Общественно-деловая
прогнозно-аналитическая
газета
Видение 2020
Какая политическая и социально-экономическая система сложилась сегодня в России?

феодально-вассальная

социально-демократическая

криминально-олигархическая

кланово-капиталистическая

диктаторско-монархическая

советско-социалистическая

оккупационно-паразитическая

Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 года

Покорение белой расы

Славянское царство

Пьёшь и куришь - писаешь мозгами

Фото архив






Деградация будущего

Пустыня в тисках между Россией и Германией. Будущее Восточной Европы

14/07/2016 /Stvn2011 / aftershock.news

Я глубоко убежден, что мировая система – это не только и не столько экономические связи, перемещения потоков информации, товаров и услуг в мире, но в первую очередь люди. Представьте государства как сосуды, которые медленно наполняются населением. Пока сосуд растет вместе с населением, то есть количество необходимых благ удовлетворяется, люди сидят на месте – живут в своих странах. Однако если общественная температура растет и доводит общество до кипения, а также если стенки сосуда – те самые экономические блага – уже не поспевают за числом людей, сосуды буквально переливаются, приводя к миграциям народов. Это раньше было хорошо, когда были свободные земли и, например, от Великого голода 1601 года русские крестьяне могли спастись на Востоке и на Юге. Сейчас мест на планете уже нет, поэтому миграция идет четко туда, где лучше, сытнее, больше благ и условий жизни.

Однако это характерно сейчас только для стран, не переживших демографического перехода.

Демографический переход — исторически быстрое снижение рождаемости и смертности, в результате чего воспроизводство населения сводится к простому замещению поколений. Этот процесс является частью перехода от традиционного общества (для которого характерна высокая рождаемость и высокая смертность) к индустриальному.

Если более коротко, надо помнить одну простую вещь: в деревне ребенок – ещё одни рабочие руки, в городе – лишний рот, не приносящий выгоды.

Северная Америка, Европа с Россией, а также, чуть позже, Юго-Восточная Азия показывают относительно быстрый процесс падения рождаемости из-за перехода к новой, индустриальной, экономике и городскому образу жизни.

К настоящему моменту из-за технического прогресса произошло ещё одно явление. Современная промышленность перестала нуждаться в огромном числе бывших крестьян у станка. Внуки первых горожан уже не помнят звука завода – потому что завод либо закрылся навсегда, либо перенесся в более дешевую страну, либо превратился в роботизированный анклав без людей.

Деиндустриализация вкупе с отсутствием нормальной работы ввела целые народы в депрессию. С одной стороны, у нас горожане, которые рожают максимум трех детей (в домах-муравейниках больше – уже насилие над человеком), с другой – у большинства этих горожан просто нет денег завести даже одного отпрыска. Ипотека, бесконечная перекредитованность и отсутствие свободного времени порождает стресс и уж точно не порождает новых здоровых граждан. И при этом в сознании городского класса остается старое, ещё от первых предков, презрение к сельскому образу жизни. В деревню, в свой дом и к селу горожане возвращаться не хотят категорически.

На мой взгляд, именно эти процессы, которые просто выпирают из всех щелей в последние годы, определят будущее геополитики. И дело здесь не только в экономике, хотя экономический кризис – одно из следствий вырождения индустриальных народов. Сперва у нас много пенсионеров, потом работников меньше, чем пенсионеров, а потом пенсионеров большинство – кто их будет кормить? Служить в армии, полиции, быть учеными, космонавтами? Понятно, что свято мест пусто не бывает, и богатые страны с малым количеством молодежи как вампиры притягивают сперва рабочие руки из окружающих народов, а потом – из далеких стран. Так, по данным ООН, «в период между 1960 и 2005 гг. число международных мигрантов в мире более чем удвоилось с 75 миллионов человек в 1960 г. до почти 191 миллиона в 2005 г.». Однако это рождает не «мультикультурализм», как нас пытаются в этом убедить толпы словоблудов и политпроституток, а простое замещение одного народа – другим, или даже целым конгломератом. Как итальянский язык сформировался из латинского, на котором стали говорить рабы, а потом варвары-завоеватели, так и сейчас немецкий язык уже вмещает турецкий налет, французский – арабский, а английский – испанский.

Теперь же согласимся с тезисом, что от количества людей в огромной мере зависит и мощь государства. Вернее, мощь государства – это совокупный вклад народа, его населяющего. Вклад может различаться в зависимости от сознания, ментальности, образования людей и ресурсов на территории. Демографический взрыв в Германии в 19 веке принес ей невиданное за столетия могущество. Демографический взрыв в Нигерии пока что приносит ей только голод. Для России рост населения – благо, так как по сути мы можем прокормить и одеть даже миллиард людей на нашей территории. Благом ли является миллиард живущих в Индии? Вопрос.

Однако вернемся к нашим границам. Как будет меняться население России, сегодня, кажется сказать не может никто. В 1980-е годы говорили о 160-170 миллионах к 2015 году, в 1990-е годы предрекали уменьшение численности до 120-130 миллионов к 2025 году, в 2000-е демографы уже сбились, говоря о разном. Сегодняшнее население в 146,6 миллионов (вместе с Крымом) так и не достигло пиковых 149 миллионов, однако намного больше, чем ожидалось. Достигнуто это не только массовым переселением жителей СНГ в РФ как наиболее богатое государство, но и относительно высоким (выше, чем, например, Германии и Польше) уровнем рождаемости – 1.75 ребенка на женщину (2014 г.). Например, в Китае показатель 1.66 ребенка на женщину (2010 г.), а в Германии – 1.4 (2014 г.). Сейчас нас рождается чуточку больше, чем умирает, а смертность в России выше европейской (13.5 умерших на 1000 чел. в 2010 г. в РФ против 10.7 в Германии).

В Европе ситуация хуже.

Как уже говорилось, наиболее богатые страны притягивают трудовые ресурсы и молодежь из бедных. Здесь можно говорить о принципе: «пока толстый немец сохнет, худой станет арабом». В Европе, если в один миг убрать США и его британского пуделя из геополитического расклада, останется два полюса притяжения – Германия и Россия. Германия, главная скрипка Евросоюза, за последние 25 лет смогла достичь того, что не получилось у СССР за 40. Немцы, в 1970-1980-е привязав к себе Францию, Италию, Бенилюкс и Испанию в супергосударство (кредиты – немецкие, банки – немецко-французские, промышленность – немецкая), в 1990-е накинулись на бывший восточный блок. Это как Дранг нах Остен, но намного умнее.

1. Сперва – открытие границ «младоевропейцев» под соусом свободной торговли.
2. Жуткая и тотальная пропаганда «еврорая», а вместо него – строительство Еврорейха.
3. Заполнение рынков своей продукцией.
4. Массовое дешевое кредитование населения.
5. Вытеснение местной промышленности и скупка того, что не смогли вытеснить.
6. Прямые приказы на уничтожение своих производств ради мифических квот, которые крайне малы, в будущем «европейском рае».
7. Обнищание населения Восточной Европы из-за закрытия производств.
8. Прощение или отсрочка кредитов в обмен на тотальную лояльность местных элит.
9. Местное население переходит в разряд дворников, сантехников и шлюх в Супереврогосударстве с центром в Германии.

Поляки, румыны и греки оглянуться не успели, а их страны уже гауляйтерства Берлина. Да, есть общий американский фактор, однако он не вечен. А вот кредиты, за которые надо платить – да.

Сегодня население Восточной Европы разбегается и стареет. Германия, которая стареет не меньше, как вампир вытягивает все людские соки из своих сателлитов, не давая ничего взамен. К середине столетия мы получим нищую, населенную стариками, никому не нужную, деиндустриализированную Восточную Европу, где толпы местных аборигенов будут мечтать стать проститутками в обетованном Рейхе.

Россия, судьба которой могла быть схожа с Польшей, на рубеже тысячелетия вывернулась, но от влияния Европы ушла. Наши элиты с конца нулевых для стран СНГ продвигали совершенно другой вариант объединения – Евразийский Союз.

В отличие от Европейского, ЕврАзЭС предполагал постепенное восстановление советских экономических связей. В перспективе это бы выровняло уровень жизни в Армении, Украине, Белоруссии, Казахстане и Киргизии до российского, а наша страна по сути вернула бы часть утраченных ранее территорий. Представьте себе регион с населением свыше 200 миллионов человек? Мы могли бы задуматься уже о продвижении на Запад и о том, чтобы начать отбивать Восточную Европу у немцев.

Однако, как мне кажется, богатовекторность элит Белоруссии и Казахстана, открытый госпереворот на Украине заставили наши элиты поменять стратегию. Теперь она, названная «импортозамещением», повторяет то, что делают немцы. Мы сделаем все производства у себя, а заводы стран СНГ станут не нужны. Оставшаяся промышленность Украины, Белоруссии и Казахстана захлопнется, а активное население побежит в Россию. Судьба этих стран – failed state, что ждет и всех младоевропейцев.

В итоге между Германией и Россией к середине столетия появится деиндустриализированная пустыня с необразованными аборигенами, судьба которых – войти как сельхозтерритории в состав либо одной, либо другой Империй.