Общественно-деловая
прогнозно-аналитическая
газета
Видение 2020
Какая политическая и социально-экономическая система сложилась сегодня в России?

феодально-вассальная

социально-демократическая

криминально-олигархическая

кланово-капиталистическая

диктаторско-монархическая

советско-социалистическая

оккупационно-паразитическая

Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 года

Покорение белой расы

Славянское царство

Пьёшь и куришь - писаешь мозгами

Фото архив






Желаемое и действительное

Главный мираж российской экономики

О планах создания МФЦ в интересах группы влиятельных лиц

06/10/2016 Виктор Грибачев/ svpressa.ru

На Международном инвестиционном форуме в Сочи успешно обсудили вопросы государственного управления и проектного подхода. Резюме: быстро внедрим этот самый «проектный подход» — и денег хватит на все. И — на всех.

Именно поэтому в кабинете министров равнодушно отнеслись к новости о том, что Москва упала на 17 позиций в рейтинге крупнейших финансовых центров мира. Авторитетный консалтинговый институт отвел нашей столице лишь 84 место. Предположу, что, как водится, западные аналитики злонамеренно занижают наши российские возможности и мешают нам влиться в дружную семью «демократических народов».

Ведь мы воспылали желанием создать МФЦ в Москве еще восемь лет назад. А уже четыре года спустя должны были — по утвержденному плану, конечно — успешно конкурировать с главными финансовыми центрами «евроазиатского пространства». Дело было так. Выступая на очередном экономическом форуме, тогдашний председатель правительства Дмитрий Медведев провозгласил необходимость создания в столице финансового центра. Засучить рукава нам помешал кризис, и лишь год спустя, в начале 2009-го, концепция МФЦ была утверждена.

Первыми перепугались англичане, решившие сразу сдаться на милость будущего победителя. Приехавший в Москву в 2010 году Ник Энсти, лорд-мэр лондонского «Сити», был готов оказать содействие и поделиться опытом строительства МФЦ. Правда, объяснил: успех Лондона — в его выгодном географическом положении, «открытости и справедливости общественного устройства», интеллектуальных ресурсах и «пула талантов», а также верховенстве закона. Но если лондонская Темза впадает лишь в одно-единственное Северное море, то Москва, как известно, порт аж пяти морей, все флаги в гости к нам. Остальной набор необходимых, с точки зрения британца, условий никакого значения для привлечения международных финансистов не имеет, согласитесь. В наш порт деньги можно доставлять из пяти акваторий, не говоря уже о самолетах, инкассаторских машинах и просто переводах по электронным системам. Кабинету министров, время от времени выступавшему с заявлениями о том, как резко улучшится жизнь каждого из нас после начала работы МФЦ, виделось: позади останутся Лондон, Нью-Йорк, Сингапур, Гонконг и Токио с их биржами.

На вопрос Александра Солженицына «Как нам обустроить Россию» был дан единственно верный ответ. Превратить Москву в элитный заповедник, где по улицам, наперегонки с биржевыми брокерами станут носиться иностранные инвесторы с мешками «бабла» для вложения в акции ничего не производящих российских фирм «купи-продай». Построить в отдельно взятой столице самой крупной страны мира нечто виртуальное, форматов 3D и 4G, круглосуточно превращающее воздушные массы в деньги.

Все «ценные бумаги» будут котироваться исключительно в Москве, остальные умопомрачительные подробности светлого российского будущего — в монологе Остапа Бендера, произнесенного в шахматном клубе Васюков. Ну, а людям, живущим за пределами Третьего транспортного кольца Москвы, быстро объяснят все прелести МФЦ. При том, что все предыдущие попытки наталкивались, как минимум, на непонимание, а чаще всего — «на грубость нарывались».

Даже знаю, почему. Противники превращения России в биржу акций — восторженные почитатели творчества шведского писателя Стига Ларссона, и помнят слова его героя Микаэля Блумквиста. «Необходимо различать две вещи: шведскую экономику и шведский биржевой рынок, — объяснял тот. — Шведская экономика — это сумма всех товаров и услуг, которые ежедневно производятся в этой стране. Это телефоны компании „Эрикссон“, машины компании „Вольво“, цыплята фирмы „Скан“ и транспортировка от Кируны до Шёвде. Биржа — это нечто совершенно другое. Там нет никакой экономики и производства товаров и услуг. Там существуют одни фантазии, там час за часом решают, что теперь то или иное предприятие стоит на столько-то миллиардов больше или меньше. Это не имеет ни малейшего отношения к реальности, или к шведской экономике».

Стиг Ларссон рассуждает чуть ли не как член КПРФ, дающий оценку деятельности «Сколково» вкупе с Роснано: «Это означает лишь, что множество крупных спекулянтов сейчас перебрасывают свои пакеты акций из шведских предприятий в немецкие. Следовательно, задачей какого-нибудь журналиста посмелее является установить личности этих финансовых клерков и объявить их государственными изменниками. Они систематически и, возможно, сознательно наносят вред шведской экономике во имя удовлетворения корыстных интересов своих клиентов».

Хорошо, что писатель — не указ российским министрам, попытки дискредитировать «экономику биржи» встречают наше известное «Отсель грозить мы будем шведу». Уже в 2010 году распоряжением президента Дмитрия Медведева была образована группа по созданию Международного финансового центра, руководство коллективом поручили бывшему главе кремлевской администрации Александру Волошину. Проработавший с ним длительное время в РАО ЕЭС России Анатолий Чубайс пояснил, что назначили туда Александра Стальевича за «мудрость». Тремя годами позже председатель правительства Дмитрий Медведев подписал распоряжение о создании МФЦ в нашей стране. В свою очередь, министерство экономического развития объяснило на своем сайте: «Создание в Российской Федерации международного финансового центра должно способствовать повышению привлекательности российских финансовых институтов для национальных и зарубежных участников — инвесторов, эмитентов, финансовых посредников (депозитариев, брокеров и др.)».

Но, понятно, «без паблисити нет просперити», выражаясь рыночным российским новоязом: экономическое ведомство решило, что создание Международного финансового центра нуждается в масштабной рекламной кампании. Нести правду о великолепном деловом климате в России планировали через газеты, интернет-сайт МЭР, проведение всяческих форумов, симпозиумов и коллоквиумов. Иностранные инвесторы, говорилось в концепции «по продвижению бренда», плохо знают нашу страну. То есть, они — конкретные жертвы западной дезинформации, рисующей Россию как государство, где царят коррупция и беззаконие. На рекламную кампанию требовались деньги, специалисты говорили, что речь должна идти о нескольких миллионах долларов ежегодно. Однако узнать, началось ли «продвижение бренда МФЦ», были ли на это ассигнованы государевы средства, не представляется возможным. Разве что, согласно столичной государственной программе «Экономическое стимулирование», предполагалось, что на МФЦ до 2016 года будет потрачено 13,7 миллиарда рублей. Потом кризис внес свои коррективы — как в заявку на финансирование, так и в уверения авторитетных экспертов, размышлявших, как Москва по городскому рейтингу «Глобальные финансовые центры» сможет к 2015 году обогнать Рим, Монако, Пекин, Стамбул, Стокгольм и Париж.

Мы были и по сей день уверены: основные компоненты для создания МФЦ — это доступное жилье, транспортная стратегия, пешеходные зоны и велодорожки, мультиязычная навигация плюс ИТ-сервисы для общественного транспорта. А мне по сей день кажется, что это — лишь набор условий по улучшению жизни москвича и обеспечения комфортного пребывания приезжего в нашей столице…

Как только свалилась цена на нефть, как только против России ввели санкции, радужные монологи о строительстве МФЦ уступили место каждодневным чиновничьим предсказаниям о том, что завтра-послезавтра стоимость барреля вырастет до 200 долларов. После чего мы снова заживем лучше некуда, на зависть всему остальному миру. Вот тогда и снова возьмемся за превращение Москвы в финансовый центр. Единственное, что удалось заблаговременно сделать — это почти за год до кризиса принять решение о «локализации МФЦ в Рублево-Архангельском». Читай: на той самой Рублевке, проживание на которой стало символом успеха отдельно взятых граждан «новой России». Специальная рабочая группа при правительстве предусмотрела строительство в Рублево-Архангельском офисов, жилья, гостиниц, коммерческой и социальной инфраструктуры. Наши клеветники тут же заявили, что строительство там офисных зданий и прочих «билдингов» можно называть как угодно, даже окрестить МФЦ — но от этого он таковым не станет. И превратится лишь в загородное поместье VIP-жилья. Заодно заподозрили группу не названных по имени господ и товарищей в желании «попилить» очень большие деньги на возведении финансового гиганта мирового уровня. Страдавший от недостатка фантазии Манилов мечтал «от дома провести подземный ход или чрез пруд выстроить каменный мост, на котором бы были по обеим сторонам лавки, и чтобы в них сидели купцы и продавали разные мелкие товары, нужные для крестьян». Масштабы не те: в Рублево-Архангельском рядом Москва-река, это сколько же мостов можно через нее построить для процветания МФЦ…

Третьего октября родные эксперты сообщили: экономика России, наконец-то, достигла дна. Она либо будет расти, либо останется лежать там мертвым грузом. Второй вариант, уверяет правительство, исключен, рост уже запланирован. Наполнению казны поспособствует сбор налога с кадастровой стоимости нашей недвижимости. Наполнит бюджет, уверены в кабинете министров, и планируемый налог на неработающих граждан, тех, кого сегодня ласково именуют «тунеядцами». События развиваются быстро, в интересах соотечественников 5 октября министерство финансов предложило увеличить вдвое акциз на вино, вынеся за скобки игристое, шампанское и фруктовые вина. Заодно — поднять акциз и на сигареты.

Недовольным растолковываю: деньги нужны на развитие российской промышленности и сельского хозяйства. Министерство финансов и министерство экономического развития, судя по всему, не видят других источников пополнения доходов страны, кроме выжимания налогов. Зато когда в бюджете появится много денег, мы сможем ассигновать их на строительство Международного финансового центра — во имя развития той самой промышленности и нашего села. Назовем эти средства очень красиво: инвестициями в будущее. В будущее процветание иностранных инвесторов, эмитентов, депозитариев и брокеров. А также большой группы лиц, которые скрываются под расплывчатой аббревиатурой «и др.».

Мы, конечно, этих людей не знаем, верно?