пожалуй, можно представить разве что в антиутопии: страна не может прокормить себя, зато охотно спонсирует заокеанскую империю. А кидать бутылки с водой в портреты Кафки и Оруэлла, как это произошло на днях в Калининградской области, к сожалению, не самый эффективный способ бороться с реальным воплощением их гротесков.

Вернуть и освоить

Россия «простаивает» — ей нужны инвестиции, как земле зерно. Наше сельское хозяйство застряло где-то в середине XX века, раз мы так сильно зависели от поставок из маленькой и бесплодной по сути Европы. Необходимо обновлять сельхозтехнику, распахивать новые земли, закупать и разводить скот. Нам нужны новые теплицы и виноградники, коровники и элеваторы, птицефабрики и скотобойни.

Нужна своя сельскохозяйственная наука, своя генетика, нужны новые Мичурины и Вавиловы. Надо научиться использовать земли «прохладного пояса», остановить деградацию почв, очистить зараженные территории (общая территория свалок в РФ примерно равна площади Швейцарии). Нужно, наконец, убрать бесконечное число паразитов-посредников между кубанской дояркой Клавой и московским слесарем Алексеем, зашедшим в «Дикси» за молоком.

Да, все это стоит денег, но деньги у России есть, их надо просто вернуть в страну.

А если боитесь, что разворуют, для начала перестаньте сами подавать пример. Потом смените верхушку Генпрокуратуры и восстановите смертную казнь. Проверенный метод, работает. Хотя и не всем нравится.