Общественно-деловая
прогнозно-аналитическая
газета
Видение 2020
Какая политическая и социально-экономическая система сложилась сегодня в России?

феодально-вассальная

социально-демократическая

криминально-олигархическая

кланово-капиталистическая

диктаторско-монархическая

советско-социалистическая

оккупационно-паразитическая

Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 года

Покорение белой расы

Славянское царство

Пьёшь и куришь - писаешь мозгами

Фото архив






Опередить новое время войны

Инициатива №252 (часть1)

Система ограничения и воспрещения доступа и маневра «Чернозем» - построить специализированной техникой максимально быстро уравновешенную переносимую однорельсовую тракторо-рельсовую дорогу с расстоянием между железнодорожными путями 9 метров Архангельск, Усть-Луга, Великий Новгород, Смоленск, Орел, Воронеж, Волгоград, Лагань, Темрюк, Севастополь для транспортировки кораблей и лихтеров между Балтийским, Каспийским, Черным и Белыми морями, в том числе судов на воздушной подушке и зенитных артиллерийских боевых многоствольных гладкоствольных охлаждаемых модулей калибра 406 мм в виде блока нескольких стволов с собственной автоматикой для активно-реактивных снарядов с прямоточным двигателем дальностью 250 км, кассетных снарядов с двумя зенитными ракетами, возвращаемых многоразовых ремонтопригодных барражирующих снарядов РЭБ с бистатическим углом
более 165 град для  пассивного радара, кассетных снарядов с самоприцеливающимися боевыми элементами, осколочно-пучковых бетонобойных снарядов.

Оказать содействие в строительстве  сирийско-иракской железной дороги "Солнечный пояс"  с шириной колеи 9 метров между портами Тартус и Басра. 

Испытать систему доставки боеприпасов при помощи гиропоездов, гироавтомобилей. Разработать сочлененный автомобиль «Целина-Днепр», самоходный паром, плавающий автомобиль-амфибия, плавающаю мостовую/паромную систему, с уступом реданом, откидным носом и опускаемым подводным крылом, все оси управляемые, убирающееся шасси грузоподъемностью 220 тонн для перевозки зенитно-артиллерийских комплексов. Построить высокоскоростные неолинкоры, бронеходы, тримараны для поддержки высадки десанта, флот против берега, один в Черном, два в Балтийском море и семь на Севере, а так же два неолинкора в экспортном исполнении для защиты свободы судоходства в морских проливах.

«”Искандеры” в Калининградской области - это заурядный, посредственный ракетный комплекс оперативно-тактического радиуса действия с дальностью боя 280 километров официально. У них (у НАТО – НСН) есть ATACMS – ракетный комплекс с такой же дальностью. Только у нас этих «Искандеров» несколько дивизионов, а у них несколько сотен этих ATACMS. Дурь этот «Искандер»! Ну разобьет он два командных пункта, а речь идёт о группировке численностью 100-120 тысяч человек. Наш флот - 1 авианосец против 12 американских. 26 наших самолётов - против 1 200 американских на палубе. 8 обученных пилотов - против 2 000 американских. Ни хрена нет у нас, кроме ядерной бомбы!» - возмутился эксперт.

Константин Сивков уверен, что НАТО готовится к полномасштабной войне против России, на которую мы сможем ответить только ядерным оружием.

«Это подготовка войны против России. Естественно, это не будет план Барбаросса. Построили Национальный центр обороны и всё остальное – это красиво и здорово? Это выброшенные на ветер деньги! Они сейчас полноценно не способны работать. НАТО готовится к полноценной войне с нами, и нам нечего ответить, кроме ядерного оружия», - подчеркнул Сивков.

С данной точкой зрения согласился военный эксперт, главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко. В беседе с НСН он рассказал, что НАТО готовится оккупировать Калининградскую область.

«НАТО занимается подготовкой оккупации Калининградской области и блокированием и уничтожением Балтийского флота, что реально отрабатывалось во время учений кораблями, штабами, военными группировками», - заключил эксперт.

http://nsn.fm/hots/sivkov-otvetil-nato-ni-khrena-u-nas-net-krome-yadernoy-bomby.php?sphrase_id=62755?utm_source=svpressa.ru&utm_medium=aside_block

Издание добавляет, что под «силами и средствами» Бридслав имеет ввиду и истребители-невидимки F-22 «Рэптор» и F-55, которые, как считает, имеют наибольшие шансы обойти продвинутые российские системы ПРО - С-300 и С-400. Процесс размещения F-35 на постоянной основе в Англии начнется в 2021 году, F-22 уже находятся в Европе на основе ротации.

"Я бы хотел иметь оба истребителя в Европе. Они дополняют друг друга. Но мы не планируем и даже не обсуждаем вопрос будущего базирования F-22 (в Европе - прим. ред.), они находятся там в рамках плановой ротации", - заявил командующий ВВС США в Европе генерал Фрэнк Горенц.

Кроме того, свою роль в противостоянии российским системам обороны может сыграть и разрабатываемый в настоящее время компанией Northrop Grumman стратегический бомбардировщик B-21 проекта LRS-B (Long Range Strike Bomber). По словам Горенца, новый самолет сможет выполнять функции тяжелого малозаметного бомбардировщика Нортроп B-2 "Спирит" (Northrop B-2 Spirit) и в то же время будет более надежным, нежели его предшественники.

http://www.politonline.ru/interview/22885393.html

Разве не является привилегией для наших госкорпораций то, что они практически не несут ответственности за выполнение ГОЗ. Например, ОСК сорвала сроки исполнения 23 государственных контрактов. При этом отклонение сроков выполнения обязательств составляло от трех месяцев до 21 года. Никто из работников ОСК не пострадал.

Меры ответственности применяются к руководителям и работникам предприятий-исполнителей. Именно к ним приходят прокуратура и ФАС. Вместе с тем ч. 2, ст. 21 № 488-ФЗ «О промышленной политике» предусмотрена субсидиарная ответственность головных организаций за невыполнение ГОЗ предприятиями, входящими в соответствующую ИС.

Своеобразной привилегией поддержки является возможность спокойного закрытия ряда профинансированных проектов. Например, по созданию ракеты «Русь-М». Для ее пусков с космодрома Восточный 31-му Государственному проектному институту специального строительства был заказан проект стартовой площадки. А поскольку проект закрыт, появилась возможность увода денег. Ведь результаты уже не нужны. В июне этого года Гагаринский суд Москвы приговорил к пяти годам колонии бывшего главного инженера 31-го ГПИСС Сергея Островского. По версии следствия, он похитил около 14 миллионов рублей, выделенных из федерального бюджета на выполнение проектных и изыскательских работ.

После землетрясения на Сахалине в 1995 году Росавиакосмос начал работы по созданию спутника «Вулкан», который должен был обнаруживать предвестников стихийных бедствий (наводнений, землетрясений...) Незавершенные НИОКР были переданы от одного института в другой, наименование изменилось. Закончены ли эти работы или как-то преобразованы и списаны? Ведь проблема предупреждения, например, о наводнениях осталась.

Прибалтийский «Янтарь» намерен утилизировать недостроенные сторожевой корабль «Туман» и учебное судно «Бородино». Оба принадлежат Минобороны и стояли у причала больше десяти лет. От достройки корабля и судна отказались в прошлом году, посчитав, что они уже слишком устарели.

Это потери федерального бюджета. Но ответственность заказчиков и госкорпораций не наступает. Почему, когда заказы открываются, то готовятся обоснования и т. д. А списать средства можно втихую. Хотелось бы спросить с тех, кто добивался денег.

Существенной поддержкой является протекционистская политика, когда приходится покупать то, что не нужно.

Например, Роскосмос внедряет «Глонасс», и собственники транспортных средств должны оплатить покупку навигационного оборудования. В ходе создания системы выявлены многочисленные хищения при строительстве Центра контроля тактико-технических характеристик, возводимого на территории ЦНИИмаш (Королев). Из федерального бюджета было выделено свыше миллиарда рублей. Однако смета превышена на 40 процентов, подписывались фиктивные акты по выполнению стройплана. Всего по делу проходят пять человек.

Ростех вместе со своей «дочкой» «РТ-Инвест» пытается реализовать проект мусоросжигательных заводов. Лет десять назад такие производства начал делать московский «Салют», но с уходом Игоря Елисеева как-то заглохло. Представляется, что покупать эти заводы должны будут регионы за бюджетные деньги.

Сильным является решение, обязывающее все нефтегазовые и транспортные компании России размещать судостроительные заказы на чудо-верфи завода «Звезда» в Большом Камне.

Можно приводить примеры и далее. Хорошо, что государство помогает предприятиям ОПК. Плохо, что зачастую это приводит к монополизму. А верные друзья монополизма – рост цен и коррупция.

Например, в феврале 2010 года правительство определило «Оборонэнергосбыт» единственным поставщиком для нужд Минобороны РФ. Но Главная военная прокуратура России в июле 2015-го сообщила, что при проверке выполнения госконтрактов на энергоснабжение военных объектов выявлены хищения на сумму почти миллиард рублей. Кроме того, используя липовые договоры с субподрядными организациями о якобы выполненных работах по обслуживанию сетей, злоумышленники похитили из казны более 400 миллионов рублей. По материалам проверки возбуждено уголовное дело.

Концерн ПВО «Алмаз-Антей» в соответствии с указом президента РФ имеет статус единственного поставщика по ФЦП «Модернизация Единой системы организации воздушного движения (ЕС ОВД) Российской Федерации (2009–2020)». Однако Счетная палата РФ, проверив эффективность использования средств на выполнение ФЦП, в феврале 2015 года отмечала, что «Алмаз-Антей» с возложенными на него обязанностями не справился. Значительная часть договоров, заключенных с концерном как с единственным поставщиком, фактически реализовывалась субподрядными организациями. Обязательства по разработке проектно-сметной документации концерн выполнял несвоевременно и некачественно. В мае этого года СМИ сообщили, что Счетная палата РФ приняла решение рекомендовать правительству РФ рассмотреть вопрос о целесообразности дальнейшего использования ОАО «Концерн ПВО «Алмаз-Антей» в качестве единственного поставщика товаров, работ и услуг программы.

В конце июня заместитель директора ЦЭМИ РАН Георгий Клейнер высказал мысль, что эффективность связана со справедливостью. Чем больше справедливости – тем выше эффективность.

А ведь справедливость проявляется по-разному. Например, бывший гендиректор екатеринбургского НПО автоматики им. академика Семихатова Леонид Шалимов был освобожден от должности за перенос пуска с космодрома Восточный на один день. На эту должность назначен Андрей Мисюра, ранее возглавлявший Министерство промышленности и науки Свердловской области. Случайно или нет, но через некоторое время предприятие объявило запрос предложений на аренду внедорожника Toyota Land Cruiser 200. Начальная цена контракта превышает 6,4 миллиона рублей. Можно отметить, что в январе – при прежнем руководстве – НПО автоматики брало в лизинг более скромную модель: трехлетняя аренда «Тойоты Камри» оценивалась в 1,6 миллиона рублей. Представляется, что внедорожник за 6,4 миллиона вряд ли вызовет «порывы долга перед Родиной» у работников НПО, которые готовили обращение к Владимиру Путину в защиту Леонида Шалимова.

Вряд ли поощрит труд корабелов приобретение Объединенной судостроительной корпорацией в лизинг двух автомобилей BMW премиум-класса за 11 миллионов рублей. Об этом в январе сообщили в Объединенном народном фронте.

Профессор Университета штата Нью-Йорк Роберт Карсон в книге «Что знают экономисты» указывает на два фактора справедливого распределения. Во-первых, это абсолютные размеры доходов каждого, получаемые при распределении. Во-вторых, это сравнение своих кровных с доходами других.

Насчет первого фактора хорошо высказался академик РАН и дважды Герой Социалистического Труда, почетный генеральный конструктор ОКБ им. Ильюшина Генрих Васильевич Новожилов. Он согласился, что сейчас статус авиаконструктора не может стать пределом мечтаний молодого человека.

Фонд перспективных исследований создан в 2013-м. Согласно 174-ФЗ, а также внутренним положениям он ищет инновационные идеи, содействует, курирует, информирует, мониторит. Не просматривается только помощь авторам, а также показатели для оценки эффективности его деятельности. Как 19 января отметил Владимир Путин на совещании по вопросам развития этого фонда, завершено семь проектов. То есть директор и шесть его замов за два года в среднем «откурировали» по одному проекту каждый. А уровень оплаты труда у кураторов существенно выше, чем на предприятиях ОПК. Согласно декларациям, размещенным на сайте ФПИ, за 2015 год доход генерального директора Григорьева А. И. составил 21,9 миллиона, его заместителей Габрука С. В. – 17,3 миллиона, Давыдова В. А. – 15,5 миллиона, Денисова И. И. – 18,2 миллиона, Панфилова А. В. – 17,6 миллиона, Сидорова И. А. – 15,7 миллиона, Шурыгина А. А. – 15,3 миллиона рублей.

В 2014–2015 годах Роснано, где в декабре 2015-го числился один работник, выплатило своей управляющей компании с 278 сотрудниками вознаграждение в размере восьми миллиардов рублей. Это в среднем по 1,2 миллиона рублей на человека ежемесячно (средняя зарплата в стране в те годы – около 30 тысяч рублей).

Вспоминается интервью, данное в 2006 году Минтимером Шаймиевым, о том, как безмерный лоббизм самолета SSJ губит гражданский авиапром. К сожалению, Шаймиев оказался провидцем. «Гражданские самолеты Сухого» завершили 2015 год с убытком 10,8 миллиарда рублей. ОАК поставила всего 25 гражданских самолетов против 33 машин годом ранее. И связано это с проблемами сбыта «Суперджета». Хотя в уставный капитал ГСС только в 2015-м было влито 100 миллиардов рублей, итальянцы решили сократить участие в проекте. В чем причины? Для начала хорошо бы ликвидировать в ОАК воровство.

http://vpk-news.ru/articles/31672

Первый испытательный сброс тактической термоядерной бомбы новой модели состоялся 1 июля 2015 года. Прототип подвесили на пилон истребителя-бомбардировщика F-15E, который вскоре отправился с авиабазы Неллис на полигон Тонопа. Все системы носителя и бомбы отработали штатно. В районе цели самолет произвел сброс бомбы, которая успешно навелась на указанную цель и условно поразила ее. В дальнейшем планировалось провести несколько новых испытательных сбросов для дополнительной проверки работы систем изделия B61-12.

Новый проект B61-12 LEP подразумевает использование термоядерного заряда от бомбы B61-4, отличающегося наименьшей мощностью во всем семействе, – 50 кт. На корпус с подобным боезарядом предлагается крепить набор различного оборудования, повышающего основные характеристики в соответствии с техническим заданием. В головной части боеприпаса помещается часть электроники, необходимой для подрыва заряда, а на хвосте монтируется специальный блок с аппаратурой управления, обеспечивающей наведение на указанную цель. Таким образом, в проекте B61-12 использовались те же идеи, что и в случае с бомбами JDAM, тоже построенными на основе существующего оружия.

Хвостовой отсек с системами управления комплектуется навигационной аппаратурой, автопилотом и рулевыми машинками, соединенными с поворотными плоскостями оперения. При помощи этого оборудования бомба может отслеживать свое положение в пространстве относительно цели, а также корректировать собственную траекторию. Согласно некоторым источникам, для наведения на цель новая бомба должна использовать инерциальную навигационную систему. Кроме того, возможно применение спутниковой навигации.

Предполагалось, что применение системы самонаведения позволит значительно повысить точность попадания в цель в сравнении с предыдущими бомбами семейства, а это даст возможность значительно сократить мощность боезаряда. Сравнительно меньшая мощность бомбы в таком случае компенсируется точным падением на цель или в непосредственной близости от нее. Для сравнения, ранние модификации B61 имели круговое вероятное отклонение до 160-180 м. В случае с B61-12 этот параметр должен сократиться до 5-10 м.

https://aftershock.news/?q=node/423135

Су-35 пошел по пути дальнейшего развития своих маневренных качеств, «забив» на остальные требования «пятого поколения», в том числе и на малозаметность.

Чье решение является верным – прояснит лишь реальная схватка в небе. Тем не менее, известно, что в ходе воздушной войны против Югославии, все 12 воздушных побед ВВС НАТО были одержаны в бою на дальних и средних дистанциях с помощью ракет средней дальности AIM-7 и AIM-120 AMRAAM (последняя УР с дальностью полета 100+ км и активной ГСН фактически относится к оружию большой дальности).

В такой ситуации явное преимущество сохраняется за F-35.

«Лайтнинг» имеет меньшую заметность, по сравнению с «Сухим» - сказываются его малые габариты (короче на 7 метров, размах крыла меньше на 4 метра) + полный набор атрибутов технологии «стелс»: безпереплетный фонарь, внутренняя подвеска вооружения, радиопоглощающие покрытия и минимум радиоконтрастных элементов на внешней поверхности фюзеляжа и крыльев. Компьютерное 3D-проектирование на основе пакета CATIA позволило с предельной точность обеспечить взаимное расположение крупногабаритных панелей конструкции истребителя, уменьшить число швов и размеры зазоров, сократить объемы крепежа.

Американское решение теоремы о «пятом поколении», в котором приоритет отдан малозаметности + некоторым национальным особенностям американского авиапрома (впечатляющий комплекс бортовой электроники и развитые ударные навыки, т.н. «бомбовоз»).

F-35A, напротив, демонстрирует объективные преимущества на дальних и средних дистанциях, при этом умеет таскать тонны бомб.

Все это указывает на заметное снижение ЭПР американского F-35 по сравнению с любым из его существующих конкурентов российского, китайского или европейского производства. «Американец» первым обнаружит врага даже в случае, если принять возможности средств обнаружения F-35 и Су-35 равными (что вряд ли – ведь на борту «Лайтнинга», помимо радиолокатора с активной ФАР AN/APG-81, установлена инфракрасная всеракурсная система обнаружения AN/AAQ-37 из шести оптико-электронных датчиков, взаимодействующих с комплексом РЭБ и РТР AN/AAS-37 и прицельными ИК-камерами системы AN/AAQ-40, обеспечивающая пилоту беспрецедентный уровень контроля окружающего пространства: навигация и пилотирование в ночных условиях, выявление местоположения работающих зенитных средств, оповещение о подлетающих ракетах и самолетах противника).

Не менее впечатляюще выглядят возможности оптико-электронный комплекс AN/AAQ-37 –система способна в автоматическом режиме фиксировать позиции зенитных средств и выявлять пуски баллистических ракет противника на дальности до 1300 км – неслучайно F-35 планируется внедрить в систему противоракетной обороны ВМС США.

Янки надеются, что каждый F-35 станет кластером в едином информационном пространстве Вооруженных сил – уже сейчас каждый истребитель оснащается широкополосной линией передачи данных MADL (Multifunction Advanced Datalink), специально разработанной для стелс-машин F-22, F-35 и B-2. В перспективе планируется оснащение F-35 высокозащищенным ИК-каналом передачи данных IFDL (Infra-Flight Data Link) для связи с самолетами ВВС США на коротких дистанциях.

Откровенно говоря, из «Лайтнинга» мог бы вырасти отличный тактической разведчик с впечатляющим набором средств для радиолокационного картографирования местности, ведения визуальной, ИК и РТР разведки.

Взамен «Лайтнинг» получил ряд специфических преимуществ, связанных с малозаметностью и боевым информационным обеспечением. Кроме того, создававшийся как замена для F-16, «Лайтнинг» пытается стать многофункциональным истребителем-бомбардировщиком. Внутренние отсеки вооружения изначально рассчитаны на подвеску управляемых бомб и крылатых ракет воздушного базирования. А если позволит обстановка – в ход пойдут шесть внешних точек подвески вооружения. Неслучайно заявленная боевая нагрузка F-35A превышает 8 тонн – больше, чем у солидного тактического бомбардировщика Су-24.

В сравнении с перспективными российскими истребителями МиГ-35, Су-35 или ПАК ФА, F-35 Lightning II не является плохим или хорошим самолетом. Он просто другой. Совершенно другая концепция ведения воздушного боя, практически исключающая возможность «ближних схваток» (knife fight), абсолютно другое назначение и функции, в значительной степени связанные с нанесением ударов по наземным объектам, а также работой в качестве управляемой боевой единицы в едином интеллектуальном пространстве Пентагона.

Однако, несмотря на оглушительный свист и оскорбления в адрес программы JSF, стоит заметить, что ни один из 72 построенных F-35 (данные на август 2013 г.) не был потерян в летных происшествиях.

Янки методично исправляют выявленные неполадки и с достойным восхищения упорством продвигают свой убер-самолет на мировом рынке, попутно успевая совершенствовать конструкцию. F-35 еще не принят на вооружение ни одной из строевых эскадрилий и не участвовал ни в одном из военных конфликтов, а разработчики уже задумываются над перспективным составом оборудования и вооружения нового поколения.

По этой причине, эксплуатация «высокотехнологичного» F-35 в строевых частях вряд ли окажется труднее эксплуатации Су-35 с двигателем АЛ-41Ф1С с управляемым вектором тяги. Создание двигателя с УВТ (или хотя бы ОВТ) требует недюжинных усилий, высоких технологий и уникальных конструкционных материалов, длительное время сохраняющих свои физические свойства в бушующем синем пламени реактивной струи.

Ремонт такой машины в «полевых» условиях, без присутствия высококлассных специалистов (сварщиков, слесарей механосборочных работ), в принципе невозможен. Эксплуатация истребителя с УВТ (ОВТ) потребует исключительно высокой «технической культуры» среди пилотов и обслуживающего персонала авиабаз и, как водится, «влетит в копеечку».

https://topwar.ru/32398-ne-strelyayte-v-pianista-neskolko-slov-v-zaschitu-f-35.html

Безусловно, большим плюсом JSF является размещение части вооружения этого истребителя на внутри-фюзеляжных узлах подвески. В двух грузоотсеках самолетов F-35A и F-35C, сформированных в нижней части фюзеляжа, вокруг канала воздухозаборника, могут располагаться две корректируемых авиабомбы GBU-3 калибром 2000 фунтов (900 кг), дополненные двумя ракетами класса «воздух-воздух» средней дальности AIM-120D AMRAAM.

В варианте, предназначенном для завоевания превосходства в воздухе, вооружение этих самолетов составляет восемь ракет типа AMRAAM и четыре УР «воздух-воздух» малой дальности AIM-9X «Сайдуиндер». Другие варианты оснащения F-35A и F-35C, отрабатываемые в первую очередь -четыре КАБ GBU-32 типа JDAM калибром 1000 фунтов (450 кг) и две ракеты AIM-120D или 16 перспективных управляемых планирующих авиабомб (УПАБ) малого диаметра типа SDB (Small Diameter Bombs) калибром 250 фунтов (120 кг), дополненные двумя AIM-120D.

Дополнительные схемы заполнения грузоотсеков F-35 (сертификация которых будет проведена, видимо, в более поздние сроки) предполагают подвеску двух УПАБ AGM-156 JSOW (снабженных раскрывающимся крылом и способных, в зависимости от высоты сброса, планировать на дальность до 70-90 км), четырех КАБ GBU-12 («Пейвуэй»П, 450 кг), восьми КАБ AGM-38 (JDAM) калибром 225 кг, разовых бомбовых кассет CBU-103/ 105 WCMD, противорадиолокационных ракет типа AGM-88 HARM, обычных свободнопадающих авиабомб калибром 1000 фунтов (четыре единицы) или 2000 фунтов (две единицы).

Общая масса сбрасываемого вооружения на самолетах F-35A и F-35С составляет 6800 кг. На F-35B она несколько меньше - порядка 5900 кг. Предполагается, что в первые часы конфликта, когда ПВО противника еще не подавлена, самолеты JSF будут использоваться с вооружением только на внутренних узлах подвески. Их целями станут важные объекты ПВО, командные пункты, узлы связи, аэродромы и другие основные «нервные узлы» и «болевые точки» противника, по которым потребуется ударить в первую очередь. Следует напомнить, что именного для такого обезоруживающего удара первого дня войны и создавалась в свое время американская «серебряная пуля» - малозаметный самолет F-1 17.

В дальнейшем, когда сопротивление зенитных средств и авиации противника ослабнет, самолеты должны начать работать в значительно более «производительном» режиме, неся бомбы и ракеты еще и на под-крыльевых узлах. Однако такой сценарий предполагает, что лишь «белые» «начинают и выигрывают». При других раскладах боевая живучесть JSF будет не на много отличаться от аналогичного параметра F-15E, F-16 или F/A-18.

Все модификации самолета F-35 несут четырехствольную 25-миллиметровую пушку GAU-22/A. Но если на F-35A применено орудие встроенного типа с боекомплектом 180 выстрелов, то на F-35C и F-35B используется контейнерная установка с боекомплектом на 220 выстрелов, подвешиваемая в грузоотсеке и стреляющая при открытой створке последнего.

По сравнению с «Тандерчифом» «Лайтнинг» II имеет значительно большую практическую дальность (2220 км против 1 240 км), что обусловлено более экономичным двигателем и большим относительным запасом топлива во внутренних баках.

Если в палубной авиации США появление «Лайтнинга» II (учитывая наличие на вооружении флота близкого по характеристикам «Супер Хорнита»), скорее всего, мало что изменит в принципиальном плане,то возможности авиации Корпуса морской пехоты США с принятием на вооружение F-35B должны измениться радикальным образом. Вместо дозвуковых, несущих весьма ограниченную боевую нагрузку на ограниченную дальность «Харриеров», дополненных сверхзвуковыми F/A-18С/ D, способными садиться и взлетать лишь с «полноразмерных» авианосцев и нормальных наземных аэродромов, «бритые затылки» впервые за свою историю получат полноценный сверхзвуковой многофункциональный истребитель, имеющий возможность действовать с палубы универсальных десантных кораблей и с береговых площадок ограниченных размеров (длиной всего 180-200 м).

Следует сказать, что самолеты F-35A и F-35B обладают практически одинаковыми летными характеристиками. Увеличение веса снаряженного самолета F-35B за счет размещения дополнительных агрегатов силовой установки, обеспечивающих создание вертикальной тяги, компенсируется снижением запаса топлива на 1760 кг. В результате истребитель приобретает дополнительное важнейшее качество - способность укороченного взлета и вертикальной посадки. При этом уменьшается боевой радиус действия (930 км по сравнению с 1130 км у F-35A), но существенно упрощаются условия базирования F-35B, что позволяет использовать его с аэродромов «подскока», расположенных в непосредственной близости от противника. Значительно сокращается и АНЗ, не требующийся в таком количестве самолету с вертикальной посадкой. Таким образом, глубина наносимых F-35B ударов по сравнению с F-35A практически не уменьшается, а время реакции авиационных подразделений на запросы командования сухопутных войск снижается.

К недостатку F-35B можно отнести тот факт, что он, в отличие от F-35C, имеет нескладывающееся крыло, Это увеличивает площадь, занимаемую этой машиной на палубе корабля.

Основными носителями F-35B в ВМС США должны стать универсальные десантные корабли (фактически - десантные авианосцы) нового поколения LHA-R, головным разработчиком и строителем которых является компания «Нортроп Грумман». Первый корабль нового типа планируется ввести в строй в 2013 году, а всего намечено построить 12 LHA-R. Вместе с 31 десантно-вертолетным доком LDP-H (головной - «San Antonio» - в 2008 году введен в строй) эти корабли составят основу амфибийных сил ВМС США до середины текущего столетия.

LHA-R водоизмещением более 50000 т, длиной 281 м и шириной (по полетной палубе) 35 м будет способен принимать на борт авиакрыло, насчитывающее более 40 летательных аппаратов, включая самолеты F-35B, конвертопланы MV-22 «Ос-при», а также вертолеты обычных типов. Состав авиакрыла будет меняться в зависимости от поставленной задачи. В док-камере смогут размещаться десантно-высадочные средства (в том числе и на воздушной подушке), а помимо экипажа из 1850 человек, «десантный авианосец» будет способен доставлять к району высадки и 1100 морских пехотинцев с соответствующим вооружением.

Вероятно, самолетами F-35B будут оснащаться и универсальные десантные корабли LHD-1 (тип «Wasp») водоизмещением 40530 т. Восемь таких кораблей со сквозной полетной палубой, способных брать на борт до 42 ЛА, вступили в строй в 1989 - 2005 гг.

Появление на вооружении корпуса морской пехоты самолетов F-35B (что должно состояться в 201 2 году, практически одновременно с введением в строй первого универсального десантного корабля LHA-R) радикально усилит ударную мощь, оборонительные возможности, мобильность и автономность КМП. Теперь «морпехи» смогут действовать более самостоятельно, в ряде случаев - без поддержки «больших» авианосцев. А возможность самолетов F-35B пользоваться для рассредоточения многочисленными полевыми площадками, максимально приближенными к передовой, значительно повысит эффективность и живучесть авиации морских пехотинцев.

Очевидно, F-35B действительно имеет шанс стать боевым самолетом, совершившим революцию в тактической авиации, сделав ее по-настоящему безаэродромной. И это понимают не только в США (где ряд специалистов ВВС уже высказывал мысль о возможности вместо части F-35A заказать 300 F-35B), но и за рубежом. В частности, ВВС Израиля рассматривали возможность заказа в дополнение к F-35A и партии самолетов F-35B.

Появление этой машины может оказать весьма заметное влияние и на развитие палубной авиации, Уже сегодня в Испании и Таиланде, обладающих авианесущими кораблями «Ргiпсiре de Asturias» и «Chakri Naruebet» сравнительно малого водоизмещения (соответственно, 17200 и 1 1 500 т), рассматриваются фактически безальтернативные планы замены «Лайтнингами» II морально устаревших СВВП AV-8B «Харриер». В перспективе F-35B может вернуть в число «членов авианосного клуба» и Японию, в настоящее время ведущую работы по строительству крупных авианесущих противолодочных эскадренных миноносцев со сквозной полетной палубой, авиационное крыло которых пока ограничивается лишь вертолетами. По сходному пути движется и флот Южной Кореи.

Однако нельзя не отметить (и это не вульгарный поиск отечественных приоритетов везде и всюду, воспетый еще в знаменитом анекдоте про «Россию - родину слонов», а факт, признаваемый и самими американцами), что облик F-35B во многом сформировался под влиянием советского СВВП Як-41М (более известного как Як-141), у которого американцы заимствовали такой ключевой элемент конструкции, как поворотное в вертикальной плоскости сопло подъемно-маршевого двигателя.

http://www.nnre.ru/transport_i_aviacija/aviacija_i_kosmonavtika_2010_02/p5.php

Гурэ приводит пять шагов, которые НАТО должно предпринять для увеличения своего сдерживающего потенциала в Европе, а также для поддержания стабильности на континенте.

Во-первых, альянс, пишет он, должен улучшить свои способности в области разведки, наблюдения и рекогносцировки.

«И это не новость, что НАТО испытывает дефицит в данной сфере», – говорится в статье.

Еще несколько лет назад бывший министр обороны США Роберт Гейтс предупреждал руководство НАТО о необходимости увеличения капиталовложений в эту область. А бывший командующий силами НАТО в Европе генерал Филип Бридлав в 2015 году заявил сенату США, что проведенные Москвой «военные операции на Украине и в регионе в целом» выявили существующие у альянса «критические пробелы» в сфере сбора и анализа разведданных.

Во-вторых, по мнению National Interest, Североатлантическому альянсу необходимо увеличить свой военно-воздушный потенциал. Воздушные силы – это, как отмечается в статье, самый гибкий из имеющихся у НАТО инструментов. Он имеет крайне важное значение для уничтожения систем ограничения/блокирования доступа, которые Россия создала в Калининграде и других местах.  Причем альянсу жизненно важно сделать шаг в сторону воздушных боевых судов пятого поколения. Так, например, если члены НАТО примут на вооружение истребители-бомбардировщики пятого поколения F-35, то это, как утверждается в статье, приведет к кардинальным изменениям баланса воздушных сил в Европе.

В-третьих, считает Гурэ, альянсу необходимо серьезно подойти к выстраиванию интегрированной  противовоздушной и противоракетной обороны.

«Одна из самых раздражающих возможностей в арсенале России – это интегрированная система противовоздушной обороны. НАТО нужно развить и развернуть подобную систему, которая будет защищать крайне важную инфраструктуру и лишит Россию обезоруживающей возможности нанесения первого удара обычным вооружением», – говорится в статье.

В-четвертых, альянсу нужно «вновь открыть для себя радиоэлектронную борьбу (РЭБ)», считает обозреватель National Interest. После окончания холодной войны армии западных стран обращались к такому типу ведения борьбы только в рамках контртеррористических усилий.

«Для адекватного ведения современной радиоэлектронный борьбы (Западу) не хватает систем, персонала и концепций проведения операций. И эту ситуацию надо исправлять», – подчеркивает издание.

Наконец, в-пятых, нужно модернизировать ядерные силы США/НАТО и их ядерную доктрину, убежден автор. Если учитывать то, какая роль отводится ядерному оружию в стратегии Кремля по развалу НАТО и дестабилизации Европы, то Вашингтону жизненно важно заняться своими технологическими, операционными и стратегическими недостатками в сфере тактического ядерного оружия, а также ядерного оружия театра военных действий. Нужно убедить Кремль в том, что попытка снять напряженность в обычном конфликте посредством ограниченного использования высокоточного ядерного оружия будет встречена в схожей манере.

В завершение National Interest пишет, что вызов со стороны Кремля связан не столько с какой-то особенностью российского военного потенциала, сколько с «кажущимся отсутствием у Запада политической воли защищать себя».

«Увеличение расходов на оборону со стороны крупных стран НАТО на полпроцента или даже на четверть процента объединит альянс и ясно даст России понять, что Запад будет защищаться. Угроза, которую Россия представляет для Североатлантического альянса, – это во многом результат слабости последнего, а не силы и решительности первого», – подытоживает Дэн Гурэ.

https://cont.ws/post/336700

В Китае в 2010 году была разработана одна из наиболее совершенных РСЗО большой дальности AR3, в которой для высокоточного поражения стратегически важных объектов противника применяются 300-мм неуправляемые и корректируемые реактивные снаряды и 370-мм управляемые ракеты, смело относящиеся к классу оперативно-тактических баллистических ракет, дальность первых уверенно достигает 130 км, последних – 220 км. Снаряды имеют спутниковую ИНС, управляющую малыми аэродинамическими рулями, позволяющую реализовать КВО (круговое вероятное отклонение) не более 50 м, что превращает ранее самое беспощадное и смертоносное ракетное вооружение в сложный и достаточно гуманный высокоточный комплекс «умной войны».

Совершенно недавно, при поддержке китайских военных корпораций, успешной разработкой перспективной РСЗО смогла похвастаться и Белоруссия. Высокоточная РСЗО «Полонез», оснащаемая аналогом китайского управляемого реактивного снаряда А-200 калибром 301 мм, способна 8-ракетным залпом одновременно поражать различные укрепрайоны и опорные пункты противника на дальностях около 200 км. Но именно Поднебесная стала основной «кузницей» подобного рода вооружения, ведь при китайской плотности населения и таких мощных и не очень дружественных соседях как Индия, вопрос точности РСЗО ставится на первое место, да и иностранные заказчики смотрят на неуправляемые снаряды штатных РСЗО как на «архаизм».

9 сентября 2015 года стало известно о продвижении интереснейшего проекта – реактивного снаряда с разведывательным беспилотным летательным аппаратом Т-90 на борту 300-мм НУРС 9М534 системы БМ-30 «Смерч», о чём сообщил РИА «Новости» заместитель генерального директора «Техмаша» Д. Рытенков. С российской стороны разработкой перспективного снаряда занимается предприятие НПО «Сплав», но в доводке изделия принимает участие также и китайская сторона.

Как известно, перед проведением артиллерийской подготовки или любого другого удара из артиллерийских систем, должна быть оперативно проведена ближняя или дальняя территориальная разведка. РСЗО «Смерч», предназначенная для поражения противника на удалении 70 – 120 км (в зависимости от типа НУРС), нуждается в более скоростном средстве воздушной разведки, так как за время подлёта обычного БПЛА типа «Орлан-10» в боевой район для подтверждения координат целей оперативно-тактическая обстановка может резко измениться, поскольку ему для этого потребуется от 35 до 45 минут (скорость 150 км/ч).

Установленный же в НУРС 9М534 беспилотник Т-90 сразу после схода с ПУ боевой машины «Смерч» набирает гиперзвуковую скорость свыше 1200 м/с (около 4500 км/ч), за счёт чего дрон окажется над целью всего за 1,8 – 2,5 минуты (учитывая замедление ракеты на траектории). Такое подлётное время позволит наиболее быстро и чётко выявить координаты необходимых целей, которые точно не успеют покинуть боевого поля прицеливания РСЗО «Смерч». Гиростабилизированная ТВ-камера высокого разрешения с блоком передачи телеметрического изображения по радиоканалу связи сделает своё дело. Применение высокоскоростного НУРСа в качестве носителя разведывательного БПЛА решает и ещё одну, не менее важную проблему.

Очень часто для разведки наземных целей, находящихся на большой оперативной глубине подконтрольной противнику территории, операторы беспилотных разведывательных авиационных комплексов вынуждены «в слепую» вести аппарат над зонами противника, которые «напичканы» громадным количеством высокоэффективных систем ПВО малой/средней дальности, в том числе с пассивным методом наведения (ИКГСН), вычислить и идентифицировать места развёртывания таких комплексов не так-то просто, даже с привлечением самолётов оптико-радиотехнической разведки типа Ту-214Р.

Использование 4Махового снаряда 9М534 позволяет решить эту проблему легко и качественно. Во-первых, его маршевый участок траектории проходит на высотах свыше 20 – 25 км (недосягаемый потолок для большинства средних систем ПВО/ПРО), да и скорость совершенно не вписывается в рамки «лёгкого» перехвата ЗУР-перехватчиками таких систем ПВО как «Бук-М1», «Spider» и др. Беспилотник сможет беспрепятственно достигать места боевого применения.

Кроме того замечу, что применение подобных радикально усовершенствованных оперативных разведывательно-ударных методик ведёт к общему прогрессу реактивной артиллерии. В качестве «снаряжения» неуправляемых реактивных снарядов семейства 9М55Ф или более дальнобойных 9М542 (экспортная версия ракеты для «Смерча» с дальностью 120 км) может быть использован не только маленький беспилотник Т-90, но и более серьёзные средства воздушной разведки и поражения: это может быть и специальный компактный гиперзвуковой летательный аппарат с треугольным крылом большой стреловидности, способный при помощи компактного ПВРД проводить оптическую и радиоэлектронную разведку на высоте 30-35 км на скорости до 5М, а может быть и специализированная боевая ступень с малогабаритной боевой частью для поражения удалённых морских и наземных целей, либо высокочастотный микроволновой генератор для повреждения бортового радиоэлектронного оборудования стратегической и тактической авиации противника. Такие боевые ступени могут значительно увеличить радиус действия известного нам «Смерча» со 120 возможных километров до 200 – 250 км, что будет вполне соизмеримо с тактическими крылатыми ракетами большой дальности.

Наш тульский НПО «Сплав» совместно с китайскими «NORINCO» и «SCAIC» на данный момент занимаются доводками уже разработанного вспомогательного комплекса тактической разведки для 300-мм РСЗО, который позволит по-иному взглянуть на использование этого грозного вида вооружения.

https://topwar.ru/84515-prover-takticheskie-preimuschestva-giperzvukovogo-drona-dlya-smercha.html

Противник, начиная боевые действия против нашего флота, в качестве первоочередных объектов удара будет выбирать корабли, несущие наибольшую угрозу, те, что способны поражать объекты в глубоком тылу с применением как обычных, так и ядерных систем оружия. Теперь же фактически любой российский малый боевой корабль или даже катер может рассматриваться противником как носитель стратегического оружия, подлежащий уничтожению в первую очередь. А это физически невозможно даже при подавляющем превосходстве в силах. Ведь выявить малые корабли и катера в прибрежных бухточках и устьях рек практически нереально.

Однако, отмечая успехи нашего флота, нельзя умолчать и о проблемах. А их столько, что они в значительной мере нивелируют имеющиеся достижения. Более чем 20-летнее планомерное удушение нашего флота по всем направлениям все-таки сказывается.

Прежде всего следует констатировать, что по своему боевому составу он неспособен полноценно противостоять угрозам с морских и океанских направлений, а также решать другие задачи мирного и военного времени. Демонстрация флага и выполнение иных мер поддержки дипломатической деятельности России требуют выделения соединений преимущественно надводных кораблей океанской зоны численностью не менее трех – пяти единиц во главе с минимум одним кораблем класса крейсер или авианосец. Оценка существующей и прогнозируемой внешнеполитической активности России дает основания предполагать, что потребности составят не менее трех – пяти походов таких групп на каждом из океанских флотов в год.

Участие в миротворческих операциях и демонстрация решимости защитить интересы России в районах военных конфликтов потребуют выделения группировки численностью от шести – восьми до 20–30 надводных кораблей, включающих минимум один авианосец, и от двух-трех до пяти-шести подводных лодок. При этом требуемая численность морской пехоты на борту может достигать батальона и более.

При достаточно длительных военных конфликтах, где затрагиваются интересы России, присутствие такой группировки может быть необходимо в течение достаточно длительного времени.

Полноценное решение задач поиска группировок ВМС иностранных государств и слежения за ними, ведение разведки морских и океанских ТВД потребует наличия спутников, чтобы с периодичностью два – пять часов просматривать ключевые районы Мирового океана, а также присутствия в наиболее важных из них хотя бы по одному кораблю или подводной лодке. Речь идет о южной части Атлантического и Тихого океанов, а также зоне Индийского океана.

Есть необходимость вести воздушную разведку наиболее важных районов морских и океанских ТВД с периодичностью хотя бы один раз с сутки, что потребует от трех-четырех до 10–12 и более самолето-вылетов ежесуточно.

Задача боевого патрулирования в готовности к нанесению ядерных ударов по противнику требует постоянного нахождения в море не менее трех-четырех РПЛ СН, залп которых даже с учетом возможной потери одной из них позволит нанести противнику гарантированный неприемлемый ущерб. Для их боевого обеспечения нужны группировки противолодочных сил общей численностью 10–12 надводных кораблей ближней морской зоны, три-четыре многоцелевые атомные и 5–8 неатомных подводных лодок и три-четыре самолета противолодочной авиации. Для контроля воздушного пространства в районе патрулирования РПЛ СН необходимо наличие хотя бы одного самолета или вертолета радиолокационного дозора и управления.

Поддержание благоприятного оперативного режима в районах военно-морских баз, ПМТО и боевой подготовки сил флота также требует на всех театрах группировки сил общей численностью до 20–30 надводных кораблей ближней морской зоны разных классов, а также 10–12 неатомных подводных лодок.

С началом военных действий численность кораблей в море придется значительно увеличить.

Для решения задачи хотя бы ослабления группировки авианосных сил вероятного противника в дальней морской зоне (которая на каждом из океанских театров может достигать четырех-пяти авианосных групп) потребуется создать адекватную ударную группировку численностью не менее 10–12 многоцелевых и шести – восьми ракетных подводных лодок, одного-двух авианосцев, пяти – восьми ракетных крейсеров и эсминцев УРО с ракетами большой дальности (500–800 км), 10–15 фрегатов с ракетами средней дальности, дивизии морской ракетоносной (или дальней) авиации и не менее полка разведывательной авиации океанской зоны.

Борьба с подводными лодками противника в ближней морской зоне (где их численность может достигать 10–15 единиц) и обеспечение боевой устойчивости РПЛ СН на каждом из океанских ТВД потребует создания группировки противолодочных сил численностью три – пять атомных и 15–20 неатомных ПЛ, 30–40 кораблей класса корвет, сторожевой или малый противолодочный корабль, 25–35 самолетов и до 40 вертолетов противолодочной авиации.

На закрытых морских ТВД, Балтийском и Черноморском, необходимая численность группировок противолодочных сил может составить до 15 неатомных ПЛ, 20–25 кораблей класса корвет, сторожевой или малый противолодочный, до 20 самолетов и до 25 вертолетов ПЛА.

Для борьбы с надводными кораблями в морях и районах океанов, непосредственно прилегающих к нашему побережью, на каждом из флотов требуется создание группировки численностью 10–15 корветов и МРК с ракетным оружием средней дальности, 20–25 ракетных катеров, до трех-четырех дивизионов береговых ракетных комплексов средней дальности и полк морской штурмовой авиации (на Су-24 или Су-34).

Специфика прикрытия сил флота в море предполагает включение в состав каждого из флотов как минимум полка истребительной авиации и эскадрильи самолетов (допускающих базирование на авианосцах) или вертолетов ДРЛО и У.

Задача содействия приморскому флангу армии подразумевает создание на каждом из флотов группировки численностью от 10–12 до 20–25 десантных кораблей, полка транспортно-боевых вертолетов, полка или дивизии морской пехоты, которая позволит осуществлять высадку тактических десантов и войск первого эшелона.

Борьба с минной опасностью в районах базирования флота, на маршрутах развертывания и морских коммуникациях требует группировки до 50 тральщиков на каждом из флотов.

Если завтра война . Сопоставление потребностей с имеющимся боевым составом свидетельствует, что по реальным возможностям наши флоты недотягивают даже до 20–25 процентов требуемого. При этом большая часть кораблей нуждается в ремонте, среднем или даже капитальном. Невелик процент исправной авиатехники. Соответственно и прогноз возможностей нашего флота в более или менее масштабном конфликте не очень радостный.

“ Наши флоты недотягивают даже до 20–25 процентов требуемого уровня. Большая часть кораблей нуждается в ремонте ”

Задачу разгрома надводной и подводной группировок ВМС противника в операционной зоне как Северного, так и Тихоокеанского флотов решить вряд ли удастся. Каждый из наших океанских флотов в ходе первых операций сможет в лучшем случае лишь ослабить противостоящие им АУС США, уничтожив до 20 процентов боевых кораблей из их состава. Из развернутых в ближней морской зоне подводных лодок противника удастся уничтожить не более 10–15 процентов. При этом потери наших океанских флотов могут достигнуть от 30–40 до 60–70 процентов в зависимости от рода сил, после чего они утратят значение как оперативно-стратегические объединения. Далее противник сможет без помех решать задачи высадки оперативных десантов на наше побережье, в частности на Камчатку, острова Курильской гряды и Сахалин, наносить удары с морского направления по объектам Вооруженных Сил и экономики нашей страны.

Северный флот не решит с требуемой эффективностью ключевую для него задачу обеспечения боевой устойчивости РПЛ СН. Имеющиеся у него противолодочные силы позволяют контролировать лишь малую часть районов патрулирования и акваторий, прилегающих к местам базирования сил флота в Баренцевом море.

Не лучше ситуация в случае крупномасштабного конфликта и в зонах ответственности наших морских флотов – Черноморского и Балтийского. Их силы, как показывают расчеты, смогут в ходе первых операций уничтожить не более 20 процентов надводных кораблей и катеров и до 15 процентов подводных лодок ВМС противника. При этом прогнозируемые собственные потери по кораблям основных классов и катерам – 30 процентов, по подлодкам – 50 процентов и более, по авиации – как минимум 40 процентов, по береговым войскам – до 50 процентов. То есть уже к концу первой недели боевых действий потери Черноморского и Балтийского флотов достигнут критической величины, тогда как ВМС противника сохранят свою боеспособность. Задача завоевания превосходства даже в прибрежной зоне Черного и Балтийского морей (особенно в Калининградском особом районе) станет для нас чрезвычайно трудноразрешимой.

В ограниченных локальных конфликтах против слабых в военно-морском отношении стран ценой привлечения боеспособных кораблей из состава всех флотов страны Россия создаст требуемую группировку сил, способную решить поставленные перед ней задачи. Однако обеспечить ее длительное присутствие в районе будет также весьма проблематично.

Однако надо признать, что при существующих тенденциях в отечественной экономике и политике ресурсов для восстановления военно-морского могущества даже в среднесрочной перспективе будет явно недостаточно, ведь разгромлен за прошедшие почти четверть века не только флот, но и другие виды и рода войск ВС РФ. Развитие некоторых из них (например РВСН и ВКС) является более приоритетной задачей. Поэтому воссоздания до минимально необходимого уровня потенциала нашего флота в приемлемые сроки ожидать не стоит.
http://vpk-news.ru/articles/31585