Общественно-деловая
прогнозно-аналитическая
газета
Видение 2020
Какая политическая и социально-экономическая система сложилась сегодня в России?

феодально-вассальная

социально-демократическая

криминально-олигархическая

кланово-капиталистическая

диктаторско-монархическая

советско-социалистическая

оккупационно-паразитическая

Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 года

Покорение белой расы

Славянское царство

Пьёшь и куришь - писаешь мозгами

Фото архив






Разворот на Север и в глубину

Инициатива 253 (часть1) 

Незамедлительно создать новый судостроительный центр восточнее Архангельска для крупнейших надводных кораблей ледового класса. Построить 16 пятикорпусных, с активными системами разрушения льда атомных линкоров с облегченной композитной броней, вертолетоносцев ПЛО, ПВО со скоростью 40 узлов и с 20 противолодочными вертолетами на каждом для экстремально-превентивной обороны. Разместить управляемые с берега подводные лодки для защиты Курильских островов, Крыма, Калининграда и Северного морского пути. Разработать малошумные беспилотные подводные лодки — плавучие арсеналы ЗУР ПВО и противоторпед. Создать единую систему освещения подводной обстановки управляемыми с берега и надводного корабля подводными лодками и противолодочной авиацией для выжидающей обороны. Интегрировать ПВО флота и берега для пассивной обороны.

Сегодня подводная лодка зачастую имеет преимущество тактической инициативы перед противолодочными кораблями. Если корабль будет использовать ГАС в активном режиме, то ПЛ услышит сигналы ГАС намного дальше, чем корабль сможет различить ПЛ в отражённых сигналах. Да и пассивное прослушивание не сильно поможет: подводная лодка может идти тихим ходом, а корвет должен идти в составе эскорта с общей эскортной скоростью 18…20 узлов. ПЛ может услышать эту группу шумов аж со 100 км, что позволит ей нанести по кораблям ракетный удар с этого расстояния! А если подводная лодка находится на перископной глубине и получает целеуказания от авиации ДРЛО, то дальность пуска может составлять и 300 км.

Предположим, что такой ракетный удар произошёл.

Тогда нам нужно решать сразу несколько задач.

1. Обнаружить факт пуска и установить его место.

Тут в первую очередь надо пользоваться авиацией ДРЛО, которая должна действовать на высоте не менее 600 метров (дальность радиогоризонта – 100 км). Если пуск произошёл на большей дальности, то найти ПЛ будет крайне сложно. Например, высота полёта Ка-31 составляет 3500 метров, что обеспечивает радиогоризонт на дальности 225 км. Но мощность РЛС вертолёта не позволит рассмотреть ракету на такой дальности. Поэтому место пуска может остаться для нас неизвестным.
2. Отбиться от ракет.
Одна неатомная подводная лодка за несколько минут может выпустить три залпа по 4…6 ракет. Т.е. нам надо иметь не менее шести-восьми целевых каналов РЛС. Потратив на каждую ПКР по 2 ЗУР, мы добьёмся вероятности уничтожения ПКР = 0,9. Т.е. из 18 ПКР две смогут прорваться на ближний рубеж, где их должны уничтожить ЗРАК или МЗК самообороны.
3. Локализовать район пуск (если нам всё-таки удалось его установить).
Каким бы быстроходным ни был противолодочный корабль, ему будет крайне сложно догнать ПЛ. Например, если скорость МПК = 40 узлов, а дальность пуска ПКР была около 110 км, то ему придётся потратить 1,5 часа, чтобы подойти к месту пуска. За это время даже неатомная ПЛ на скорости 20 узлов может уйти в неизвестном направлении более, чем на 50 км. Т.е. де-факто найти лодку будет почти невозможно.
Тем более что МПК, несущийся на полной скорости, представляет из себя хорошо слышимую и весьма предсказуемую цель для ракет и торпед ПЛ.
В этой ситуации может помочь только вертолёт.
Он за полчаса…час доберётся до места пуска и окружит его радио-гидроакустическими буями. За это время ПЛ успеет уйти максимум на 10…20 миль, т.е. периметр зоны поиска составит от 63 до 130 км. Т.е. потребуется от 30 до 60 буёв, т.е. от 1…2 вертолёта Ка-27.
Если лодка попробует на полной скорости прорваться за периметр, то она будет обнаружена и уничтожена вертолётом. Если же она останется внутри периметра, то это только дело времени – когда подошедшие противолодочные корабли её найдут и уничтожат.
Таким образом, скорость для МПК не так важна, как возможности применять вертолёт. Поэтому для МПК лучше избрать не узкие (быстроходные), а более широкие очертания корпуса, которые улучшают его остойчивость. Либо даже применить многокорпусную конструкцию (катамаран, тримаран, КМПВ).
4. Отдельную проблему составляет торпедная атака.
Современные торпеды (например, американская Mk.48) позволяют наносить удары с расстояния в 50 километров. А наша новейшая ГАС «Виньетка» обнаруживает торпеду только на расстоянии 30 км (и то только в идеальных гидрологических условиях). Таким образом, у подводной лодки будет полчаса до того времени, пока мы поймём, что по нам наносится удар. Это даст ей время скрыться прежде, чем противолодочные корабли успеют подойти к ней. И здесь снова нам понадобятся вертолёты, чтобы локализовать район её возможного местонахождения.
Кроме всего прочего, не надо забывать, что поисковая скорость буксируемых антенн ГАС – всего 18…20 узлов, что меньше полной скорости ПЛ. Чтобы догнать её, мы должны перекрыть ей пути отступления буями.
5. Надо понимать, что вертолёты не предназначены для сплошного поиска ПЛ.
Они могут расставить буи и проверять их подозрительные сигналы, а при обнаружении буями ПЛ они могут идентифицировать цель и уничтожить её торпедой или бомбой.
Ведь если район поиска находится на удалении 200 км, а радиус района поиска составит 20 миль (вертолётам понадобится час, чтобы добраться до места пуска, за этот час ПЛ уйдёт на 20 миль), то площадь района поиска составит 1250 кв.миль. Поисковая производительность даже хороших американских ПЛО-вертолётов достигает 40 кв.миль в час, а продолжительность патрулирования на удалении 200 км составляет 2…4 часа. Т.е. чтобы просканировать это пространство, потребуется 30…35 часов поиска, т.е. 9…12 вертолётовылетов. Это требует большой численности вертолётов и их высокой технической готовности, что крайне сложно реализовать даже на крупном авианесущем корабле.
Поэтому задача ПЛО-вертолётов:
а) Выставить буи вокруг района возможного нахождения ПЛ противника. Для этого необходимо иметь в постоянной готовности иметь 1…2 вертолёта;
б) Патрулировать в этом районе, проверяя подозрительные сигналы буёв, до подхода ПЛО-кораблей и до окончания поиска цели в заданном районе, т.е. до шести часов. Для этого необходимо 1…2 вертолёта в дополнение к тем, что указаны в п.(а);
в) патрулировать с противолодочными торпедами и глубинными бомбами в готовности уничтожить обнаруженного и идентифицированного противника. Для этого достаточно одного боеготового вертолёта.
Т.е. суммарно в эскорте должно быть боеготово 3…5 вертолётов. Для этого необходимо иметь на кораблях 4…8 вертолётов.
6. Чтобы повысить вероятность обнаружения торпедной атаки и, что ещё более значимо – чтобы точно установить место пуска торпеды, мы должны выдвинуть противолодочные корабли от главных сил эскорта на 20…25 миль как вперёд и вбок, так и назад. Т.е. периметр зоны охранения составит порядка 300 км. Если учесть, что дальность обнаружения торпеды составляет всего 30 км, то нам понадобится как минимум 5 кораблей эскорта выдвинуть на периметр. И ещё несколько кораблей поставить вблизи от эскортируемых транспортов, чтобы защитить их от выпущенных торпед и ракет.
Получается, что для обеспечения безопасности эскорта нам потребуется по меньшей мере 8 противолодочных кораблей и 8 противолодочных вертолётов. А теперь внимание: именно такая формула принята для формирования эскортных эскадр в Японии! Каждая эскадра должна включать не менее 8 вертолётов и 8 кораблей, из которых пять – малые эсминцы, два – эсминцы ПВО, один – вертолётоносец.
http://istorya.pro/taktika-primeneniya-podvodnyh-lodok-t.html

Сравнительно малая дальность действия корабельных ГАС потребовала изыскать способ увеличения дистанции обнаружения ПЛ. С одной стороны, повышение мощности акустического излучения означало неизбежный рост энергопотребления, массы и габаритов как самой антенны ГАС, так и аппаратуры станции, что не могло не отразиться на водоизмещении корабля. С другой стороны, порог обнаружения ведущего поиск ПЛ надводного корабля отодвигался на еще более дальние дистанции, что тактически являлось более выгодным для ПЛ.

Решение напрашивалось само – достаточно было вспомнить о наиболее эффективных противниках ПЛ в годы Второй мировой войны, каковыми являлись противолодочные авианосцы. Но кроме палубного противолодочного самолета за прошедшее время прошел стадию становления и противолодочный вертолет.

Одним из главных его достоинств по сравнению с противолодочным самолетом являлась возможность выполнять поиск ПЛ в режиме висения с помощью опускаемой гидроакустической станции (ОГАС), обладающей рядом тактических преимуществ перед другими типами акустической аппаратуры. Отсутствие в нашем флоте авианосцев со сплошной полетной палубой и просторным подпалубным ангаром делало практически невозможным базировать на переоборудованных отечественных кораблях тяжелые противолодочные вертолеты, но с созданием сравнительно легкой и компактной машины перспектива появления вертолетоносца специальной постройки становилась более ясной.

Итак, решение было найдено в использовании вертолета корабельного базирования, способного осуществлять поиск подводного противника при помощи опускаемой ОГАС и радиогидроакустических буев (РГАБ). Снабжение же вертолета бортовым противолодочным оружием позволяло ему, кроме того, самостоятельно атаковать ПЛ. Проектирование именно такого, то есть специализированного противолодочного вертолета, предназначенного как для берегового, так и для одиночного корабельного базирования, началось по заказу ВВС флота осенью 1958 г. в ОКБ-938 Госкомитета по авиационной технике (ГКАТ).

Таким образом, корабль ПЛО, которому ставилась задача поиска, обнаружения и уничтожения АПЛ в дальней зоне, должен был получить на вооружение реактивные противолодочные комплексы различной дальности действия и палубные противолодочные вертолеты. Конечно, не стоило забывать и «традиционные» виды оружия, к которым можно было отнести перспективные 533-мм противолодочные самонаводящиеся торпеды «Енот-2», выстреливаемые из бортовых торпедных аппаратов.

Очевидным являлось то, что «корабль дальней зоны ПЛО» должен нести несколько вертолетов. А вот определить их необходимое количество было значительно труднее. Дело в том, что уже начавшемуся созданию противолодочного вертолета не предшествовала систематическая разработка тактики его группового использования в случае базирования на корабле (тактико-техническое задание на проектирование машины, подготовленное специалистами противолодочной авиации ВМФ на основе явно недостаточного опыта эксплуатации Ка-15, предусматривало лишь возможность одиночного базирования вертолета на корабле «в случае необходимости»). А разработке самой модели использования препятствовало отсутствие надежно гарантированных летно-тактических характеристик вертолета.

Предэскизный проект ЦНИИВК обосновывал корабль с восемью вертолетами. Корабль проектировался гладкопалубным, с расположенной в кормовой части полетной палубой протяженностью около 60 м, на которой находились три ВПП. Надстройка, по ширине занимавшая все пространство от борта до борта, содержала ангар на четыре вертолета. Остальные четыре машины должны были храниться в двух ангарах под полетной палубой, связанных с последней двумя подъемниками. Все вооружение, кроме размещенных побортно на кормовом рецессе двух трехтрубных 533-мм ТА, было сконцентрировано в носовой части корпуса и на первом ярусе сплошной надстройки. Силуэт корабля формировали две дымовых трубы и такое же количество решетчатых мачт. На грот-марсе поместили антенный пост РЛС «Ангара-А», а на нижних площадках – посты систем радиоэлектронного противодействия «Гурзуф» и «Разрыв». В средней части корпуса корабля находились два МО и энергоотсек, ближе к носовой оконечности – отсек ГАС с подъемно-опускным устройством (ПОУ).

ЦКБ-17 в своих предложениях опиралось на «крейсерский» опыт и исходило из постулата, гласившего, что корабль, спроектированный по принципу «лучше меньше, да лучше», все же будет хуже. Поэтому выполненные в ЦКБ-17 предварительные проработки привели к водоизмещению около восьми тысяч т, позволявшему, по мнению проектантов, разместить на корабле перспективные системы противолодочного оружия и группу вертолетов ПЛО.

Однако создававшаяся в то время и предполагавшаяся к вооружению корабельных вертолетов авиационная противолодочная торпеда ПЛАТ-1 обладала малой проектной скоростью хода – 23 узла, что было явно недостаточным для эффективной борьбы с быстроходными АПЛ.

Для расчета приняли следующие исходные данные. Радиус обнаружения ПЛАРБ, движущейся на боевом патрулировании в подводном положении на глубине до 200 м со скоростью 5,5 узла, с помощью вертолетной ОГАС – 5,5 км. Дальность радиосвязи с РГАБ (один вертолет способен поддерживать связь с 18-ю буями) – 60 км. Поисковая скорость вертолета – 24 узла (с учетом времени, необходимого для операций с ОГАС). В случае поиска ПЛ в заданном районе один вертолет в течение полутора часов обследует полосу шириной 7,4 км.

Сценарий действий корабля предлагался такой: вертолетоносец подходит к месту предполагаемого поиска на расстояние около 50 км, то есть находится вне зоны обнаружения его с ПЛ; затем два вертолета, действуя один раз в сутки, устанавливают по контуру обследуемой акватории РГАБ 24-часового действия; после их возвращения на корабль для обеспечения связи с наиболее удаленными буями вылетает один вертолет, затем в зону направляется пара поисковых вертолетов, в задачу которых входит уничтожение обнаруженной цели. При такой тактической модели минимально необходимое количество машин составляло пять единиц, оптимальное при круглосуточном поиске – четырнадцать.

Таким образом, разработанная модель операции по поиску и уничтожению ПЛ силами соединения противолодочных кораблей позволила рассчитать количественный состав авиагруппы. С учетом конкретных возможностей вертолета Ка-25, которые мог гарантировать его разработчик, для выполнения круглосуточного поиска ПЛ противника или для обследования заданной акватории, по мнению ЦКБ-17, оказалось необходимым иметь на борту одного корабля ПЛО дальней зоны не менее 14 противолодочных вертолетов. Все дальнейшие умозаключения и выводы отталкивались от этого факта.

Согласно правительственному решению, дальнейшие изыскания продолжились по пр.1123, получившему шифр «Кондор».

http://alternathistory.com/predystoriya-kondora-ili-kak-sozdavalsya-pervyi-otechestvennyi-korabl-vertoletonosets

Не им, а нам стоит потребовать отдать долги. Литовцы, эстонцы и латыши почему-то забыли, что Петр I купил их со всеми землями, недвижимостью и даже домашними животными у шведской королевы Ульрики Элеоноры. И не только купил, но и дал Прибалтике свободу. Однако, по всей видимости, их до сих пор тянет в конюхи и поломойки к «северным хозяевам». Любой историк подтвердит, что сделка была заключена 10 сентября 1721 года.

За территорию Ингрии, часть Карелии, Эстляндию и Лифляндию Петр Алексеевич заплатил 2 млн. руб. По нынешнему курсу, без набежавших процентов, это около $350 млрд. Не хотите ли, уважаемые, бывшие братские республики, заплатить по счетам? А если учесть, что в советский период Россия полностью построила инфраструктуру Прибалтики, восстановила республики из руин после Второй мировой, то сумма будет значительно больше…

Продолжая листать блокнотик со списком должников, можно натолкнуться и на не менее любопытные факты. Так, неплохо было бы взыскать должок за Аляску. Русская экспедиция Гвоздева и Федорова открыла ее в 1732 году. 30 лет наши первопроходцы осваивали дикий край, но из-за удаленности от России Аляску пришлось продать. Александр II принял предложение американского правительства купить у него Аляску за $7,2 млн. Подписание договора состоялось 30 марта 1867 года в Вашингтоне. Но под разными предлогами деньги не заплачены до конца и поныне. А по сегодняшнему курсу это три миллиарда «зеленых», кстати. Идем дальше.

Сразу после начала Первой мировой войны пять тонн золотых монет из личной царской казны были тайно помещены в два железнодорожных вагона и доставлены в Норвегию, где они и находятся до сей поры. Причем часть монет продается на нумизматических аукционах.

В 1914 году британским банкам было передано российское золото в слитках на сумму $50 млрд. Ими Николай II планировал рассчитаться за поставки военной техники и оружия. Ни одна из них не была выполнена. Оказалось, что британские заводы просто не в состоянии выполнить столь большой заказ. Но золото не вернули. Война, понимаете ли, некогда. А в 17-м году вроде бы стало и некому…

С декабря 1915-го по ноябрь 1916-го Россия поставила в США золота на $23 млрд. в качестве предоплаты за оружие и порох. Правительство Соединенных Штатов пустило деньги на собственные военные нужды. Россия не получила ни денег, ни оружия.

Поняв, что Англия и США деньги украли, российское правительство, надеясь получить оружие, зачислило в 1916 году на валютные счета японских банков эквивалент 300 тоннам золота. Перевод и сегодня подтверждают правопреемники тогдашних японских банков. Но ни оружия, ни денег отдавать не собираются. Временное правительство России в феврале 1917 года отправило в Швецию для закупки военного снаряжения 3,7 тонны золота, сейчас это $45 млн. Еще в 1928 году было получено подтверждение, что золото находится в хранилищах шведских банков. Ни одной винтовки, ни одного патрона Россия от Швеции в счет этого золота не получила.

https://cont.ws/post/361969

 

24 августа первый американский танкер сжиженного газа достиг берегов Китая. Это означает, что американские компании открыли для себя динамичный китайский рынок, и подтверждает, что в скором времени вновь вернутся к вопросу покрытия потребностей Европы в энергоресурсах, как только будет создан флот и инфраструктура отгрузки-приемки СПГ.

http://rusrand.ru/analytics/u-rossii-poka-shansy-esche-est-u-gazpromii--uje-net

Госпрограмма разоружения. Финансовое ведомство экономит на национальной безопасности

В соответствии с принятым в нашей стране порядком новая Государственная программа вооружения (ГПВ) разрабатывается каждые пять лет на десятилетний период. Соответственно ГПВ-2025 должна была начать свою «жизнь» в 2016-м. Но этого не произошло и уже не произойдет.

Таким образом, запрашиваемые Минобороны на реализацию ГПВ средства не случайная, а твердо обоснованная сумма. И если она, на взгляд экономистов, неприемлема, то не стоит требовать от МО ее уменьшения, а как представляется, следует проблему решать. Ведь любое снижение выделяемых на реализацию ГПВ ресурсов неизбежно влечет за собой ограничение обороноспособности страны, национальной безопасности. То есть речь идет об интересах не военного ведомства, а государства.

http://vpk-news.ru/articles/32056

НАТО и страны, составляющие основу его прямых вероятных союзников в возможном противостоянии, формально – внушительная сила. Сравнение показывает их превосходство над ВС РФ от 45-процентного до трехкратного.

Коалиция способна обеспечить необходимый и достаточный наступательный потенциал на всех основных направлениях с перевесом от двух- до четырехкратного. При этом совокупный показатель ресурсов, задействованных ею в конфликте, не превысит 50 процентов от общей численности Вооруженных Сил, то есть не выйдет из лимита в 60 процентов войск, которые по нормативам должны быть в постоянной боевой готовности. Силы и средства, задействованные Россией при отражении нападения, фактически приближаются к максимальному показателю (100%), что в случае поражения означает отсутствие резервов.

Наиболее вероятные цели кампании: поражение ВМФ РФ в основных позиционных районах, ликвидация военных баз в Калининградской области и Армении, поражение сил и средств ВКС и ПВО РФ.

“ Коалиция при конфликте с РФ способна обеспечить необходимый наступательный потенциал на всех основных ТВД с перевесом от двух до четырех раз ”

Прямыми участниками кампании могут стать армии США, Великобритании, Канады, Турции, Польши, ФРГ, Франции, Дании, Нидерландов, Норвегии, Испании, Саудовской Аравии, Японии, Южной Кореи. Тыловую поддержку им окажут Эстония, Латвия, Литва, Швеция, Исландия, Болгария, Румыния, Хорватия, Чехия, Словакия, Словения, Венгрия, Пакистан, Афганистан. Ограниченное участие примут Финляндия, Ирак, Туркменистан, Узбекистан, Азербайджан, Грузия, Украина, Молдавия. Последние шесть стран – бывшие республики СССР в зависимости от результатов кампании могут начать и собственную игру.

Крупные региональные игроки (Китай, Иран и Индия) скорее всего останутся нейтральными, Белоруссия и Казахстан откроют воздушную границу России и предоставят данные РЛС, но не позволят разместить у себя сухопутные и авиагруппы РФ.

Для армии России сопряжен с проблемами.

1. Высокая локализация участков обороны. Некоторые ключевые районы обособлены друг от друга. Их стратегическое значение велико, но фактическое прикрытие весьма формально. Это архипелаги Земля Франца-Иосифа и Новая Земля, остров Врангеля, Анадырь, Калининградский район, базы в Армении, Елизове и Вилючинске. Концентрация здесь ударной мощи коалиции облегчит путь к приграничной зоне.

2. Недостаточность средств ПВО для «многослойной» обороны. Для создания зон ПВО уверенного и многократного поражения потребуется переброска из внутренних позиционных районов комплексов С-300 разных модификаций, С-400, перебазирование комплексов ближней обороны («Панцирь» С1/2, «Бук-М2», Тор).

3. Ограниченные возможности флота в борьбе с АУГ. Несмотря на заявления об «устарелости» авианосных соединений, сегодня конкурентами им могут быть только аналогичные подразделения. Вдали от зоны действия береговой авиации флот РФ становится мишенью. Уравнять это могут субмарины, которые атаковав корабли ордера, существенно снизят скорость авианосной группы.

4. Недостаток высокоманевренных самолетов, способных противостоять активной РЭБ, имеющих при этом дальнюю радиолокацию и большой боевой радиус. Самолеты с помехозащищенными бортовыми РЛС, способные к равноценному встречному бою на дальней дистанции, составляют в ВКС РФ менее 20 процентов. Следствием этого становится обязательное комплектование боевых звеньев истребителями Су-30СМ, Су-35С, а также использование Су-34 для воздушного боя, прикрытия оперативно-тактической авиации и ударов по силам ВМФ коалиции. Фактически придется полностью распределить модернизированные средства истребительно-бомбардировочной авиации между активными ТВД.

На Северо-Западном ТВД будут воевать армии США, Великобритании, Норвегии, Дании, Нидерландов. Блок выставит две усиленные авианосные группы (АУГ) – до 14 эсминцев и фрегатов УРО в каждой и до 10 атомных и дизель-электрических субмарин с ВТО, которые будут развернуты по условной линии Серкапейя – Лафотенские острова, по дуге, вогнутой к юго-западу. Задача – поражение высокоточным оружием инфраструктуры и ударных сил СФ, объектов ПВО ВС РФ. Кроме того, отдельная ударная группа подводных лодок (УГПЛ) будет базироваться у северо-восточной оконечности Шпицбергена. Эскадрилья стратегов атакует инфраструктуру СФ и объекты ПВО ВС РФ, а сводное авиакрыло береговой зоны развернется на базах в северо-западной и центральной Норвегии. Комплексы MIM-104 Patriot будут защищать «землю», THAAD обеспечат усиление зоны радиолокационного покрытия.

Задача группировки – вскрыть оборону, выявить и уточнить цели, нанести поражение истребительной авиации РФ, ударным и вспомогательным силам СФ.

Вероятный замысел операции – флот и сводное авиакрыло на боевом патрулировании ожидают выхода ударной группы СФ к морской границе РФ. АУГ и УГПЛ наносят удар по разведанным позициям объектов ВВС и ПВО на архипелагах Земля Франца-Иосифа и Новая Земля. В свободном воздушном пространстве стратеги массированно отстреляются ВТО по наземным объектам, одновременно авиакрыло береговой зоны, субмарины из состава АУГ атакуют ударную группу СФ.

Части сводного авиакрыла с боем разведывают береговую зону, вскрывают оборонительные порядки, уточняют и уничтожают наземные цели. При приближении ударной группы СФ АУГ коалиции вне зоны поражения отступают в глубину до 300 морских миль и, не прекращая ударов по земле, пытаются окружить и уничтожить североморцев. Сводное авиакрыло фланговыми и тыловыми ударами отсекает оперативно-тактическую и истребительную авиацию РФ от флота.

На Балтийском ТВД выступят силы США, Великобритании, Германии, Дании, Нидерландов, Франции. Блок выставит усиленную АУГ – крейсеры, эсминцы и фрегаты УРО, атомные и дизель-электрические субмарины с ВТО. Район развертывания – условная линия Вентспилс – Стокгольм, внутренняя акватория Моонзундских островов и Готланда. Задача – уничтожить портовую, береговую и аэродромную инфраструктуру Балтфлота и Калининградского особого района, поразить ПВО, парировать контрудар Балтфлота и уничтожить его ударные силы. Эскадрилья стратегической авиации будет бить высокоточным оружием по инфраструктуре флота и Калининградского особого района, объектам ПВО ВС РФ.

Сводное авиакрыло прибалтийской зоны развернут на базах Германии и Польши. Наземное прикрытие – комплексы MIM-104 Patriot, наземная поддержка операции в Калининградском районе – ОТРК MLRS M-270. Боевая задача – вскрытие зон и уничтожение объектов ПВО в погранрайонах и глубине обороны (Белоруссия, Псковская и Тверская области), обеспечение господства в воздухе (Прибалтика, северо-восточная Польша), поражение инфраструктуры авиации и флота.

Возможный замысел операции: авиация и флот, группы поддержки и прикрытия встанут на боевое патрулирование вне зоны поражения береговыми комплексами РФ. Используя особенности фарватеров, флот засыплет минами морскую границу РФ. Ударные силы Балтфлота и авиацию отсекут от Калининградского особого района. АУГ, сводное авиакрыло и стратегическая авиация нанесут массированные удары по объектам РФ.

На Черноморском ТВД силы коалиции формируют США, Турция, Франция, Германия, Саудовская Аравия, Италия, Испания.

Босфорская ударная группа – АУГ в составе крейсеров, эсминцев и фрегатов УРО, субмарины развернется в Мраморном море, Босфорском проливе, на северо-западе острова Боз. Боевая задача: поражение ВТО дальнего действия портовой и аэродромной инфраструктуры, наземных средств ПВО ЧФ, создание зоны ПВО восточного побережья Мраморного моря (Эдирне – Стамбул – Измит), пресечение контрударов ЧФ в устье Босфора и на побережье Зонгулдака.

Силистрийскую группу береговой обороны составят эсминцы и фрегаты УРО, сводное авиакрыло. Наземную поддержку обеспечат батареи ЗРК MIM-104 Patriot. Базирование группы – Варна – Тырново – Бургас с задачей создать зону сплошного патрулирования побережья, прикрыть противолодочную авиацию, ДЛРО и РЭБ, наносить беспокоящие удары по инфраструктуре крымского района.

В Анатолийскую многоцелевую группу, развернутую по линии Синоп – Эрзурум – Трабзон, войдут эсминцы и фрегаты УРО, наземное прикрытие обеспечат батареи ЗРК MIM-104 Patriot. Боевая задача – создать зону сплошного патрулирования побережья, наносить беспокоящие удары по инфраструктуре крымского района, вскрытие и уничтожение районов ПВО в Армении и Абхазии.

Возможный замысел операции: ударить ВТО по силам ЧФ и ПВО в районах базирования (Крым, Новороссийск, Краснодарский край, Северная Осетия), вскрыть, прорвать и уничтожить зоны ПВО в Армении. Пресекая попытки рейдов авиации и флота РФ в Босфор, Силистрийский и Анатолийский позиционные районы, нанести встречным боем поражение, принудить российские ВС к позиционной обороне. Ударами ВТО поражать инфраструктуру авиации и флота РФ вплоть до ликвидации боевого потенциала.

На Тихоокеанском ТВД действуют США, Япония, Южная Корея. В авианосном соединении – две АУГ в составе крейсеров и эсминцев УРО, подводные лодки, авиация. Задача развернутого северо-восточнее пролива Буссоль соединения – поражение береговой обороны Курильской зоны, Камчатского полуострова и ударной группы ТОФ, противолодочная борьба, встречный воздушный бой.

Эскадрилья стратегической авиации «Север» атакует побережье Курильской гряды и Чукотского полуострова. Южная ударная группа – АУГ из крейсеров и эсминцев УРО развертывается южнее островов Лианкур в Японском море для поражения ударной группы ТФ, противолодочной борьбы и атаки объектов Хабаровского края. Эскадрилья стратегической авиации «Юг» обстреляет ВТО объекты в глубине оборонительных порядков (Хабаровский край, Сахалин). Западное сводное авиакрыло развернут близ корейских городов Соннам, Сувон для защиты северо-западного побережья, поражения ВТО объектов Хабаровского края и Сахалина, противолодочной обороны в южной зоне Курильской гряды.

Восточное сводное авиакрыло с острова Хоккайдо (Саппоро, Мисава) усилит прикрытие группы, будет вести встречные воздушные бои, поражать ВТО объекты в Хабаровском крае. Береговую зону Хоккайдо и Корейского полуострова прикроют батареи MIM-104 Patriot и комплекс THAAD в Южной Корее.

Авиация и флот, определив место сбора ударной группы ТОФ, не входя в зону действия ПКР, отстреляются ВТО по объектам инфраструктуры и ПВО РФ по всему периметру позиционного района. Авиация и субмарины навязывают ударной группе флота РФ размен, пресекают попытку ее выхода в Тихий океан/Японское море и оттесняют на базы. После определения районов отхода кораблей, сосредоточенными ударами наносят поражение основным флотским силам РФ. Авианосные группы маневрируют к морской границе РФ и, сократив дистанцию до основных баз РФ, непрерывными ударами подавляя боевые порядки ПВО, уничтожают инфраструктуру ВС РФ.

Начало операции будет зависеть от реакции ВС РФ на развертывание ударных сил коалиции и исчерпывается тремя сценариями. «Пассивный» – подразумевает отказ от формирования ударных групп и защиту береговых позиционных районов, флот фактически становится составной частью ПВО. При «выжидательном» варианте ударные группы выдвигаются на патрулирование наиболее опасных участков границы. При выборе «превентивного» варианта ударные группы флота войдут во фланги районов развертывания АУГ коалиции в нейтральных водах.

Таким образом, на Тихоокеанском и Северо-Западном ТВД имеет смысл реализация и превентивного, и выжидательного, и пассивного вариантов, на Черноморском – выжидательного и пассивного, на Балтийском – только пассивного.

Может быть и экстремально-превентивный вариант, при котором ударная группировка флота заранее сосредоточивается в районе открытого моря вне отдельного ТВД, что не только угрожает тылу коалиции, но и потребует существенного пересмотра ресурсов кампании.

Сильные стороны нового оружия снижаются присутствием в группе устаревшего и наоборот – преимущества старых систем будут обесцениваться пробелами современных. У новейшего истребителя F-22 Raptor крайне ограниченный боевой радиус, а возможности его радиолокации нивелируются отсутствием адекватного по дальности вооружения «воздух-воздух». Аналогичные проблемы возникают и в российской авиации.

Однако характеристики систем перехвата SM3/SM6, PAAMS показывают, что они способны эффективно противостоять части ударного ордера, и в расчетах учитывается возможность перехвата двумя противоракетами этих систем.

http://vpk-news.ru/articles/31966

Подчеркнем: «Томагавки» состоят на вооружении ВМС США около 30 лет, и этот факт в первую очередь необходимо учитывать при оценке их современного технического уровня. Они постоянно совершенствовались в течение всего этого времени.

Новейшая модификация RGM/UGM-109E Tactical Tomahawk (Tac Tom) Block 4 (тактический «Томагавк») предлагалась ВМС еще в 1998 году фирмой Raytheon как дешевая замена ракетам предыдущего поколения. Главной целью программы Tac Tom было создание образца, который станет значительно (почти втрое) дешевле в производстве, чем прежняя модель TLAM-C/D Block 3: 569 тысяч долларов против примерно 1,5 миллиона. Ее корпус, включая аэродинамические поверхности, выполнен из углепластика, перьев стабилизатора стало три. На ракете установили более дешевый турбовентиляторный двигатель Williams F415-WR-400/402. Однако ракетой оказалось невозможно стрелять через торпедный аппарат подводных лодок.

Систему наведения наделили новыми возможностями идентификации целей и перенацеливания в полете. Ракета повторно программируется через спутниковую (ультравысокочастотную) связь на 15 любых заранее предопределенных объектов. Стало технически возможно барражирование в течение трех с половиной часов в районе цели и на удалении четырехсот километров от точки пуска до получения команды на поражение. Ракету можно использовать в качестве БЛА для доразведки уже пораженной цели. Общий заказ ВМС на новую модификацию с 1999 по 2015 год составил более трех тысяч единиц.

В арсенале американского флота находятся без малого 3500 «Томагавков». В основном это ракеты RGM/UGM-109E Block 4. Сегодня Tactical Tomahawk четвертого поколения – основная модификация, состоящая на вооружении ВМС США.
http://vpk-news.ru/articles/32059

Как правило, американские АПЛ находились в мертвой зоне (зоне тени) гидроакустических средств наблюдения наших АПЛ и не могли наблюдаться последними. При выполнении маневров, связанных с изменением курса или глубины погружения, нашими подводными лодками даже при кратковременном взаимном гидроакустическом контакте столкновения избежать не удавалось прежде всего из-за дефицита времени и особенно - информации о пространственной ориентации их относительно друг друга.
ФАКТ СТОЛКНОВЕНИЙ АМЕРИКАНЦЫ НИКОГДА НЕ ПОДТВЕРЖДАЛИ
Таким образом, столкновения подводных лодок происходили в практически неконтролируемой обстановке и приводили к их тяжелым повреждениям. Так, в частности, было и после столкновения в июне 1970 г. в подводном положении у берегов Камчатки АПЛ "Тотог" ВМС США с нашей АПЛ К-108, командиром которой тогда был капитан 1 ранга Борис Багдасарян. Наша лодка всплыла на перископную глубину для приема сеанса связи с берегом, оказалась закрытой от следящей за ней американской субмарины слоем гидрологического "звукового скачка" и через некоторое время погрузилась на прежнюю глубину. Гидроакустики сразу же обнаружили сильный шум турбины иностранной АПЛ по правому борту, пеленг на нее быстро менялся на нос, то есть она обгоняла нашу АПЛ, находясь рядом.

Потом внезапно ее шумы стали стихать и почти исчезли (в это время она, видимо, также обнаружив нашу лодку, но не зная точной дистанции до нее, совершала циркуляцию влево для восстановления прежней позиции слежения). Через минуту последовал страшный удар в кормовую оконечность К-108, стал быстро нарастать дифферент на нос, люди не могли удержаться на ногах, лодка стремительно проваливалась на глубину. На своих местах в ЦП остались только командир АПЛ и инженер-механик, мужчина атлетического сложения, к счастью, схватившийся за колонку аварийного продувания цистерн главного балласта (ЦГБ). На одной руке он висел, а другой вручную открывал маховик аварийного продувания носовой группы ЦГБ, катастрофический дифферент около 40 градусов начал отходить. Далее он последовательно продул аварийно среднюю и кормовую группы ЦГБ, и лодка всплыла на поверхность. Но на поверхности океана никого не было.

Как правило, после таких инцидентов американские лодки не всплывают, должно быть, памятуя о своей шпионской миссии. Видимо, командир "Тотог" посчитал (а основания, судя по записи гидроакустических данных, для этого были), что советская лодка затонула (глубина моря в этом месте около 2,5 км). После передачи установленного донесения наша АПЛ погрузилась снова и услышала удаляющиеся шумы американской лодки.

Кроме мастерства экипажа нашу подводную лодку от гибели спасло только то обстоятельство, что удар был нанесен рубкой американской субмарины в самый мощный узел набора корпуса К-108: в чугунную мортиру линии правого гребного вала, жестко закрепленную в правом кормовом стабилизаторе за пределами прочного корпуса, в проницаемой кормовой оконечности лодки. В результате этот мощный узел был более чем на метр вдавлен внутрь легкого корпуса, толстенный гребной вал согнулся, как соломинка, и заклинился.

Однако существует такой гидроакустический феномен (и опытные подводники о нем знают): в секторе 30-40 градусов носовых курсовых углов работа основных шумоизлучающих механизмов АПЛ (винты, турбины, циркуляционные насосы, автономные турбогенераторы) экранируется корпусом корабля, и образуется некая "гидроакустическая воронка". Шумовая диаграмма лодки имеет при виде сверху форму летящей белки-летяги. Поэтому, сближаясь на встречных или почти встречных курсах, подводные лодки обнаруживают друг друга на очень малых расстояниях. Гидроакустики "Грейлинга" обнаружили нашу лодку в режиме шумопеленгования (а это на всех подводных лодках всех стран основной режим наблюдения, обеспечивающий главное тактическое преимущество подводных сил - их скрытность) на расстоянии около одного километра (около 6-8 кабельтовых).

С этого же направления к нашей лодке стремилась встречным курсом следившая за ней двое суток иностранная АПЛ (ИАПЛ), потерявшая из-за указанных маневров гидроакустический контакт с ней и торопившаяся восстановить его. Прошло десять, двадцать минут, а "Курск" все не обнаруживался. И тогда командир ИАПЛ решил всплыть для уяснения обстановки на перископную глубину (ведь "Курск", по его предположениям, мог находиться и в надводном положении). Глубину, опасную от таранного удара (от 50 м до перископной), подводники всего мира проходят быстро, на скорости около 12 узлов. На подходе к перископной глубине (для них - 14-15 метров) ИАПЛ неожиданно для себя ударила нижним подзором носовой части с острого курсового угла в верхнюю область правого борта носовой части "Курска", где находился торпедный аппарат (ТА), заряженный боевой торпедой УСЭТ-80. Из шести ТА нашей лодки только в двух находились практические торпеды, остальные четыре аппарата были снаряжены боевыми торпедами: две УСЭТ-80 и две 65-76, ведь "Курск" - это корабль постоянной боевой готовности. Кроме того, еще 18 боевых торпед штатного боекомплекта находились на стеллажах первого отсека.
Столкновение подводных лодок - это не столкновение двух автомобилей, остающихся в изуродованном виде на месте. Оба подводных объекта, один - массой почти 24 тысячи тонн - "Курск", другой - 6900 тонн (АПЛ типа "Лос-Анджелес") или 4500 тонн - "Сплендид", продолжают двигаться с прежней скоростью (в данном случае относительная скорость встречного движения 5,5 м/сек), разрушая и разрывая все на своем пути, в том числе и свои корпуса. И поскольку АПЛ ВМС США и Великобритании по технологической традиции строятся однокорпусными с толщиной корпуса 35-45 мм, а наши - двухкорпусными, где толщина наружного легкого корпуса всего 5 мм, то при прочих равных условиях большие повреждения получают именно наши лодки. Уже через секунду после первого соприкосновения ТА правого борта с боевой УСЭТ-80 был смят на половину своей длины.
Это вызвало детонацию и взрыв боеголовки торпеды, где основная энергия пошла по пути наименьшего сопротивления - в сторону задней крышки ТА, которая взрывом была вырвана, и через дыру более полуметра в диаметре в отсек хлынул поток воды, заполняя его и вызвав короткие замыкания электрических сетей. Стал быстро нарастать дифферент на нос.
Возможно, командир "Курска" для его отвода успел дать команду увеличить ход и переложить носовые рули на всплытие. Но исполнить все это времени уже не было. От коротких замыканий электросетей сработала аварийная защита обоих реакторов, лодка лишилась хода, управления и с нарастающим дифферентом все быстрее погружалась, пока примерно через минуту не ударилась носовой частью о дно моря.
Далее, мгновенно пройдя полутораметровый слой ила, огромная АПЛ по инерции бороздила носовой частью скальную основу дна Баренцева моря, пока не смяла передние крышки других торпедных аппаратов, где находились боевые торпеды с тротиловым эквивалентом их боеголовок около двух тонн, которые и взорвались, приведя к катастрофе корабля. Возможно, при этом сдетонировали и стеллажные торпеды, на что указывает огромная пробоина в прочном корпусе "Курска" (рассчитанном на давление 60 атмосфер) площадью 6 квадратных метров над первым отсеком. По записям сейсмических станций, это произошло через две с половиной минуты после первого взрыва. Одновременно были проломлены межотсечные переборки во второй, третий и четвертый, а возможно, и пятый отсеки, так как они рассчитаны на давление всего 10 атмосфер. В эти две с половиной минуты погибли до 78-90 членов экипажа.
От сильнейшего удара о грунт при дифференте около 30 градусов в кормовых отсеках сорвало с фундаментов основные механизмы главной энергетической установки "Курска": турбины, турбогенераторы, обратимые преобразователи и т.п., а с ними и гребные валы, которые разгерметизировали дейдвудные сальники и межотсечные подшипники и уплотнения. Через эти неплотности на глубине 108 метров хлынула вода, которая вызвала короткие замыкания и возгорания в кормовых отсеках, что подтвердили норвежские водолазы, заглянув в девятый отсек. Таким образом, в течение короткого времени погиб и личный состав кормовых отсеков.
ГДЕ УБИЙЦА "КУРСКА?
Куда же делась обидчица "Курска"? К моменту катастрофического взрыва в первом отсеке нашей лодки, то есть через две с половиной минуты после первого соприкосновения, она, распоров правый борт "Курска", также лежала на грунте примерно в 700 метрах по корме от нашей субмарины. Повреждения, которые она получила, определялись первым взрывом УСЭТ-80 и механическими повреждениями ее корпуса и забортной арматуры, полученными при контактном движении обеих лодок относительно друг друга в первые 15-20 сек.

Видимо, она получила пробоину в обтекателе гидроакустического комплекса (ГАК), повреждения носовых антенн ГАК (режимов шумопеленгования и измерения дистанции), пробоины внутренних носовых цистерн главного балласта, носовых (рубочных, если АПЛ ВМС США) и правого кормового горизонтальных рулей и стабилизаторов. Возможно даже, что был затоплен ее первый отсек и в нем погибли люди. Но основные жизненно важные механизмы ее остались исправными или получили незначительные повреждения. Создав противодавление в первом отсеке около 11 атмосфер, починив за сутки механизмы, необходимые для обеспечения движения и управления подводной лодкой на глубине, аварийно запустив ядерный реактор от аккумуляторной батареи (она для этого и стоит на АПЛ), иностранная подлодка смогла подвсплыть до глубины 40-50 метров, дать малый ход и так, ковыляя, унести ноги с места происшествия.

https://cont.ws/post/110661

В 11 часов 28 мин. «Курск» был готов к запуску «Шквала». «Толедо» приблизился к нему на опасное расстояние, произошло столкновение. Тогда у россиян и американцев больше не выдерживают нервы. Гидролокатор «Мемфиса» регистрирует звук открытия торпедного люка «Курска». Чтобы предотвратить затопление «Толедо» торпедой «Шквал», капитан, «Мемфиса» выпускает торпеду Mk48.
Судьба «Курска» уже решена. Американская торпеда пробивает корпус корабля в задней части торпедного отсека, в непосредственной близости от командирского мостика. Это приводит к взрыву и зажиганию урана, возникает пожар. Огонь добрался к остальным 24 торпедам. Через 2 минуты и 15 секунд от удара Mk48 происходит огромный взрыв в торпедном отсеке. Уничтоженный «Курск» идёт на дно.
(Я видел этот канадский документальный фильм: там было сказано, что американская торпеда МК48 спроектирована таким образом, что всегда поражает капитанский мостик вражеской подлодки. Она пробивает корпус и затем взрывается внутри корабля, уничтожая его командный состав — прим.)

«Мы были убеждены, что произошло столкновение с иностранным судном, а взрыв в торпедном отсеке произошёл в результате столкновения с дном, — говорит подполковник Андрей. — Американцы, однако, сразу же признались, что действительно произошло, отправив к нам Тенета с секретной миссией. Это был шок. Только благодаря Путину не было ядерной контратаки, хотя многие адмиралы до сих пор бросают ему серьёзные упрёки, что надо было отвечать, а не торговаться».
Затирание следов
Тенет признаёт, что «Мемфис» в панике, первым открыл огонь. Американцы и россияне ищут выхода из кризисной ситуации. Путин, который был тогда президентом менее чем полгода, решается на спираль лжи. Власти сначала уверяли, что «Курск» погиб в воскресенье, а не в субботу, что никто не выжил из-за взрыва и пожара, что на борту судна не было ядерного оружия. Не было ни слова об иностранных кораблях в Баренцевом море; о блокированных в девятом отсеке 23-х моряках, которых можно было спасти; о ядерной угрозе; о включённых на полную мощность как во время атаки двигателях «Курска».
Несколько адмиралов, которые пытались представить, иную чем официальная версию событий, были уволены со службы. А официальная версия гласит, что на борте «Курска» была утечка топлива из одной 30-летней учебной торпеды ПВ 65-76 «Кит».

http://sosizrygalov.livejournal.com/112350.html

Генеральный прокурор В.В. Устинов и его непосредственные начальники, проведя «показательное расследование» и фактически свалив гибель русских моряков на них же самих, взяли на себя огромную моральную ответственность за то, что скрыли истинные причины этой катастрофы, которые лежат на поверхности.

8. Американская АПЛ «Мемфис» относится к классу лодок, которые почти не слышат сонары российского ВМФ, к тому же ее корпус сделан из специального сплава, который способен выдержать не только погружение на 1 километр, но и столкновение (таран) с другой АПЛ. На этой лодке установлены активные средства гашения акустической энергии, эти приборы преобразуют акустическое поле корабля таким образом, что оно сливается с фоновым.

Вероятно именно по этой причине «Курск» не слышал и не видел «Мемфис». Наши подводники называют атомоходы «гордость нашего подводного флота» ревущими тракторами и ревущими коровами, потому что шумность российских лодок превосходят американские аналоги во многие десятки раз при той же весьма не малой цене изготовления. Сейчас, благодаря технологическому превосходству и построенной системе обнаружения, наши лодки представляют для американцев легко обнаруживаемые лишь потенциально опасные плавучие мишени, поэтому строительству таких объектов они политически особо не препятствуют. Скорее наоборот, чем больше дорогостоящих плавучих мишеней будет больше в структуре сил ядерного сдерживания России (в ущерб иным видам), тем американцам спокойнее.

http://anna-news.info/node/7006

«Жить во дворе и в нем воспитываться, — заметил как-то раз сам Путин, — это все равно, что жить в джунглях. Очень похоже. Очень».

Российский президент до сих пор часто действует по законам джунглей. Откуда взялось, например, его представление о том, будто США и НАТО угрожают России? Видимо, все из того же шального детства, когда Путину много раз доводилось видеть, что враг никаким аргументам не внемлет, и лишь точный удар в зуб или «бросок через пупок» способны остановить агрессию.

Правда, до конца не ясно, верит ли сам Путин, что в жизни все устроенно именно так, или он лишь предлагает подобную картину мира своему электорату, большая часть которого тоже выросла во дворах. В любом случае получается неплохо. Личный жизненный опыт показывает президенту, что такого рода схемы работают. Цепляют людей за душу, пробуждают воспоминания о том, как им самим приходилось выживать в агрессивной детско-юношеской среде.

А затем эти воспоминания переносятся на среду международную. Если со всех сторон нас окружают враги, а мир в целом — игра с нулевой суммой, то, значит, нам надо объединяться вокруг национального лидера, забыть все внутренние конфликты и цепко держаться за «истинные ценности»: нефть, газ, металлы. Нельзя проявлять слабость, поскольку слабых бьют, как сказал Путин сразу после теракта в Беслане.

При рациональном подходе часто оказывается, что подобная картина мира не соответствует действительности, но люди путинского склада (а таких у нас большинство) склонны руководствоваться иррациональными представлениями.

Впрочем, вне зависимости от того, считает ли Путин, что современный мир — как большой питерский двор, где слабакам спуску не дают, в одном он точно уверен: слаб тот, кто остается одиночкой. Побеждают всегда команды — сплоченные, основанные на идее абсолютной преданности. «Один за всех — все за одного», как говорили мушкетеры. Или, как говорит Путин, «кто нас обидит, трех дней не проживет».

По всей видимости, это представление укреплялось у Путина сначала во время его увлеченности спортом, потом — в годы службы в КГБ, и, наконец, в период работы в питерской мэрии, предполагавшей активное общение с бизнесом. Ошибочно мнение, будто в «лихие 90-е» побеждали лишь отморозки, которые беззастенчиво крали, обманывали, обвешивали, спаивали и т. д. Все это, конечно, было — но публика, предпочитавшая именно так вести дела, как правило кончала плохо: либо в тюрьме, либо на кладбище. Побеждали же те, кто, понимая необходимость борьбы (иногда очень жесткой), выстраивали с ближним окружением совершенно иные отношения.

Успешные люди внутри собственной команды вели себя патерналистски: никого не кидали, культивировали взаимопомощь. Восходя по служебной лестнице, тащили за собой свою команду, поскольку были уверены в ее преданности, которая важнее деловых качеств. Может, Путин и не сразу понял, что именно так следует вести дела. Но как человек, обладающий здравым смыслом и внимательно наблюдавший за жизнью Питера 1990-х, он рано или поздно должен был это осознать.

По мере появления новых задач и разрастания объема контролируемых ресурсов любые команды пополняются новыми людьми, которые, пройдя своеобразный испытательный срок, могут стать полноправными членами. Команда Путина изначально формировалась на базе сослуживцев по питерской мэрии, но в нее быстро вошли чекисты, с которыми лидеру раньше приходилось иметь дело. В Кремле задачи у Путина стали столь масштабными, что подключились друзья детства, партнеры по спорту. Одновременно привлекались новые специалисты — по внешней политике, экономике, политтехнологиям. Однако те, кто пришел к Путину, когда он был уже на вершине власти, полноправными членами команды становились редко. Видимо, к ним президент не испытывал того доверия, которым обладали люди, прошедшие с ним сквозь огонь, воду и медные трубы.

Вообще, чем дальше человек находится от ближнего круга Путина, тем меньше уважения он ему внушает. Сильные рядом, слабые поодаль. А двор приучил Путина не уважать слабых. Слабые хороши лишь как масса, которой можно манипулировать ради укрепления собственных командных позиций. Подобное отношение к людям Путин, конечно же, старается не демонстрировать, но с учетом уровня публичности скрыть его полностью невозможно.

Сейчас нам кажется, что Путин всегда был очень успешным человеком. Еще бы: занял президентский пост в столь молодом возрасте и остается на вершине уже много лет! Но на самом деле его жизнь состояла из черных и белых полос. Сложное дворовое детство сменилось чередой успехов: достижения в спорте (чемпион Ленинграда по борьбе), элитное (по ленинградским меркам) юридическое образование и, наконец, служба в КГБ — структуре, куда не каждого возьмут. А дальше вновь началась черная полоса.

Путин не скрывал, что при выборе профессии ориентировался в значительной степени на киношную романтику. Он очень любил знаменитый советский фильм про разведчиков «Щит и меч». Посмотрев его, пришел на Литейный проспект к зданию КГБ, чтобы поинтересоваться, как стать сотрудником. Юноше посоветовали для начала получить хорошее высшее образование. Желательно — юридическое. Что он и сделал.

Увы, «романтическая лодка» любви к профессии разбилась о быт. Из 16 проведенных в КГБ лет он лишь пять проработал за границей: с 1985 по 1990 год. И это бы еще ничего, дорогу к цели Путин мог выдержать. Однако в ГДР он, по сути, стал обыкновенным мелким чиновником, заполняющим бумажки на потенциальных агентов. Думается, тогда уже стало ясно, что высот в силовых ведомствах Путин не достигнет.

Но еще задолго до этого он столкнулся с более серьезными обстоятельствами, нарушившими его планы. Стране победившей госбезопасности вдруг пришел конец. И для не слишком удачливого разведчика это означало конец всему. То ли сам Путин понял, что перспектив больше нет, то ли ему это прямо объяснило начальство, но в итоге оказалось, что после 37 лет он был вынужден начинать карьеру заново.

Трудно усомниться в том, что Путин это тяжело переживал. Что творилось в его душе, мы не знаем, но Людмила Путина как-то призналась своей немецкой подруге (не подозревая, что та это признание когда-нибудь обнародует): «К сожалению, он — вампир».

После ухода из КГБ Путину пришлось некоторое время поработать помощником ректора ЛГУ по международным связям. Любопытно, что многие до сих пор путают должности, называя его проректором. В голове не укладывается, какой низкий ранг был тогда у человека, ставшего через год заместителем мэра, а через 10 лет — президентом страны.

Белая полоса началась, когда Путин стал заместителем (а после — первым заместителем) мэра Санкт-Петербурга. Взлет был невероятным. За пару лет — из мелкого университетского клерка до второго лица города. Казалось, что есть шанс на успешный рост, но тут Собчак проиграл выборы, и Путин остался без работы. В Москву его пристроили совокупными усилиями трех петербуржцев — Кудрина, Чубайса и Большакова.

А дальше случилось чудо. Путин, которого судьба мотала до той поры как песчинку, сумел вдруг сделать невероятную карьеру. Конечно, на новом взлете сказалось умение привлекать людей, привитое ему много лет назад в школе КГБ. Но важно было и другое. Путин взял себя в руки и все силы посвятил продвижению по службе.

Жизнь закалила его и сформировала представление о том, что надо лишь быть сильным и уметь ждать благоприятного момента. Нет смысла в глобальной стратегии, рассчитанной на десятилетия. Но краткосрочную тактику надо иметь обязательно. Возьми максимум от текущего момента, продержись, сжав зубы, а дальше все само пойдет. Вырастут цены на нефть — и разрешится экономический кризис. Подставится Янукович — и можно будет присоединять к России Крым. Сменится американский президент — и, глядишь, смягчится режим санкций, наложенных на Россию. И теперь, видя системный кризис, поразивший Россию, Путин скорее всего думает о том, что кривая вывезет. Куда-нибудь и как-нибудь.

Психология семидесятника. В дополнение к личным качествам, которыми обладает Владимир Путин, надо рассмотреть еще один важный фактор, влияющий на его поведение — принадлежность к определенному поколению. Условно его можно обозначить как генерацию семидесятников — людей, сформировавшихся в период глубокого советского застоя, когда уже было ясно, что мы не построим ни коммунизма, ни социализма с человеческим лицом, но, с другой стороны, еще не было никаких намеков на возможность Перестройки и перехода к капитализму.

Люди этого поколения были в целом больше, чем их отцы и деды, склонны к прагматизму. Они меньше фантазировали, строили меньше иллюзий о возможности неожиданных социальных поворотов. Семидесятники исходили из представления о том, что всю жизнь придется прожить примерно в такой же застойной бюрократической системе, как брежневская. Умрет один лидер, придет другой — чуть помоложе. Затем третий. И так до бесконечности. Поэтому не стоит мечтать о демократии и правах человека, о том, что кто-то прислушается к мнению диссидентов. Личное мнение надо засунуть в карман и адаптироваться к реальной ситуации.

Свой прагматизм толковый семидесятник оборачивал обычно либо в форму профессионализма, либо в форму эскапизма. Иными словами, он либо максимально приспосабливался к внешней среде, стремясь получить хорошую специальность и сделать карьеру, либо уходил из убогого брежневского мира в свой собственный. Для кого-то это могли быть книги, музыка или коллекционирование. Для кого-то — семья, дети, обустройство квартиры, достижение минимального уюта хотя бы на малой территории, отгороженной от бестолкового неуютного социализма. По сути, мещанство и карьеризм вновь стали позитивными явлениями после десятилетий революционной борьбы с ними.

Путин оказался одновременно и карьеристом, и мещанином. Профессионально усвоенное умение нравиться людям сделало его президентом, а склонность заботиться о себе, своей семье и команде помогла удержать власть надолго. Чем он точно не «грешил», так это намерением спасти мир, осчастливить народ, осуществить реформы, которые переменят Россию в лучшую сторону.

Согласно воспоминаниям Владимира Усольцева — путинского сослуживца по Дрездену, то есть по работе в разведке, — большой мир и большая политика будущего президента России тогда особо не занимали. «Володя, — отмечает Усольцев, — дал полную волю своим индивидуалистическим установкам: жить для семьи, для своих дочурок, извлекая из сложившейся ситуации оптимум». «Когда все население России, особенно из так называемого „красного пояса“, поймет, что, думая прежде всего о себе, каждый принесет и себе, и обществу намного больше пользы, чем приносит, убиваясь „на благо общества“?», — так, в пересказе Усольцева, мыслил Путин. И постоянно удивлялся, почему немцы и чехи умеют жить весело, а у нас не получается. Если праздник, то обязательно вдрызг напиться и набить кому-нибудь морду. Что мы за народ такой?

Путин всегда вел себя в зависимости от обстоятельств. В Германии больше ориентировался на семью. В мэрии, напротив, сделал ставку на карьеру, видя, что судьба ему вдруг улыбнулась и перспективы открылись такие, о которых несколько лет назад и мечтать было невозможно. При этом, правда, Путин и об уюте не забывал. Вступил в кооператив «Озеро», дачку построил, деньжат прикопил.

В советские го