Общественно-деловая
прогнозно-аналитическая
газета
Видение 2020
Какая политическая и социально-экономическая система сложилась сегодня в России?

феодально-вассальная

социально-демократическая

криминально-олигархическая

кланово-капиталистическая

диктаторско-монархическая

советско-социалистическая

оккупационно-паразитическая

Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 года

Покорение белой расы

Славянское царство

Пьёшь и куришь - писаешь мозгами

Фото архив






Определить новое время войны - 4

Инициатива №252 (часть 4)

Свои пушки, стреляющие на большую дальность, немецкие войска изготавливали из 381-миллиметровок (15-дм), имеющих длину 45 калибров (17,1 м). Сначала рассверливали ствол, затем осуществляли вставку длинной трубы, расположенной внутри и выступавшей на 12,9 м. В итоге, размер пушки в длину составил 30 м. У пушки также имелось снабжение: 210-мм лейнер, имеющий очень большую толщину; после разгорания его было возможно рассверлить вплоть до 240 мм, а затем даже до 260 мм. Ствол имел не очень большую живучесть: всего 50 выстрелов. Когда орудие осуществляло свои 50 выстрелов, его демонтировали, затем организовывали перевозку на завод, а потом рассверливали до следующего калибра и осуществляли установку на железнодорожный транспортёр. Вся же живучесть ствола составляла 150 выстрелов. Немецкие войска всего изготовили тройку железнодорожных транспортёров; естественно, они были способны нести такое орудие. Главная балка осуществляла опору на четыре тележки. Выстрелы производились с основания, изготовленного из бетона; его верхняя часть имела возможность вращения. При этом осуществляли выкат тележек из-под главной балки; это была схема стрельбы с основания, имеющего состояние постоянного; эту схему когда-то предлагал полковник Уэдерд; в скором времени она получила очень широкое применение по береговой обороне.

Дистанция стрельбы установки была 125 км; она открывала обновлённые возможности артиллерии железнодорожников и, кстати, многим она не показалась предельной дистанцией. Первая мировая война имела по своим масштабам очень резкое и большое отличие от всех войн, произошедших ранее. Армии могли сражаться только лишь при том, условии, когда с тыла подвозят огромное количество боевых припасов, продовольствия, а также других ресурсов; следовательно, большое значение получил обстрел морских портов, железнодорожных узлов и промышленных центров.

https://ru.wikipedia.org/wiki

С установкой орудия также возникли определенные трудности. К огневой позиции пушка вместе с 256-тонным лафетом доставлялась на 18-осной железнодорожной платформе. Вначале ведение огня планировалось с «колес»: откат по линии железной дороги гасил энергию отдачи. Однако эта система не позволяла осуществлять горизонтальную наводку. Тогда для пушек была оборудована огневая позиция по образцу применяемой в береговой артиллерии: на бетонированной площадке оборудовался рельсовый поворотный круг, по которому направлялись поперечные колеса кормовой части лафета. Носовая часть могла поворачиваться вокруг центральной опоры, таким образом обеспечивался широкий угол горизонтальной наводки. Высота лафета позволяла осуществлять вертикальную наводку углом до 55—60 градусов. Общая масса артустановки достигала 750 тонн. Расчет — около 60 морских артиллеристов. Система получила название «Пушка «К» («Kolossal»), часто орудие ошибочно именуют «Длинным Максом». По Парижу вели огонь три орудия этого типа.

Снаряд весом 103—118 кг снабжался разрывным зарядом массой всего 7 кг. Это было связано с большим аэродинамическим нагревом его конструкции во время полета: меньшая толщина стенок снаряда привела бы к возгоранию заряда и разрушению конструкции. Подготовка к ведению огня была довольно трудоемким делом: вначале тщательно обследовались ствол, снаряд и пороховой заряд. После этого с учетом данных метеосводки проводился расчет траектории выстрела. При угле возвышения ствола 52 градуса 30 минут снаряд с начальной скоростью 1578 м/с через 20 секунд выходил на высоту 20 км, а еще через 90 секунд достигал вершины траектории за пределами атмосферы (высота — 40 км!). После прохождения потолка траектории боеприпас вновь входил в атмосферу, разгонялся до скорости 922 м/с и падал на цель. Максимальная дальность стрельбы составляла 120 км, дистанция от позиций «Парижанок» до цели — 110 км с небольшим. Боевая скорострельность составляла 1 выстрел в 5 минут.

Производство выстрела сопровождалось критическими силовыми нагрузками на конструкцию орудия. После вылета снаряда из дула ствол пушки в течение двух — трех минут колебался со значительной амплитудой. Если во время суточных стрельб производилось несколько выстрелов, то после их окончания ствол приходилось снимать кранами с лафета и распрямлять его. Кроме того, под воздействием пороховых газов — продуктов сгорания мощного 250-килограммового заряда и трения снаряда о канал ствола последний быстро «расстреливался», то есть существенно увеличивался его калибр. С учетом «тонкой» техники прицеливания в процессе эксплуатации к орудию подавались все более крупнокалиберные снаряды (до 220 Мм). Этот недостаток требовал и частой замены стволов.

http://voenoboz.ru

Появившаяся к концу Второй Мировой войны авиационная техника не оставляла никаких сомнений в одном простом факте: существующие зенитные средства уже устарели. В самое ближайшее время все имеющиеся зенитные орудия не только потеряют свою эффективность, но и станут практически бесполезными. Требовалось что-то совершенно новое. Однако до создания полноценных зенитных ракет оставалось немало времени, а защищать воздушное пространство нужно было уже сейчас. Увеличение высот полета самолетов привело военных нескольких стран к своеобразному «увлечению» зенитными орудиями особо большого калибра. К примеру, в конце сороковых и начале пятидесятых в СССР конструкторы работали над проектом орудия КМ-52 калибра 152 миллиметра.
В это же время в Великобритании развитие зенитных систем также шло по направлению увеличения калибра. До 1950 года было проведено две опытно-конструкторские работы под названиями Longhand и Ratefixer. Целью обеих программ было увеличение калибра зенитных пушек и одновременное повышение темпа стрельбы. В идеале орудия этих проектов должны были представлять собой некие гибриды крупнокалиберных зенитных пушек и скорострельных автоматов малого калибра. Задача была непростой, но английские инженеры с ней справились. В результате программы Longhand было создано 94-мм орудие Mk6, также известное под именем Gun X4. Программа Ratefire привела к созданию сразу четырех 94-мм пушек, обозначенных литерами C, K,CK и CN. До 1949 года, когда Ratefire закрыли, скорострельность пушек удалось довести до 75 выстрелов в минуту. Gun X4 была принята на вооружение и использовалась до конца 50-х. Продукты программы Ratefire, в свою очередь, в войска не пошли. Результатом проекта стал только большой объем материалов, касавшихся исследовательской стороны проектирования таких артиллерийских систем.
Все эти наработки планировалось использовать в новом, более монструозном проекте. В 1950 году RARDE (Royal Armament Research & Development Establishment – Королевское управление по исследованию и разработке вооружений) выбрало в качестве разработчика новой системы известную фирму Vickers. В первоначальном техническом задании говорилось о создании скорострельного зенитного орудия калибра 127 мм (5 дюймов) с водяным охлаждением ствола при стрельбе и с двумя барабанными магазинами на 14 выстрелов каждый. Автоматика пушки должна была работать за счет внешнего источника электроэнергии, а в качестве метаемого снаряда предлагался стреловидный оперенный боеприпас. Управление огнем нового орудия, согласно заданию, должен был осуществлять один человек. Информация о расположении цели и необходимом упреждении выдавалась ему отдельной РЛС и вычислителем. Для облегчения разработки компания «Виккерс» получила всю необходимую документацию проекта Ratefire.

Проект назвали QF 127/58 SBT X1 Green Mace («Зеленая булава»).

http://armyman.info/artilleriya/zenitnaya/36700-127-millimetrovaya-zagadka.html

В 1947 году конструкторское бюро завода № 8 под руководством главного конструктора Л. В. Люльева разработало тех. проект по теме «31410». Данный проект получил название «130-миллиметровая подвижная пушка с ССП». Пушка предназначалась для уничтожения воздушных целей, летящих на высоте до 19500 м. Согласно проекту, она должна была обладать следующими характеристиками: масса снаряда – 33,4 кг; начальная скорость – 970 м/с; потолок – 20 тыс. м. В том же году проект утвердили ГАУ и Министерство вооружений. Пушке присвоили индекс КС-30. В следующем 1948 году завод № 8 изготовил опытный образец орудия КС-30 подвижного типа, который прошел малые заводские испытания в ноябре того же года. 25 декабря 1948 г. образец был сдан заказчику, 28 декабря его отправили на научно-исследовательский зенитно-артиллерийский полигон (НИЗАП). 1948 году заводом имени Кирова была изготовлена опытная платформа КС-30П. В течение 1949 года проводилась доработка опытного образца платформы и чертежей. В декабре 1949 года было изготовлено и сдано заказчику еще четыре платформы.

5 – 17 апреля 1950 г. опытная батарея КС-30 (четыре орудия с ГСП-130) прошла на заводе № 8 заводские испытания без стрельб. Однако военная приемка их принимать отказалась, поскольку некоторые механизмы к ним не были изготовлены. Кроме того, были отмечены неполадки: например, на системе № 3 лоток качался неправильно, происходили отказы досылателей и др.

Вторую сдачу батареи наметили на июнь 1950 г. К этому времени должны были осуществить сдачу двух АЛД-100-2 (агрегаты питания) поставки Минэлектропрома. Их изготовлением занимался завод № 686. Завод № 172 был назначен головным производителем КС-30. Завод № 232 занимался изготовлением качающиеся части для зенитного орудия.

Завод № 232 в 1953 году начал изготовление опытных стволов. В новых стволах была изменена нарезная часть (число нарезов было уменьшено с 40 до 28; при этом ширина поля изменилась с 4,2 мм на 6,29 мм; ширина нареза – с 6,0 мм на 8,3 мм). Это позволило повысить надежность, устойчивость снаряда, а также снизить износ ствола.

Завод № 172 20 апреля 1956 г. отправил в главное артиллерийское управление письмо, в котором предлагалось улучшить характеристики 130-мм зенитного орудия КС-30. В частности предлагалось:

- увеличить начальную скорость снаряда с 970 до 1100 м/с;
- увеличить скорость приводов наведения: горизонтального — с 25 до 40 град/сек; вертикального — с 9 до 20 град/сек;
- ввести в конструкцию механизм автоматического внесения поправок на углы горизонтального и вертикального наведения орудия с учетом наклон оси цапф люльки.
Чтобы получить данные характеристики, завод предлагал ввести дульный тормоз и механизм заряжания, увеличить мощность ГСП, ввести частичное лейнирование ствола или применить составную трубу.

http://armyman.info/artilleriya/zenitnaya/28046-sovetskoe-130-millimetrovoe-zenitnoe-orudie-ks-30-1948-g.html

Eще один интересный способ борьбы с RAM-целями предложила немецкая фирма Krauss-Maffei Wegmann, главный поставщик бронетанковой техники бундесвера. В качестве средства перехвата она предложила использовать 155-мм самоходные гаубицы PzH 2000, с 1996 года состоящие на вооружении немецкой армии и являющиеся на сегодняшний день одними из наиболее совершенных ствольных артиллерийских систем в мире. Этот проект получил наименование SARA (Solution Against RAM Attacks — решение против RAM-нападений). Высочайшая точность стрельбы, высокая степень автоматизации и относительно большой угол возвышения (до +65°) делали данную задачу технически вполне реализуемой. К тому же 155-мм снаряд способен доставить к цели гораздо большее число поражающих элементов, что увеличивает размер «осколочного облака» и вероятность уничтожения цели, а дальность стрельбы PzH 2000 значительно превосходит дистанции огня малокалиберной артиллерии. Eще одним преимуществом гаубиц как средства C-RAM является их универсальность: они могут не только перехватывать реактивные снаряды и мины в воздухе, но и поражать их огневые позиции на земле, а также решать все другие задачи, свойственные обычному артиллерийскому орудию. К такой идее специалисты KMW пришли после испытаний гаубиц PzH 2000 на двух фрегатах класса «Заксен» (проект F124), установленных на их палубе в качестве корабельных артустановок в рамках проекта MONARC. 155-мм cухопутные орудия прекрасно показали себя в качестве морской артиллерии, показав высокую эффективность стрельбы с подвижного носителя по движущимся надводным и воздушным, а также по береговым целям. Однако по техническим и политическим мотивам предпочтение было отдано 127-мм традиционной корабельной установке итальянской фирмы Oto Melara, поскольку адаптация 155-мм сухопутного орудия на корабле была связана со значительными финансовыми затратами (например, применение коррозионностойких материалов, разработка новых типов боеприпасов и т.?д.).

Немецких военных крайне заинтересовала необычайно высокая точность швейцарской установки — она является единственной из всех существующих малокалиберных ствольных систем, которая способна поражать скоростные малоразмерные цели на дистанциях свыше 1000 м. Феноменальные характеристики Skyshield 35 подтверждает еще один интересный факт: корабельная версия комплекса, известная под обозначением Millennuim (GDM-008), способна, в отличие от всех известных ствольных систем, обнаружить, опознать и поразить огнем своих 35-мм снарядов даже такую миниатюрную цель, как выступающий над поверхностью моря перископ подводной лодки (!). Испытания в Тодендорфе доказали потенциальную возможность создания системы C-RAM на базе артиллерийской составляющей комплекса Skyshield, которая и была выбрана прототипом будущей системы NBS С-RAM/MANTIS.

В ходе его разработки учитывались вероятные летно-технические характеристики перспективных сверхзвуковых ПКР, способных выполнять на конечном участке траектории сложное противозенитное маневрирование, которое из-за невозможности его спрогнозировать расценивается как проводимое по случайному закону. При таком маневрировании невозможно с требуемой точностью рассчитывать упрежденное положение ракеты, а следовательно, и точку прицеливания. Разработчики зенитного артиллерийского комплекса оптимальным выходом из такого положения считают определение упрежденного «окна» (через него обязательно должна пролетать атакующая корабль ПКР вне зависимости от способа маневрирования) и создание в площади этого «окна» достаточно плотного поля снарядов ударно-кинетического действия, гарантирующего прямое попадание поражающих элементов в боевую часть (БЧ) ракеты и ее подрыв.

В таких условиях для обеспечения достаточной вероятности поражения ПКР требуется артустановка (АУ) со скорострельностью не менее 10 000 выстр./мин. Кроме того, не обойтись без более сложной системы управления огнем, способной надежно сопровождать ракету, измерять и анализировать ее скорость и параметры траектории, оценивать их в отношении к известным физическим пределам маневренности, а также рассчитывать размеры и положение упрежденного «окна» в близком к реальному масштабе времени.

Разработка зенитного орудия калибра 152мм с ССП велась в послевоенные годы. Техпроект зенитки в 1949 году представило ОКБ-8 под названием КС-52. Основные характеристики проекта КС-52:

- скорость ведения огня не менее 10 выст/мин;
- масса используемого снаряда – 49 килограмм;
- общий вес орудия – 46 тонн;
- начальная скорость боеприпаса – 1030 м/с.

Проект зенитки был представлен техническому совету, на котором представители артиллерийского комитета и министерства вооружения не одобрили проект в целом. В этом же году проект КС-52 закрывают, все работы по проекту прекращены. Однако через два года, в 1951 году, постановлением СМ «№2966-1127 от 26.11.1951 года тема создания зенитной пушки калибра 152мм реанимирована. Основой для создания нового орудия становится зенитная пушка КС-30. Основным разработчиком назначают ОКБ-8 и конструкторское бюро завода №172. Главным конструктором нового проекта становится М.Цырульников.

Новое зенитное орудие в ходе работ получает название КМ-52. Проблемы «перепроектирования» КС-30 в КМ-52 с большим калибром не дали возможность окончить проект раньше 1954 года. Готовый проект в конце года представили техсовету МО промышленности. В последних числах января 1955 года проект был одобрен и рекомендован к производству.

Основная сборка КМ-52 была поручена заводу №172. Орудийные стволы поручили изготавливать заводу №8. Приводы для зениток, созданные ЦНИИ-173, изготавливались заводом №710. Боеприпасы разработаны НИИ-24, гильзы под снаряд - НИИ-147. Изготовлением боеприпасов занялся завод №73. Остальные элементы выстрела изготавливались по аналогичным технологиям выстрела СМ-27.

КМ-52 оснастили дульном тормозом, эффективность которого составляла 35 процентов. Затвор клиновой горизонтального исполнения, работа затвора осуществляется от энергии наката. Зенитное орудие оснастили гидропневматическими тормозом отката и накатником. Колесный ход с лафетом являются модифицированной версией от зенитки КС-30.

Выстрел раздельно-гильзовый. Для подачи снарядов и зарядов слева-справа установлены отдельные механизмы заряжания, работа механизмов осуществлялась от электрических двигателей. Сам магазин выполнен как транспортер. Снаряды и заряды подавались на определенные места линии досылания, где они компонуются в единую систему выстрела. После этого выстрел досылается гидропневматическим досылателем. Затвор автоматически заканчивал подготовку орудия к ведению огня. Используемый боеприпас КМ-52 – дистанционно-осколочный гранатный. Указываются образцы 5655 и №3.

В 1955 году начались поставки первых стволов на основной сборочный завод. Первый серийный образец КМ-52 был собран к концу 1955 года. В декабре начались заводские испытания, после которых зенитное орудие передают основному заказчику.

Начинаются основные полигонные испытания. КМ-52 показала отличные результаты скорострельности до 17 выст/мин., за счет заряжающих механизмов, дополнительных решений, оптимального пересмотра конструкции. Зенитное орудие на основных испытаниях было протестировано непрерывными очередями, самая большая – 72 беспрерывных выстрела. К 1957 году изготавливают испытательную партию в 16 единиц КМ-52. Ими укомплектовывают две новые зенитные артбатареи, с постоянным местом дислокации под Баку. Через несколько месяцев, зенитное орудие КМ-52 предлагают взять на вооружение.

Зенитное орудие калибра 152мм так и не было принято на вооружение. В 1958 году прекращаются работы на созданием АРС для зенитки КМ-52. Кроме выпущенных 16 единиц, больше КМ-52 не производились.

Существует несколько версий, почему зенитное орудие так и не было взято на вооружение. Первая из них - появление реактивных самолетов, которые уже развивали большие скорости и набирали большие высоты. Расчётный полет снаряда КМ-52 на 15 километровую высоту составляет около 30 секунд. Реактивный самолет за это время уйдет с расчетного места на такое расстояние, что стрельба будет полностью бесполезна. А для ведения нормального противовоздушного отражения, потребовалось бы громадное количество зенитных орудий, сосредоточенных в одном месте.

Вторая версия основывается на том, что хоть скорости и высоты самолетов выросли, они оставались достаточно маломаневренными высотными аппаратами и, в принципе, можно было рассчитать необходимую точку поражения. Однако себестоимость выстрелов необходимых для поражения одного самолета превышала ее стоимость. Поэтому применявший бы такие установки проигрывал бы в любом случае. Здесь стоит учитывать и автоматизацию стрельбы, которая только увеличила бы разницу стоимости выстрелы-самолет. К тому же велись разработки ракет в том числе и зенитных, которые, как ни странно стоили несколько дешевле или имели гораздо меньшую стоимость ракеты-самолет.

Основные характеристики:
- длина – 8.7 метра;
- вертикальные углы наведения – 360 градусов;
- масса – 33.5 тонны;
- скорость стрельбы – до 17 выст/мин;
- дальность поражение высота/земля – 30/33 километра;
- отклонение высота/земля – 205/115 метров;
- боевой расчет – 12 человек;
- вес боеприпаса: снаряд/заряд/общий – 49/23.9/93.5 килограмма;
- скорость снаряда – 1000 м.с.

http://armyman.info/artilleriya/zenitnaya/13133-bogomol-ohotnik-za-snaryadami.html

Комплексы среднего и большого калибра имеют низкую скорострельность, полет их снарядов на максимальную дальность происходит с неравномерной скоростью, что сильно усложняет стрельбу по низколетящей цели. К тому же стоимость снарядов большого калибра относительно велика. Кроме того, в плане стрельбы по малоразмерным целям и по критерию «стоимость/эффективность» они проигрывают конкуренцию ЗРК, оснащенным зенитными управляемыми ракетами.

В системе зенитного вооружения кораблей на артиллерийские комплексы возлагается задача уничтожения воздушных целей, сумевших прорваться через другие эшелоны обороны. Этот факт оказывает большое влияние на облик подобных артиллерийских систем: для надежного поражения высокоскоростной цели на сравнительно малой дистанции они должны иметь высокую скорострельность. В таком случае навстречу противокорабельной ракете или другому подобному оружию вылетает большое количество снарядов, что по своему эффекту напоминает действие ружья, стреляющего дробью.

Наибольшую скорострельность имеют системы с вращающимся блоков стволов (другое название – система Гатлинга). Однако и они не лишены недостатков. Один из главнейших – сравнительно большое время, требуемое для выхода на необходимый темп стрельбы. Из-за этого в первые доли секунды пушка стреляет с недостаточной эффективностью, что снижает вероятность поражения цели.

В первой половине семидесятых годов испанская компания FABA (Fábrica de Artillería Bazán) предложила свой способ решения сложившейся проблемы. Новая концепция зенитного артиллерийского комплекса (ЗАК) в некоторой мере повторяла конструкции прошлых лет, но при этом имела в своем составе несколько оригинальных решений. Испанские инженеры пришли к выводу о необходимости отказа от вращающегося блока стволов. По их мнению, перспективную зенитную установку следовало оснастить несколькими одноствольными пушками с собственной автоматикой. Используя единую систему боепитания и механизмы наведения, такой зенитный комплекс мог бы иметь эффективность на уровне пушек системы Гатлинга. В то же время, он был бы лишен врожденных недостатков артиллерии с вращающимся блоком стволов. 

Многоствольная система получила название Meroka – сокращение от термина Mehrrohrkanone (нем. «Многоствольная пушка»). В качестве главного элемента артиллерийской установки были выбраны автоматические пушки фирмы Oerlikon калибра 20 миллиметров со стволом длиной 120 калибров. Орудия собрали в единый блок, в два ряда по шесть штук. При этом ствольные коробки располагались буквально бок о бок друг с другом. Благодаря этому удалось значительно сократить габариты всего ЗАК, а кроме того, облегчить наведение, поскольку плотное размещение пушек помогло уменьшить разброс снарядов в полете. Стоит отметить, для повышения точности стрельбы сотрудники FABA применили еще одно интересное решение: сразу за дульными тормозами пушек расположен специальный скользящий бандаж, удерживающий стволы в стабильном положении. Он может сдвигаться ближе или дальше от казенной части, что немного изменяет разлет снарядов.

Специфическое взаимное расположение орудий потребовало создать оригинальную систему боепитания. Ниже уровня блока пушек внутри башни установки «Мерока» имеется кольцеобразный магазин, в нескольких секциях которого может уместиться 720 снарядов. Боеприпасы подаются к орудиям при помощи разъемно-звеньевых металлических лент. Нетрудно подсчитать, что одного магазина хватает лишь на 60 выстрелов из каждой пушки.

Для стрельбы из пушек комплекса Meroka могут использоваться любые имеющиеся снаряды, совместимые с ними, однако рекомендованы подкалиберные трассирующие боеприпасы с отделяемым поддоном.

Теоретическая скорострельность этой зенитной системы равняется 9000 выстрелам в минуту, но на практике огонь ведется со значительно меньшим темпом. Во избежание подброса стволов и неточной стрельбы 12 пушек ведут огонь по очереди. Рекомендованный режим стрельбы – переменный залп из нескольких стволов одновременно. При этом автоматика пушек работает с разницей в некоторую часть цикла: когда половина орудий уже перезаряжается после выстрела, другая стреляет. Таким образом, реальный темп стрельбы не превышает 1450-1500 выстрелов в минуту или 2-3 залпа по 12 выстрелов в секунду.

На первый взгляд, из-за меньшего темпа стрельбы зенитный артиллерийский комплекс Meroka уступает другим системам аналогичного назначения. Однако оригинальное расположение стволов и минимально возможное их отклонение при стрельбе обеспечивают достаточно высокую кучность. Согласно расчетам, для уничтожения одной дозвуковой противокорабельной ракеты комплекс «Мерока» должен сделать не более 10-12 коротких очередей. При таком способе ведения огня, одного магазина на 720 снарядов хватит на поражение пяти или шести ракет противника.

Несмотря на оригинальный облик и нестандартный подход к обеспечению характеристик, ЗАК Meroka полностью устроил заказчика и в середине семидесятых был принят на вооружение. В настоящее время подобные системы защищают большое количество крупных кораблей ВМС Испании. Это легкий авианосец Príncipe de Asturias (четыре ЗАК), пять фрегатов типа Santa Maria (по одному) и пять фрегатов типа Álvaro de Bazán (по одному). Вероятно, Meroka будет устанавливаться и на новые корабли, которые пока только планируются к постройке.

В начале восьмидесятых новейшим зенитным артиллерийским комплексом заинтересовались сухопутные войска. В ходе переработки для использования на земле система «Мерока» претерпела несколько серьезных изменений. Доработанную и уменьшенную башню поместили на буксируемое колесное шасси, в задней ее части добавили кабину оператора и обновили некоторые электронные системы. Однако сухопутный вариант ЗАК Meroka ввиду ограничений по габаритам и весу лишился радиолокационной станции. Предполагалось, что оператор будет получать необходимые сведения извне, от других РЛС. Помимо буксируемого варианта разрабатывался и самоходный, но он даже не был воплощен в металле.

Буксируемые артсистемы, в свою очередь, существовали и в условиях полигона успешно поражали учебные цели. Но к концу испытаний проявился их главный минус. На кораблях комплекс Meroka играл роль последнего аргумента – он должен был уничтожать лишь те противокорабельные боеприпасы, которым удалось прорваться через зону поражения зенитных ракет. Противовоздушная оборона сухопутных войск оказалась гораздо сложнее, ведь самолеты, в отличие от ракет, стараются не входить в опасную зону и могут атаковать с большого расстояния.

Несколько лет назад появлялась отрывочная информация, согласно которой Испания продолжила изыскания в этой области и пытается создать аналогичную зенитную систему с пушками большего калибра. Но пока об этом проекте нет никакой информации, из-за чего Meroka остается единственным воплощением оригинальной идеи.

Если кто-то думает, что поставив четыре автомата (пять, шесть, восемь...) он получит эффективную зенитную систему, то он ошибается. Если кто-то думает, что переход от одноканальной системы к двуствольной и многоствольной схемам это чепуха, то он то же ошибается.

Еще раз напоминаем читателям, что артиллерийская система это комплекс, где нюансов не бывает.

https://aftershock.news/?q=node/368285

В США при модернизации старой 155-мм гаубицы М109 до уровня М109А6 («Палладин») ограничились длиной ствола 39 калибров — как у буксируемой М198 — и довели дальность стрельбы до 30 километров обычным снарядом. Зато в программе 155-мм самоходного артиллерийского комплекса ХМ 2001/2002 «Крусейдер» были заложены длина ствола в 56 калибров, дальность стрельбы более 50 километров и раздельно-гильзовое заряжание с так называемыми «модульными» переменными метательными зарядами.

• Эта «модульность» позволяет быстро набирать нужный заряд, меняя его в широких пределах, и обладает лазерной системой воспламенения — своеобразная попытка приблизить возможности орудия на твердом метательном взрывчатом веществе к теоретическим возможностям жидких метательных веществ.

• Сравнительно широкий набор переменных зарядов при увеличении боевой скорострельности, скорости и точности наводки позволяет реализовать обстрел одной и той же цели по нескольким сопряженным траекториям — подход снарядов к цели с разных направлений намного повышает вероятность ее поражения. И хотя программу «Крусейдер» свернули, разработанные в ее рамках боеприпасы могут найти применение и в других 155-мм орудиях.

• Далеко не исчерпаны и возможности увеличения могущества действия снарядов у цели в пределах тех же калибров. Скажем, американский 155-мм снаряд М795 снабжен корпусом из стали улучшенной дробимости, дающим при разрыве меньше слишком крупных осколков с малой скоростью разлета и бесполезной мелкой «пыли». В южноафриканском ХМ9759А1 это дополнено заданным дроблением корпуса (полуготовые осколки) и взрывателем с программируемой высотой разрыва.

Характерны в этом плане советские 100-мм гладкоствольные пушки Т-12 (2А19) и МТ-12 (2А29), причем с последней, кроме подкалиберного, кумулятивного и осколочно-фугасного снарядов, может применяться комплекс управляемого вооружения «Кастет». Возвращение к гладкоствольным орудиям вовсе не анахронизм и не стремление слишком «удешевить» систему.

Гладкий ствол более живуч, позволяет стрелять невращающимися оперенными кумулятивными снарядами, при надежной обтюрации (предотвращении прорыва пороховых газов) достигать высоких начальных скоростей благодаря большему значению давления газов и меньшему сопротивлению движению, стрелять управляемыми снарядами.

• Однако при современных средствах разведки наземных целей и управления огнем обнаружившее себя противотанковое орудие очень скоро будет подвергнуто не только ответному огню танковых орудий и стрелкового оружия, но и ударам артиллерии и авиационного вооружения. Кроме того, расчет такой пушки никак не укрыт и будет с большой вероятностью «накрыт» огнем противника. У самодвижущейся пушки, конечно, шансов на выживание больше, чем у той, что стационарно стоит на месте, но при скорости 5—10 км/ч такое увеличение не столь уж значительно. Это ограничивает возможности применения таких орудий.

http://army-news.ru/2011/11/artilleriya-xxi-veka/

Орудие 2А83 должно было оснащаться гладким стволом длиной 55 калибров. Оно могло использоваться в качестве орудия-пусковой установки, пригодного как для стрельбы «традиционными» снарядами, так и для запуска управляемых ракет. В некоторых источниках упоминается, что в боекомплект этой пушки могли входить не только противотанковые, но и зенитные ракеты соответствующих габаритов. Таким образом, танк «Объект 195» мог бы бороться с живой силой, бронетехникой, укреплениями и даже ударными вертолетами противниками. В габаритах имеющегося боевого отделения можно было разместить до 40 выстрелов различного назначения, включая осколочно-фугасные и бронебойные снаряды различных типов, а также противотанковые и зенитные управляемые ракеты.

Опыты с орудием ЛП-83 еще в начале девяностых годов показали, какие преимущества дает увеличение калибра. По имеющимся данным, орудие 2А83, используя больший метательный заряд в сравнении с выстрелами для стандартной 2А46, могло запускать бронебойный подкалиберный снаряд со скоростью до 1980-2000 м/с. Таким образом, достигалось значительное превосходство над существующими танковыми орудиями с любыми типами боеприпасов.

Известно, что пушка 2А83 прошла испытания. Несколько лет назад в свободном доступе появились несколько фотографий этого орудия. Первый снимок был сделан во время первых этапов испытаний, когда пушка была установлена на гусеничном лафете орудия Б-4. Подробности этих испытаний, к сожалению, неизвестны. Располагая некоторыми сведениями об испытаниях орудия ЛП-83, можно предполагать, что 2А83 показала не менее высокие характеристики. При этом, как всегда бывает в таких случаях, должны были проявиться некоторые недостатки, которые, если и были, то остаются под грифом секретности.

Также существовал экспериментальный образец танка с оригинальной башней необитаемой конструкции. Существование этого прототипа подтверждается не только различными упоминаниями в разных источниках, но и фотографиями. На шасси серийного танка Т-72 был установлен новый боевой модуль с 152-мм пушкой. Внешний вид запечатленных на фото агрегатов может служить подтверждением версии об использовании укладки боекомплекта в виде съемного модуля. Так, орудие прототипа закреплено в сравнительно небольшой рубке, у которой отсутствует кормовой лист. Вполне возможно, к этому кормовому «окну» должен был крепиться короб с боекомплектом и механизированной укладкой.

В середине двухтысячных годов сообщалось, что танк «Объект 195» проходит испытания, после которых может быть принят на вооружение Российской армии. В 2010-м несколько раз появлялись новости о возможной демонстрации перспективной машины широкой общественности. Кроме того, продолжали хождение слухи о скором принятии нового танка на вооружение. Тем не менее, все эти сведения не получили подтверждения. Наконец, стало известно, что работы по проекту «Объект 195» были остановлены ввиду необходимости разработки новой универсальной бронеплатформы «Армата». Руководство «Уралвагонзавода» заявляло о намерении продолжать работы в инициативном порядке и без участия Минобороны, однако с тех пор никаких новых сообщений о проекте не появлялось.

За два десятилетия российские конструкторы-оружейники создали два проекта перспективных пушек калибра 152 мм. Насколько известно, обе эти разработки так и остались на стадии конструкторских и испытательных работ, не сумев заинтересовать потенциального заказчика в лице вооруженных сил. До сих пор не утихают споры о целесообразности подобного оружия для танков, а также о его перспективах, преимуществах и недостатках. Рассмотрим некоторые аргументы за и против 152-мм пушек.

Главный плюс гладкоствольных танковых орудий калибра 152 мм – уникально высокая мощность. Так, орудие ЛП-83 было примерно в полтора раза мощнее серийного 2А46, что соответствующим образом должно было сказываться на боевой эффективности. Кроме того, появлялась возможность использования существующих 152-мм снарядов различных типов, применяемых артиллерией, что тоже могло в определенной мере улучшить потенциал танка. Увеличенный калибр позволял создавать и новые боеприпасы, в том числе бронебойные подкалиберные снаряды повышенного могущества и управляемые ракеты, как противотанковые, так и зенитные.

Минусы 152-мм танковых пушек так же очевидны, как и плюсы. В первую очередь, это большие габариты в сравнении с существующими 125-мм артиллерийскими системами. Размеры орудия предъявляют специфические требования к конструкции танка. Сравнительно крупные боеприпасы тоже сказываются на конструкции бронемашины или ее отдельных агрегатов. Они требуют либо увеличивать укладки под боекомплект, либо сокращать его, вписывая в имеющиеся объемы. Кроме того, может возникать необходимость в создании нового автомата заряжания, что продемонстрировал проект «Объект 195». Не менее важной проблемой, требующей решения, является чрезвычайно высокий импульс отдачи, для гашения которого необходимы новые противооткатные устройства. Использование агрегатов, без изменений заимствованных у существующих 125-мм орудий, грозит повреждением как противооткатных устройств, так и конструкции самого танка.

http://armyman.info/artilleriya/tankovye-pushki/40196-otechestvennye-proekty-tankovyh-pushek-kalibra.html

Впервые на сверхзвуке. Однако самое интересное развитие тема артиллерийского снаряда с реактивным ускорением получила в работах немецкого конструктора Вольфа Троммсдорффа. Вместо порохового ускорителя он задумал снабдить снаряд… воздушно-реактивным двигателем прямоточного типа. Свою идею Троммсдорфф предложил Управлению вооружений Третьего рейха еще в октябре 1936 года, и германские военные чиновники приняли идею неожиданно благосклонно. Ученому была выделена лаборатория для экспериментов со знаменитой «ахт-комма-ахт» – зенитной пушкой калибра 88 мм, легшей позже в основу целой линейки полевых и танковых орудий.

Снаряд Е1 (по некоторым данным, подкалиберный, с поддоном) был впервые испытан в 1939 году, правда поначалу не с прямоточным двигателем, а с ускорителем в виде пороховой шашки. В 1942-м, наконец, прошли испытания снаряда с жидким топливом, в качестве которого выступала смесь сероуглерода и дизельного топлива. Окислителем был, естественно, атмосферный кислород. Снаряд полетел со скоростью 920 м/с, что составляет примерно 3М. Так впервые в истории был продемонстрирован сверхзвуковой полет с помощью воздушно-реактивного двигателя. На достигнутом Троммсдорфф не остановился, и в ходе Второй мировой разработал снаряды для калибров 105 мм (Е2), 122 (Е3) и 150 (Е4). Последний развивал скорость до 4,5 М, используя в качестве топлива тот же сероуглерод.

В 1943 году был создан снаряд С1 для 210-мм пушки. Из 90 кг массы этого снаряда 6 кг приходилось на ракетное топливо. Благодаря работе прямоточного двигателя скорость снаряда С1 достигла 1475 м/с, а дальность – 200 км.

Далее Троммсдорффу предстояло выступить уже в тяжелом весе. Вдохновленный опытами с АРС, которые предназначались для суперпушки К5(E), конструктор берется за создание дальнобойного мегаснаряда С3, в котором в роли ускорителя вместо ракетного двигателя выступит воздушно-реактивный прямоточный двигатель. При заявленной длине 1,35 м, массе 170 кг и калибре 280 мм С3 должен был развивать скорость до 5,5 М и лететь на расстояние 350 км, что вполне позволило бы с французского берега держать добрую половину Англии под обстрелом.

Дульная скорость снаряда составляла бы при этом 4400 км/ч. В качестве топлива в двигателе предполагалось использовать дизельное топливо, которое поджигалось раскаленным от сжатия воздухом (как это происходит в дизельном ДВС). Кстати, именно достижение нужной плотности воздуха составляет одну из основных проблем при проектировании прямоточных двигателей. У двигателей этого типа в отличие от турбореактивных нет турбины-компрессора, и сжатие воздуха производится в ходе торможения набегающего потока в специальном входном устройстве – диффузоре. Воздух обтекает иглу (конический выступ) центрального тела диффузора, а затем устремляется в кольцевой канал. Конфигурация центрального тела такова, что в процессе обтекания вокруг него происходят скачки уплотнения – несколько косых скачков и один замыкающий прямой.

Такая многоскачковая схема, позволяющая избежать потерь при торможении воздуха, была разработана словенско-австрийским исследователем в области газодинамики Клаусом Осватичем (1910 – 1993). Вольф Троммсдорфф имел возможность пообщаться лично с Осватичем и другими корифеями газодинамики вроде Людвига Прандтля, когда еще до войны был приглашен на работу в знаменитый Институт Кайзера Вильгельма (ныне – Макса Планка) в Геттингене. Позже конструктору удалось проверить и применить идеи своих консультантов на практике. Однако, судя по всему, ни одного выстрела снарядом С3 из пушки K5(E) до окончания войны произведено так и не было.

Важно заметить, что с идеями Троммсдорффа советским конструкторам удалось познакомиться непосредственно. После окончания войны на территории побежденной Германии советские власти в глубочайшей тайне создали два ракетных НИИ, задачей которых было активное освоение опыта немецких конструкторов, в том числе при непосредственном их участии. Один из этих НИИ был организован на базе берлинского завода «Гема» и получил название «Берлин». Перед институтом ставилась задача сбора материала о созданных в Германии зенитных управляемых ракетах и наземных реактивных снарядах и повторения этих конструкций в металле.

«Берлин» подразделялся на несколько КБ. Например, КБ-2 изучало ЗУР «Вассерфаль», КБ-3 – ЗУР «Шметтерлинг» и «Рейнтохтер». А вот на долю КБ-4 под руководством Н.А. Судакова выпала работа с наследием Троммсдорффа, причем сам ученый занял в этом КБ должность ведущего конструктора. На тот момент в центре интереса советского оборонпрома оказались АРС С3 – те самые 280-мм снаряды, которые выстреливались из К5. Троммсдорффу было предложено сделать доработанный вариант АРС, который предполагалось испытать на отремонтированных трофейных орудиях. Однако по не очень понятной причине работы над АРС были некоторое время спустя свернуты. Возможно, свою роль сыграла война амбиций между советскими главными конструкторами.

Вольф Троммсдорфф не самая знаменитая фигура среди ракетчиков Третьего рейха, и потому о его судьбе после работы в КБ-4 института «Берлин» известно не так уж много. В отечественных источниках приходится встречать сведения о том, что конструктор погиб в конце 1946 года в авиакатастрофе, которую потерпел советский военно-транспортный самолет. Возможно, в этих сообщениях мы слышим отголоски неких официальных версий, призванных объяснить, куда внезапно делся из Германии известный ученый. Однако, судя по всему, версия о гибели Троммсдорффа в катастрофе не соответствует действительности.

В 1956 году авторитетнейший журнал об авиации Flight Global рассказал в одном из своих номеров о научном симпозиуме, прошедшем в том же году в Мюнхене. Задача симпозиума заключалась в том, чтобы обобщить опыт немецких ученых и конструкторов времен Второй мировой в области изучения реактивного движения и постройки ракетных и воздушно-реактивных двигателей. Журнал сообщает, что на симпозиуме с лекцией о своих проектах от E1 до D-6000 выступил сам Вольф Троммсдорфф, недавно вернувшийся из советского плена. Это очень похоже на правду, если учесть, что как раз накануне, в 1955-м, СССР официально освободил последних пленных Второй мировой.

Кроме того, именно в 1956 году в Германии вышла небольшая книга с отчетом о работах по прямоточному двигателю, автором которой значится Троммсдорфф. В ней автор, в частности, подтверждает, что испытания снаряда типа С3 все же были проведены (вероятно, под контролем советских представителей), и он продемонстрировал характеристики, соответствовавшие проектным. Однако о том, какие еще работы вел немецкий ракетчик, почти десятилетие находясь в Советском Союзе, неизвестно. Возможно, об этом что-то знают архивы отечественных аэрокосмических предприятий.

http://armyman.info/stati/25007-snaryad-s-raketnym-serdcem.html

Современная система международных отношений находится в состоянии практически полного хаоса и поэтому не прогнозируема.

В качестве наиболее вероятного сценария развития МО до 2050 годов был предложен сценарий силового противоборства Запада с другими центрами силы и странами за сохранение своего контроля над созданными Западом военно-политической и финансово-экономическими системами в мире в предыдущие десятилетия.

https://aftershock.news/?q=node/423973

Треть населения Земли проживает в приморской полосе шириной 50 км. На побережье сосредоточено более половины мегаполисов всего мира: Лондон, Стамбул, Нью-Йорк, Рио-де-Жанейро, Шанхай, Токио…

Средняя дальность выстрелов морской артиллерии в ходе операции «Буря в пустыне» составляла 35 400 метров (пушки линкоров «Миссури» и «Висконсин»).

Взрыв 862-кг фугасного снаряда Mk.13 создавал 15-метровый кратер глубиной 6 метров. Ветераны Вьетнама вспоминают, как взрывная волна расчищала в джунглях «пятно» радиусом 180 метров, пригодное для посадки вертолета.

На дистанции 20 километров 1225-кг бронебойный «чемодан» Mk.8 APС мог пробить полметра стальной брони или свыше шести метров железобетона — никакое фортификационное сооружение не могло выстоять перед мощью 406 мм орудий.

Путем анализа видеозаписей установлено: линкоры типа «Айова» могли сделать за час до 1000 выстрелов главным калибром. Аналогичную плотность огня могли бы создать авиакрылья двух авианосцев.

По данным ВМС США, операционные расходы линкора «Айова» были в 7 раз ниже, чем у авианосца «Нимиц».

«Поставьте Иджис-крейсер в кильватер линкора — и вы пройдете везде, куда захотите. Добавьте авианосец на удалении в пару сотен миль — и вы получите непобедимую боевую систему»

— Главком ВМС США адмирал Карлайл Трост на церемонии реактивации линкора «Висконсин», октябрь 1988 г.

«Из всего вашего флота только линкор выглядит, как настоящее оружие».
— султан Кабус бен Саид.

«Мы готовы оплатить расходы на содержание двух линкоров класса «Айова», чтобы обеспечить ими непрерывное боевое патрулирование в Персидском заливе в течение девяти месяцев в году».

— Обращение султана Омана к министру обороны США Ричарду Чейни, осень 1991 г.

В ходе агрессии НАТО против Югославии (1999 г.) сложные погодные условия и плохая видимость стали причиной частичной или полной отмены 50% боевых вылетов.

«До конца не решена проблема с прицеливанием сквозь облачность; отсутствует гарантия нанесения авиаударов в сложных погодных условиях».

Исчезновение крупнокалиберной артиллерии не означало исчезновение задач, традиционно решаемых пушками кораблей. Да, в борьбе на море артиллерия уступила место ракетному оружию. Но остался широкий «пробел» при решении задач в формате «флот против берега». Подавление вражеской обороны, непосредственная огневая поддержка морских десантов и армейских подразделений, ведущих боевые действия вблизи побережья. Традиционные области применения «больших пушек».

Наконец, сама геополитическая обстановка не способствовала развитию идеи морских десантов — сверхдержавы имели союзников в любом регионе планеты, через территорию которых вламывались «в гости» к противнику (Вьетнам, Ирак — всё по единой схеме).
Но бывали исключения — долина Бекаа или Фолклендская война 1982 года, когда у моряков не оставалось иного выбора, как расчехлить орудия и дать сотню залпов в сторону берега. И если в Ливане янки повезло — в наличии был реактивированный линкор времен Второй мировой, то британцам пришлось туго. Из морской артиллерии остались лишь 114 мм «пукалки», слабо годящиеся для обстрелов побережья. Ситуацию спасла лишь бездарная подготовка противника. Окажись на берегу несколько вкопанных в землю танков, результаты «дуэлей» могли быть плачевными для эсминцев Её Величества.

Применение орудий малого калибра оправдано при массированных обстрелах и «зачистке» вражеского побережья. Но современные корабли не способны даже на это: всего по одной пушке на эсминец с боекомплектом 600 снарядов. Ни о какой интенсивности огня говорить не приходится.
Создание управляемых боеприпасов также ничего не решит: пятидюймовый снаряд не способен пробить даже метр железобетона, а его высокая точность мало что значит в сравнении с боеприпасами крупного калибра. Радиус поражения 406-мм снарядами в любом случае больше, чем круговое вероятного отклонение высокоточных боеприпасов ERGM.

По этой причине в США в 2008 году были свернуты работы по созданию дальнобойных снарядов для морских «пятидюймовок». Программа Extended Range Guided Munition (ERGM) предполагала создание управляемого снаряда с расчетной дальностью стрельбы 110 км, но выбранный калибр оказался слишком мал.

«Всепогодная авиация в плохую погоду не летает» (закон Мёрфи). В снежный буран, туман или песчаную бурю десант гарантированно останется без огневой поддержки. Второй важный фактор — время реакции: здесь конкуренцию пушкам может составить только боевой воздушный патруль, непрерывно висящий над передним краем.

Это исключает полеты на высотах ниже 2 тыс. метров, что в свою очередь затрудняет применение неуправляемых вооружений, делает невозможным полеты ударных вертолетов и подставляет авиацию на средних высотах под огонь зенитных ракет.

Капитальный боевой корабль (Capital Surface Warship, CSW). А почему бы и нет?

Предположительный облик корабля выглядит следующим образом.

360 пусковых ячеек для ракет (подпалубные УВП Mk.41).

Несколько артиллерийских башен с орудиями калибра свыше двенадцати дюймов (305 и более мм). Современные снаряды с увеличенной дальностью полета и лазерным/GPS наведением (технологии, разработанные по программе ERGM).

Современные радары и средства управления огнем (подобные "Иджису"), комплексная автоматизация корабля.

Все представленное великолепие заковано в дециметровую броню и заключено в корпусе полным водоизмещением 57 000 тонн.

Концепт неолинкора был предложен отделом реформирования вооруженных сил (Office of Force Transformation, OFT) Министерства обороны США в 2007 году.

Неолинкор значительно меньше суперавианосца (57 тыс. против 100 тыс. тонн) и, следовательно, не может быть дороже атомного гиганта с суперрадаром, электромагнитными катапультами и плазменной системой утилизации мусора. Стоимость авианосца «Джеральд Форд», без учета стоимости его авиакрыла, превышает 13 млрд. долл. Однако, колоссальная цифра ничуть не смущает военных — «Форды» планируется строить серией из 10-11 единиц с темпом один корабль в 4-5 лет.

https://topwar.ru/46844-raketno-artilleriyskiy-linkor-xxi-veka.html

В 1938 году выдается техническое задание на производство железнодорожных платформ «ТП-1» с орудием калибра 356-мм и «ТГ-1» с орудием калибра 500-мм. По проекту «ТП-1» создавалось с целью противодействия линейным надводным кораблям и мониторам противника и для применения батарей в наземных операциях с бетонных комплексов проекта «ТМ-1-14». «ТГ-1» предназначалось использовать только в наземных операциях.

В работе по созданию этих колоссальных боевых железнодорожных батарей принимали участие несколько десятков заводов со всего Советского Союза. Стволы на ТП-1 и ТГ-1 устанавливали лейнированные, поршневые затворы открывались двухтактно вверх, платформы были идентичны ТМ-1-14. Скорость движения по железнодорожным путям до 50 км/ч, имелась возможность перестройки движения по железной дороге западного образца.
Для ТГ-1 с орудием 500-мм было предусмотрено два снаряда, бронебойный усиленной мощности (бетонобойный) весом в 2 тонны и имеющий 200 кг взрывчатой смеси и фугасный, весом в полторы тонны и имеющим взрывной смеси около300 кг.

Бронебойной снаряд усиленной мощности (бетонобойный) пробивал бетонные стены толщиной до 4,5 метров.

Для ТП-1 с орудием калибра 356-мм были предусмотрены дальнобойные, фугасные, бронебойные и комбинированные снаряды. Фугасный и бронебойный были одинакового веса – 750 кг и отличались количеством взрывчатой смеси. Дальнобойный боеприпас отличался от бронебойного только уменьшенным весом - 495 кг, и соответственно дальностью, 60 км против 49 км.

Комбинированным боеприпасом в 40 годах считали подкалиберный боеприпас, весом в 235 кг ( вес самого снаряда 127 кг), дальностью поражения 120км.

Советский союз планировал до конца 1942 года построить в общей сложности 28 орудий на железнодорожной платформе данных проектов, но из-за постоянной загруженности заводов созданием надводных кораблей, было построено только одна ТП-1 и одна ТГ-1. А после начало войны работы по проектам были прерваны.

Послевоенные годы Советский Союз начинает проектирование новых артиллерийских комплексов на железнодорожных платформах различного калибра.

Еще в 43 году, «ЦКБ-19» спроектировало артиллерийскую систему с калибром 406-мм. Проект «ТМ-1-16» с качающимся узлом Б-37. В 51 году уже «ЦКБ-34» используя эти наработки, разработало проект «СМ-36». В проекте впервые использовали систему двойного отката, специализированная ПУС «Б-30» и радиолокационная станция «Редан-3». РЛС начали разрабатывать еще в 48 году и в ней применили новый индикатор для точных координат по всплескам от попаданий снарядов. Но в конце 54 года проект был остановлен.

Прекращение разработок артиллерийских систем на железнодорожных платформах носило политический характер. Генеральный секретарь ЦК КПСС Н.С.Хрущев свел работы над созданием крупной артиллерии на нет.

http://armyman.info/artilleriya/pushechnaya/27266-zheleznodorozhnaya-artilleriya-sovetskogo-soyuza.html