Общественно-деловая
прогнозно-аналитическая
газета
Видение 2020
Какая политическая и социально-экономическая система сложилась сегодня в России?

феодально-вассальная

социально-демократическая

криминально-олигархическая

кланово-капиталистическая

диктаторско-монархическая

советско-социалистическая

оккупационно-паразитическая

Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 года

Покорение белой расы

Славянское царство

Пьёшь и куришь - писаешь мозгами

Фото архив






Иисус арамейский (часть 2)

Хождение по воде

Одно из наиболее впечатляющих Евангельских чудес – хождение по воде – Lamsa также интерпретирует как неудачный перевод Арамейского отрывка. Арамейское слово «ал» имеет следующие значения: «рядом», «на», «поверх», «вдоль», «против», «входить», «атаковать», «насиловать», «преследовать», «потому что». Если бы Арамейская версия подразумевала нахождение Иисуса на поверхности воды, автор скорее всего применил бы слово «апей», означающее «лицо». Именно это слово встречается в Генезис. 1:2: «Дух Божий носился над водою».

И сегодня Ассирийцы говорят: «кхадер ал йама» обозначая, что некто идёт вдоль берега.

В то же время, в Евангелии от Матфея этот эпизод передан со всеми подробностями, не оставляющими сомнений в том, что Иисус шёл именно по воде, что и отражено всобственноручном переводе Dr. Lamsa:

24 But the boat was many miles away from the land, tossed by the waves, for the wind was against it.
25 And in the fourth watch of the night, Jesus came to them, walking on * the water.
26 And his disciples saw him walking on the water, and they were scared, and they said, It is a false vision; and they cried out because of their fear.

Притча о … сеятеле? …семени?

Арамейское слово «зара» означает «семя», в то время, как слова «заруа» переводится как «сеятель». Известная всем притча о сеятеле была известна арамейскому читателю под названием «притчи о семени», а не «притчи о сеятеле».

Нужно ли ненавидеть родственников?

Одна из наиболее вопиющих ошибок перевода закралась в Евангелие от Луки (14:26):«Если же кто приходит ко Мне, и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестёр…. тот не может быть Моим учеником».

Остаётся только гадать, почему это несуразное положение, прямо противоположное всему учению Иисуса о любви, осталось незамеченным на протяжении многих веков. Толкователи Евангелий, православные и католические, так и не смогли ничего толкового придумать для разрешения этого противоречия. Атеисты же не преминули назвать Иисуса … «учителем ненависти».

Между тем, никакого толкования и не требовалось. Всё разъясняется просто и логично, если принять во внимание, что Арамейское слово «сна» имеет также значение «отстранить», «отодвинуть на второй план». Иисус был последователен в Своём Учении и имел в виду, что любовь к Богу важнее даже, чем любовь к домашним человека.

Отсечь руку и вырвать глаз!!!

Никто не знает, ко скольким увечьям, а то и смертям привёл неправильный перевод фразы Иисуса (Мф. 18:8-9): «Если же рука твоя или нога твоя соблазняет тебя, отсеки их и брось от себя: … и если глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя…»

Иисус лишь воспользовался поговоркой, означающей на самом деле, что если у тебя есть привычка к воровству или зависти, покончи с ними. Эти идиомы были понятны людям, чьим родным языком был Арамейский. Никто не боролся такими радикальными методами лечения завистливости или клептомании там, где Арамейский язык был родным.

Но что говорить о Греческих переводчиках, если не все Галилейские идиомы и фигуры речи были понятны даже в соседней Иудее? Недаром жители этих областей принимали Иисуса за сумасшедшего, когда Он учил своих последователей: «Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою кровь имеет жизнь вечную» (Ин. 6:54). Для последователей законов Моисея сама мысль о поедании крови была неприемлемой.

Именно тогда многие отошли от Него, говоря: «Какие странные слова! Кто может это слушать?».

Слушать Его спокойно могли Галилейские ученики, к которым принадлежали все апостолы, кроме Иуды Искариота. Им было понятно это выражение, означавшее на самом деле: «впитывайте учение Моё и будьте готовы к последствиям на пути к Царствию Небесному».

Тех, кто общается на Арамейском языке, и сегодня не введёт в заблуждение выражение: «он съел всю книгу». Они понимают, что усердный ученик просто заучил её.

Таким же образом выражение «я съел своё тело и выпил свою кровь, когда строил этот дом» означает, что для строительства своего жилища человек многое принёс в жертву.

Вкусить хлеба в Царствии Небесном

В другом эпизоде (Лк. 14:15) Иисус говорит о блаженстве тех, кто «вкусит хлеба в Царствии Божием!» Это выражение понималось жителями тогдашнего Ближнего Востока, как «быть хорошо принятым в Царствии Божием», а не в смысле действительного накормления изголодавшихся желудочно.

Бывает ли сын ослом?

В Лк. 14:5, говоря о строгом соблюдении субботы, Иисус якобы говорит: «…если у кого из вас осёл или вол упадёт в колодезь, не тотчас ли вытащит его и в субботу?» Весьма вероятно, что греческий переводчик перепутал слова «брех» и похожее по написанию «хмарех». Первое означает: «его осёл» в то время, как второе: «его сын».В этом случае Иисус усиливает значение своего послания. Понятно, что ослом ещё можно пожертвовать в субботу, но уж сыном – никогда.

Сверхщедрый правитель

В притче о могущественном правителе (Лк. 19:12-27), вознаграждающем рабов своих за мудрое распоряжение доверенными им деньгами, говорится, что правитель этот был настолько щедр, что наградил одного раба, дав ему в управление 10 городов, а второго наградил 5-ю городами.

На самом же деле, слова «кахрах» (талант денег) и «каркхах» (провинция, город) очень близки по написанию и ввели переводчиков в очередное заблуждение. Да и в самом деле, кто на малюсеньком Ближнем Востоке мог так щедро разбрасываться целыми городами?

Требует ли Бог выкупа?

В главе 21 от Луки (стих 28) Иисус обещает своим ученикам «избавление». На самом же деле оригинал содержит слово «спасение». Разница между этими словами значительна. Под «избавлением» может пониматься нечто, требующее компенсации, выкупа, в то время, как «спасение» приходит только от любви Господней.

Кровавый пот

Рассуждая об эпизоде молитвы Иисуса на горе Елеонской, когда «был пот Его, как капли крови, падающие на землю», некоторые авторы-медики описывали людей, действительно потевших кровью. Hematidrosis, или кровавый пот, — явление чрезвычайно редкое, но известное в медицине. В состоянии сильного эмоционального стресса крошечные капилляры потовых желез лопаются и кровь смешивается с потом. Этот процесс вызывает сильнейшую слабость, а иногда и шок. Комментаторы приходили к заключению, что в случае с Иисусом имело место это же физиологическое явление.

Lamsa и Errico считают, что всё дело в ближневосточном выражении, используемом для фигуративного выражения крайней степени эмоционального стресса.

Несение креста

Неверно, по мнению Lamsa и Errico, истолкован переводчиками и эпизод с Симоном Киринеянином, якобы несшим крест за Иисусом, когда Спаситель ослабел. В Арамейском оригинале этот фрагмент изложен следующим образом (Лк. 23:26): «…они взяли Симона Киринеянина, возвращавшегося из деревни, и возложили конец креста на него, чтобы он нёс его вместе с Иисусом».

Собственно распятие

Вопрос о том, как именно был распят Спаситель, тоже неоднократно дискутировался в теологической и популярной литературе. Были ли Его руки прибиты к перекладинам креста или привязаны верёвками. В те времена практиковались оба способа казни. Гвозди применялись в тех случаях, когда требовалось более скорое наступление смерти из-за потери крови и болевого шока. Верёвки использовались, когда власти хотели продлить мучения умирающего. В таких случаях смерть могла наступить через несколько суток. Авторы Евангелий не проясняют этот вопрос. Лука говорит просто о распятии, остальные трое не говорят ничего. Арамейский текст не оставляет сомнений на этот счёт. В нём (Лк. 23:33) употреблено слов «закпо», однозначно свидетельствующее о пригвождении рук к кресту. В самом деле, власти и первосвященники хотели, чтобы смерть Иисуса наступила до наступления субботы, то есть – не позднее, чем в 6 часов вечера. А казнь началась около трёх часов дня.

По-разному интерпретируют теологи слова Иисуса, обращённые на кресте к раскаявшемуся разбойнику. Лука пишет, что Иисус сказал ему (23:43): «говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю». Но как объяснить слова Иисуса, обращённые к Марии Магдалине после Воскресения (Ин. 20:17): «Не прикасайся ко Мне, ибо Я ещё не восшёл к Отцу Моему»?

Некоторые (неортодоксальные) теологи решают эту проблему простой перестановкой запятой. Они трактуют это обещание как: «говорю тебе ныне же [то есть: говорю тебе сегодня о том, что ты], будешь со Мною в раю [в своё время]».

Из Арамейского текста и арамейской же манеры выражения мыслей Lamsa и Errico выводят мысль о том, что эти теологи правы и Иисус действительно обещал воссоединение в раю в будущем, но не в тот же самый миг или день.

Последние слова Спасителя

Одним из наиболее значимых «противоречий» в Евангельских текстах можно считать последние слова Иисуса. Матфей (27:46) и Марк ((15:34) передают их как «Или («Элои» у Марка), Или! Лама савахфани? То есть: Боже Мой, Боже Мой! Для чего Ты Меня оставил?» Лука (23:46) сообщает нам, что Иисус воскликнул: «Отче! В руки Твои предаю дух Мой», а единственный из евангелистов, присутствовавший при казни, Иоанн (19:30) передаёт Его последнее восклицание одним словом: «совершилось!».

Lamsa же полагает, что и Марк, и Матфей были введены в заблуждение различием между Палестинским и Халдейским диалектами.

На самом деле Иисус воскликнул: «’эль, эль’, лмана швактани!» Слово «швак» означает: «сохранить», «оставить», «простить», «позволить», «держать». Слово «лмана» также имеет несколько значений: «почему», «зачем», и «для этого». В обыденной речи для передачи значения «зачем» «лмана» предваряется словом «миттол». Последними словами Спасителя были в интерпретации Lamsa: «Боже Мой, Боже Мой! Для этого Ты сохранил Меня!»

Мы не должны, впрочем, забывать, что слова Иисуса, горло Которого пересохло от жажды, страдающего от потери крови и зверских избиений, могли быть не вполне разборчивыми. Однако, интерпретация Матфея и Марка прямо противоречит всему учению Иисуса, говорившему о постоянном попечении Отца о Своих детях. Как же Он мог оставить Сына Своего в такую решающую минуту?

Толкования

В ряде случаев авторы отходят от простого языкового комментария и вступают в область теологии. Так, часто цитируемые стихи из Лк. 16:16-17 «Закон и пророки до Иоанна; с сего времени Царство Божие благовествуется, и всякий усилием входит в него. Но скорее небо и земля прейдут, нежели одна черта из закона пропадёт» в толковании авторов приобретают отличный от традиционного понимания смысл.

Православный автор книги «Толкование Евангелия» Б.И.Гладков4 комментирует эти стихи в том смысле, что «исполнением воли Божьей, выраженной в законе и пророчествах, спасались только до явления Иоанна. С пришествием же его «Царствие Божие благовествуется, и всякий усилием (а не принадлежностью только к роду Израилеву) входит в него».

Lamsa идёт дальше этой интерпретации и полагает, что закон и пророки существовали от Моисея до Иоанна Крестителя. Иоанн был последним пророком старого порядка и Закона. С Иисусом пришёл Новый Закон и Закон этот заключался не в буквальном, традиционном, но истинном, практическом исполнении Торы. Иисус таким образом отвечал тем, кто обвинял Его в нарушении или ослаблении предписаний Торы.

Заключение

В книгах Lamsa и Errico можно найти множество интереснейших сведений, проливающих свет на жизнь и служение Спасителя. Но в рамках небольшой статьи невозможно не то, что привести, но даже обозначить все раскрытые ими темы. Полный текст перевода Библии на Английском языке можно найти по адресу: http://lamsabible.com/

А вот комментарии авторов к библейским текстам в интернете отсутствуют и на Русский язык ни одна из книг Lamsa и Errico не переведена.

Остаётся надежда, что этот небольшой синопсис даст хотя бы начальное представление о самом захватывающем предмете изучения, какой человек может вообразить.

Литература:

  • Rocco F. Errico/George M. Lamsa

Aramaic New Testament Series, Vol. 1-4. The Noohra Foundation, Inc. Smyrna, Georgia? 2002-2007.

  • Лёв Николаевич Толстой. «В чём моя вера?»

(Обещанная длинная цитата):

Значение, которое я приписывал прежде этим словам, было то, что всякий должен всегда избегать гнева против людей, не должен никогда говорить бранных слов и должен жить в мире со всеми без всякого исключения; но в тексте стояло слово, исключающее этот смысл.

Сказано было: не гневайся напрасно, так что из слов этих не выходило предписания безусловного мира. Слово это смущало меня. И за разъяснением моих сомнений я обратился к толкованиям богословов; и, к удивлению моему, нашел, что толкования отцов преимущественно направлены на разъяснения того, когда гнев извинителен и когда неизвинителен. Все толкователи церкви, особенно напирая на значение слова: напрасно, объясняют это место так, что не надо оскорблять невинно людей, не надо говорить бранных слов. но что гнев не всегда несправедлив, и в подтверждение своего толкования приводят примеры гнева апостолов и святых.

И я не мог не признать, что объяснение о том, что гнев, по их выражению, во славу Божию не воспрещается, хотя и противное всему смыслу Евангелия, последовательно и имеет основание в слове напрасно, стоящем в 22 стихе. Слово это изменяло смысл всего изречения.

Не гневайся напрасно. Христос велит прощать всем, прощать без конца; сам прощает и запрещает Петру гневаться на Малха, когда Петр защищает своего ведомого на распятие учителя, казалось бы, не напрасно. И тот же Христос говорит в поучение всем людям: не гневайся напрасно и тем самым позволяет гневаться поделом, не напрасно. Христос проповедует мир всем простым людям, и вдруг, как бы оговариваясь в том, что это не относится до всех случаев, а есть случаи, когда можно гневаться на брата, — вставляет слово «напрасно«.

И в толкованиях объясняется, что бывает гнев благовременный. Но кто же судья тому, говорил я, когда гнев благовременный? Я не видал еще людей гневающихся, которые бы не считали, что гнев их благовременный. Все считают, что гнев и законен и полезен. Слово это разрушало весь смысл стиха. Но слово стояло в Священном писании, и я не мог выкинуть его. А слово это было подобно тому, что если бы к изречению: люби ближнего было прибавлено: люби хорошего ближнего, или: того ближнего, который тебе нравится.

Все значение места разрушалось для меня словом: «напрасно». Стихи 23 и 24 о том, что прежде, чем молиться, надо помириться с тем, кто имеет что против тебя, которые без слова «напрасно» имели бы прямой, обязательный смысл, получали тоже смысл условный.

Мне представлялось, что Христос должен был запрещать всякий гнев, всякое недоброжелательство, и для того, чтобы его не было, предписывает каждому: прежде чем идти приносить жертву, то есть прежде, чем становиться в общение с Богом, вспомнить, нет ли человека, который сердится на тебя. И если есть такой, напрасно или не напрасно, то пойти и помириться, а потом уж приносить жертву или молиться. Так мне казалось, но по толкованиям выходило, что это место надо понимать условно.

По всем толкованиям объясняется так, что надо стараться помириться со всеми; но если этого нельзя сделать по испорченности людей, которые во вражде с тобою, то надо помириться в душе — в мыслях; и вражда других против тебя не мешает тебе молиться. Кроме того, слова: кто скажет рака (или безумный), тот страшно виновен, всегда казались мне странными и неясными.

Если запрещается ругаться, то почему избраны примеры таких слабых, почти не ругательных слов? И потом, за что такая страшная угроза тому, у кого сорвется такое слабое ругательство, как рака, то есть ничтожный? Все это было неясно.

Я чувствовал, что все толкование, разрушавшее прямой и ясный для меня смысл, зиждилось на слове «напрасно«. Если бы выкинуть его, смысл выходил бы ясный; но против моего понимания были все толкователи, против него было каноническое Евангелие со словом напрасно.

Отступи я в этом, я могу отступить в другом по своему произволу; другие могу сделать то же. Все дело в одном слове. Не будь этого слова, все было бы ясно. И я делаю попытку объяснить как-нибудь филологически это слово «напрасно» так, чтобы оно не нарушало смысла всего.

Справляюсь с лексиконами; общим, и вижу, что слово это по-гречески значит тоже и без цели, необдуманно; пытаюсь дать такое значение, которое бы не нарушало смысла, но прибавление слова, очевидно, имеет тот смысл, который придан ему. Справляюсь с евангельским лексиконом — значение слова то самое, которое придано ему здесь. Справляюсь с контекстом — слово употреблено в Евангелии только один раз, именно здесь. В посланиях употребляется несколько раз. В послании Коринфянам, I, XV, 2, употребляется именно в этом смысле. Стало быть, нет возможности объяснить иначе, и надо признать, что Христос сказал: не гневайтесь напрасно. А должен сознаться, что для меня признать, что Христос мог в этом месте сказать такие неясные слова, давая возможность понимать их так, что от них ничего не оставалось, для меня признать это было бы то же, что отречься от всего Евангелия.

Остается последняя надежда: во всех ли списках стоит это слово? Справляюсь с вариантами. Справляюсь по Грисбаху, у которого означены все варианты, то есть как, в каких списках и у каких отцов употреблялось выражение.

Справляюсь, и меня сразу приводит в восторг то, что в этом месте есть выноски, есть варианты. Смотрю — варианты все относятся к слову напрасно. Большинство списков Евангелий и цитат отцов не имеют вовсе слова напрасно. Стало быть, большинство понимало, как и я. Справляюсь с Тишендорфом, — в списке самом древнем, — слова этого нет вовсе. Смотрю в переводе Лютера, из которого я бы мог узнать это самым коротким путем, — тоже нет этого слова.

То самое слово, которое нарушало весь смысл учения Христа, слово это — прибавка еще в пятом веке, не вошедшая в лучшие списки Евангелия. Нашелся человек, который вставил это слово, и находились люди, которые одобряли эту вставку и объясняли ее.

Христос не мог сказать и не сказал этого ужасного слова, и тот первый, простой, прямой смысл всего места, который поразил меня и поражает всякого, есть истинный.

Но мало того, стоило мне понять, что слова Христа запрещают всегда всякий гнев против кого бы то ни было, чтобы смущавшее меня прежде запрещение говорить кому-нибудь слова рака и безумный получило бы тоже другой смысл, чем тот, что Христос запрещает бранные слова. Странное непереведенное еврейское слово рака дало мне этот смысл. Рака значит растоптанный, уничтоженный, несуществующий; слово рака очень употребительное, значит исключение, только не. Рака значит человек, которого не следует считать за человека. Во множественном числе слово реким употреблено в книге Судей, IX, 4, где оно значит пропащие. Так вот этого слова Христос не велит говорить ни о каком человеке. Так же как и не велит ни о ком говорить другое слово безумный, как и рака, мнимо освобождающее нас от человеческих обязанностей к ближнему. Мы гневаемся, делаем зло людям и, чтобы оправдать себя, говорим, что тот, на кого мы гневаемся, пропащий или безумный человек. И вот этих-то двух слов не велит Христос говорить о людях и людям. Христос не велит гневаться ни на кого и не оправдывать свой гнев тем, чтобы признавать другого пропащим или безумным.

И вот вместо туманных, подлежащих толкованиям и произволу, неопределенных и неважных выражений открылась мне с стиха 21-28-го простая, ясная и определенная первая заповедь Христа: живи в мире со всеми людьми, никогда своего гнева на людей не считай справедливым. Ни одного, никакого человека не считай и не называй пропащим или безумным, ст. 22. И не только своего гнева не признавай не напрасным, но чужого гнева на себя не признавай напрасным, и потому: если есть человек, который сердится на тебя, хоть и напрасно, то, прежде чем молиться, поди и уничтожь это враждебное чувство, ст. 23, 24. Вперед старайся уничтожить вражду между собою и людьми, чтобы вражда не разгорелась и не погубила тебя, ст. 25, 26.

(Вторая обещанная цитата)

Учение Христа о труде и плодах его выражено в рассказе о насыщении 5 и 7 тысяч двумя рыбами и пятью хлебами. Человечество будет иметь высшее доступное ему благо на земле, когда люди не будут стараться поглотить и потребить все каждый для себя, но когда они будут делать, как научил их Христос на берегу моря.

Надо было накормить тысячи людей. Ученик Христа сказал ему, что видел у одного человека несколько рыб; у учеников тоже было несколько хлебов. Иисус понял, что у людей, пришедших издалека, у некоторых есть с собой пища, а у некоторых нет. (То, что у многих были с собой запасы, доказывает уже то, что во всех четырех Евангелиях сказано, что по окончании еды остатки собраны в 12 корзин. Если бы ни у кого, кроме как у мальчика, ничего не было, то и не могло бы быть 12 корзин в поле.) Если бы Христос не сделал того, что он сделал, то есть чудо насыщения тысячи народа пятью хлебами, то было бы то, что происходит теперь в мире. Те, у которых были запасы, съели бы то, что у них было, съели бы все через силу даже, чтобы ничего не оставалось. Скупые, может быть, унесли бы домой свои остатки. Те, у которых ничего не было, остались бы голодными, с злобной завистью смотрели бы на ядущих, а может быть, некоторые из них утащили бы у запасливых, и произошли бы ссоры и драки, и одни пошли бы домой пресыщенные, другие — голодные и сердитые; было бы то же самое, что происходит в нашей жизни.

  • Игорь Иванович Сикорский «Послание Молитвы Господней» http://lebed.com/2002/art3146.htm
  • Б.И.Гладков. Толкование Евангелия. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2004.

Видео:

Жители грузинского поселка продолжают говорить на языке Христа

https://youtu.be/GsaeEruOHTU

"Святый Боже" на арамейском языке! Отец Серафим

https://youtu.be/BpjIiPfRSsk

Молитва "Отче наш" на арамейском языке

 https://www.youtube.com/watch?v=ajCol2YSCOs

Avvon d-bish-maiya, nith-qaddash shim-mukh. Tih-teh mal-chootukh. Nih-weh çiw-yanukh: ei-chana d'bish-maiya: ap b'ar-ah. Haw lan lakh-ma d'soonqa-nan yoo-mana. O'shwooq lan kho-bein: ei-chana d'ap kh'nan shwiq-qan l'khaya-ween. Oo'la te-ellan l'niss-yoona: il-la paç-çan min beesha. Mid-til de-di-lukh hai mal-choota oo khai-la oo tush-bookh-ta l'alam al-mein. Aa-meen.

 

Абвун д-башмайо, неткаддаш шмахъ. Тетэ макультахъ. Нэйуэй зебиянохъ: айкана д-башмайо: аф бара. Хаб лан лама д-сунканан йомано. Уашбок лан хав бэин: уатайин айкана дофнан ш-бокан лахайобаин. Уэла талан ленесъона: эла патсан мин биша. Метуль деляхъи малькута уахъаила уатиш бута лаалам ольмин. Амен.

 

На церковно-славянском:

 

Отче наш, Иже еси на небесех!

Да святится имя Твое,

Да придет Царствие Твое,

Да будет воля Твоя, яко на небеси, и на земли!

Хлеб наш насущный даждь нам днесь.

И остави нам долги наши, якоже и мы оставляем должником нашим,

И не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого!

Яко Твое есть Царство, и сила и слава во веки! Аминь.

 

Так звучит язык Христа: единственный в мире монастырь проводит службы на арамейском

https://youtu.be/SSkWSCtdOhw