Общественно-деловая
прогнозно-аналитическая
газета
Видение 2020
Какая политическая и социально-экономическая система сложилась сегодня в России?

феодально-вассальная

социально-демократическая

криминально-олигархическая

кланово-капиталистическая

диктаторско-монархическая

советско-социалистическая

оккупационно-паразитическая

Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 года

Покорение белой расы

Славянское царство

Пьёшь и куришь - писаешь мозгами

Фото архив






Профнепригодность WADA

WADA – иллюзия борьбы с допингом

28/09/2016 Сергей Смирнов /2020

Интереса ради прочел на официальном сайте WADA (Всемирной антидопинговой ассоциации) доклад Макларена (на русском языке) о предварительных результатах расследования «допингового скандала», который привел к отстранению наших легкоатлетов и паралимпийцев от участия в летних Олимпийских играх 2016 года.

До прочтения этого доклада я наивно считал, что WADA, учрежденная Международным олимпийским комитетом (МОК) и почти двумя сотнями государств, имеющая десятки лабораторий по всему миру, солидную правовую базу на уровне ООН, в состоянии решить тривиальную задачу – обнаружить запрещенные вещества в моче спортсменов. Но оказалось, что существующая в WADA система контроля в принципе не может получить достоверные данные о том, принимал спортсмен допинг или нет. Эта система просто неправильно изначально спроектирована.

Невольно вспомнился известный афоризм, приписываемый Талейрану: «Война – слишком серьезное дело, чтобы поручать ее военным». Слегка перефразируя, хочется повторить: «Система антидопингового контроля слишком серьезное дело, чтобы доверять ее создание спортивным функционерам, юристам и политикам».

В чем же главная ошибка разработчиков системы?

Для понимания несколько отвлечемся в сферу сбора и анализа разведывательных данных. Здесь главная проблема – оценить достоверность разведданных, поступивших из нескольких источников. Во время Второй мировой войны американские ученые придумали простую формулу, позволяющую буквально «в уме» оценить степень достоверности полученной информации. Достоверность (в процентах) равна 100% умноженных на дробь (n-1)/ n, где n – число независимых источников информации.

Очевидно, что достоверность данных, полученных из одного источника равна нулю. При двух источниках – 50%, что равносильно гаданию, подбрасывая монету (орел или решка). И только при трех независимых источниках степень достоверности выходит из области «гадания на кофейной гущи». Но в существующей системе проверка спортсмена на допинг проводится только в одном месте – в национальной антидопинговой лаборатории. В редких случаях допинг-офицеры проводят дополнительный анализ допинг-проб. То есть достоверность данных не обеспечивается в принципе, т.е. не выходит за рамки 50%.

Но, как выясняется, реальное положение еще хуже. Во многих странах допинг-контроль не производится годами, а МОК тем не менее допускает спортсменов этих стран для участия в международных соревнованиях. Как наглядно показано в одной из статей (http://www.championat.com/other/article-250092-pochemu-sistema-doping-kontrolja-vada--dyrjavoe-resheto.html): «из 139 агентств делали тесты меньше половины – 65! Из этих 65 – львиная доля сделало по 1-2 пробы в год (как, например, Украина). И только 27 агентств делает более 15 проб в год, и это всё равно крайне мало, это даже чемпионат страны по одному виду спорта не закроет! Для сравнения: РУСАДА входило в тройку сильнейших в мире, ежегодно делая 12-15 тысяч тестов.При этом среди призёров чемпионатов мира по лёгкой атлетике – уже более 40 стран, среди них такие экзотические, как Буркина-Фасо, Гренада, Тринидад и Тобаго и прочие. Можно быть на сто процентов уверенным, что представителей этих государств внутри страны не тестируют – по причине фактического отсутствия национального контроля».

Другими словами, мы имеем дело с иллюзией допинг-контроля, которая неплохо оплачивается их бюджетов МОК и многочисленных государств–участников.

Отсутствие надежного механизма обеспечения достоверности при допинг-контроле открывает широкое поле для политических игр на спортивном поле, в чем мы все смогли убедиться за последние месяцы. К сожалению, наши спортивные функционеры по какой-то причине не ставят вопрос о полной функциональной непригодности WADA для целей допинг-контроля и о необходимости разработки принципиально другой системы на хорошо известных принципах и схемах обеспечения заданной достоверности. В технике подобные задачи были решены более полувека назад. Правда эти задачи решали ученые и инженеры, а не спортсмены, тренеры, юристы и политики.

При той степени коррумпированности в международной среде спортивных функционеров, о которой нам злорадно сообщают СМИ, и тех плохо контролируемых огромных финансовых потоках, циркулирующих в «большом спорте», было бы наивно надеяться на какие-то радикальные изменения действующей международной системы допинг-контроля. Уж больно удобно «в мутной воде рыбку ловить». Хотя, если помечтать, Россия могла бы инициировать разработку новой системы допинг-контроля в рамках СНГ или БРИКС, и привлечь для ее создания соответствующих специалистов по обработке информации, а не фармацевтов или спортсменов. Ведь смогли же мы провести «свои» паралимпийские игры без МОК в этом году.