Общественно-деловая
прогнозно-аналитическая
газета
Видение 2020
Какая политическая и социально-экономическая система сложилась сегодня в России?

феодально-вассальная

социально-демократическая

криминально-олигархическая

кланово-капиталистическая

диктаторско-монархическая

советско-социалистическая

оккупационно-паразитическая

Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 года

Покорение белой расы

Славянское царство

Пьёшь и куришь - писаешь мозгами

Фото архив






Воруют все

Коррупция — визитная карточка России

22/11/2017 /rusrand.ru

Автор Людмила Игоревна Кравченко — эксперт Центра Cулакшина.

Уточним, путинской России. Но такой она была не всегда и не будет бесконечно. Проблема коррупции не ограничивается политической повесткой, когда Навальный и подобные ему обличают это явление. Она напрямую сопряжена с вопросами развития российского государства, поскольку следствием коррупции становится реализация ненужных в стране проектов, отток средств из сфер, которые в них нуждаются в пользу отдельных групп.


КОРРУПЦИОНЕР КОРРУПЦИОНЕРУ РОЗНЬ

Если полагаться на российскую практику, то коррупционером у нас становится лишь тот, кого поймали за руку с взяткой.

2016 год стал громким на такие события: дела завели против министра, что стало для России сенсацией, одного губернатора, который в прошлом был оппозиционным политиком. Годом ранее на взятке попался губернатор Сахалина А.Хорошавин по делу заключения госконтракта на строительство одного из блоков Южно-Сахалинской ТЭЦ. Ему вменяется свыше десяти эпизодов взяточничества, суд продолжается до сих пор. Было множество дел в отношении региональных представителей различных ветвей власти, в поле зрения попали даже представители компаний — «Туполев», «РусГидро», космодром «Восточный» и др.

Против бывшего главы Минэкономразития А.Улюкаева было заведено дело в связи с получением двух миллионов долларов за оценку, позволившую «Роснефти» приобрести госпакет акций «Башнефти». Интересны в этом деле два обстоятельства. Во-первых, сделку, совершенную на коррупционных основаниях, никто отменять и пересматривать не стал. Во-вторых, на место Улюкаева пришел ставленник из Минфина, таким образом многолетняя вражда между ведомствами за перетягивание полномочий завершилась победой Минфина. Дело возбудили против губернатора Кировской области Никиты Белых, который был взят с поличным во время получения взятки в одном из столичных ресторанов. Однако, пожалуй, самым запоминающимся стало дело в отношении временно исполняющего обязанности начальника Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД Д.Захарченко. Его подозревали в получении взятки в 7 млн рублей, а при обыске в одной из квартир (одна из — тоже повод для размышления) нашли 9 миллиардов рублей и еще порядка 22 миллиардов обнаружились на оффшорных счетах, принадлежащих его отцу. Россияне, которые уже настолько привыкли к коррупции, задались дружно не вопросом, что с этим делать и как бороться, а зачем ему нужно было хранить такие средства в своей квартире.

Если факта взятки не было, то доказать причастность к коррупции практически невозможно. Особенно если коррупционер относится к кругу избранных, как например бывший министр обороны Анатолий Сердюков. Вся страна знала, особенно военные, до чего он довел армию, сократив ее довольствие, переведя на режим закупок импортной техники, распродав имущество, но он не просто благополучно избежал наказания и позорного звания «коррупционер», но и был назначен на новый ответственный пост. На этот раз в его задачи входит развал структур, подчиненных «Ростеху»: Федерального исследовательского испытательного центра машиностроения, индустриального кластера «Ростеха», структур, связанных с вертолетами России.

Ровно таким же счетом под коррупцию в Россию не попадают друзья российского президента. Аркадий Ротенберг, например, строит мост в Крым за счет государственных средств, известно при этом, что госзаказ был создан специально под него и получен им без конкурса. Вероятно таким же заказом для него станет строительство моста между Хоккайдо и Сахалином. Вы спросите, да кому нужен этот мост? Верно, никому, а вот бюджетные средства неплохо влияют на финансовое состояние семьи Ротенбергов. Аналогично коррупцией не является тот факт, что в стране ввели систему «Платон» за плату с большегрузов, назначив оператором сына друга Путина — Игоря Ротенберга. За два года система «Платон» получила почти 36 млрд рублей, из них 21,2 млрд, то есть почти 60%, согласно соглашению должны уйти оператору системы. То есть государство осталось в проигрыше. Но и на этом останавливаться не стали. Сейчас идет обсуждение возможности отдать организацию системы платных парков в Екатеринбурге «Национальные телематические системы» (НТС), 45% которой принадлежит бизнесмену Игорю Ротенбергу.

Про коррупцию без доказательств в отношении некоторых лиц в России говорить запрещено. В противном случае настигнет кара в виде судебного иска. Особенно этим славится Сечин, который уже неоднократно судился с изданиями по поводу публикаций относительно его собственности. Он уже подал иски к Ведомостям, РБК, Forbes, Новой газете. В пользу кого были решены дела, догадаться не сложно. «Репутация» была восстановлена, а вот по независимости СМИ был нанесен очередной суровый удар. В 2012 году Газпромбанк подал ряд исков против российских средств массовой информации, в том числе интернет-СМИ, а также блогеров из-за публикаций о ДТП с участием топ-менеджера банка Александра Шмидта, однако впоследствии эти иски были отозваны. Таким образом, система выстроена в России таким образом, что антикоррупционную волну инициировать могут только наверху, но никак не снизу. Достаточно посмотреть на расследования Навального, которые не удостаиваются даже комментариев властей. А между тем выходит, что цепочка связей между народом и властью разорвана.


ПОСТРАШНЕЕ КОРРУПЦИИ

Можно выделить шесть типов коррупционных и теневых экономических явлений:

— кадровая коррупция, сопряженная с вопросом получения должности и назначения на нее. Порождает некомпетентность чиновников, неэффективность их работы, снижение авторитета государственной власти и снижение качества государственного управления. Продажа мест в Государственной Думе и Совете Федерации относится к этому же типу;

— экономическая коррупция, связанная с распределением финансовых потоков: откаты, завышенная сметная стоимость государственных подрядов, заказов. Притом масштабы достигли диких уровней (до 90% отката);

— сращивание бизнеса и власти, при котором происходит подмена всеобщих интересов узкими интересами;

— идейная коррупция, когда коррумпированная власть определяет направления внутренней и внешней политики, в которых национальный интерес попран;

— теневая экономика — неналоговая экономика, когда бизнес и граждане уходят от налогов в результате жестких условий на рынке, и криминальная экономика — контрабанда, в том числе, и экономический оборот запрещенных к обращению товаров (оружия и так далее);

— бытовая коррупция, которая уже становится неотъемлемой частью общественной жизни, охватывая все сферы — образование, медицину, ГИБДД, суды, местную власть и прочее.

Одной лишь коррупцией в России ограничиться нельзя. Это, несомненно, уже присущее России явление, но как говорится — это еще полбеды. Есть явления пострашнее, которые реально входят в нашу жизнь и определяют государственную политику, нанося ей не меньший вред:

— непотизм как предоставление привилегий своим родственникам и друзьям. Учитывая, что имена друзей президента у всех на слуху, как и то, какие контракты они получают от государства, оспаривать факт непотизма весьма сложно. Назначение своих родственников уже никого не удивляет. Если раньше это были братья-жены, то теперь к власти приходит новая волна — дети чиновников. Учитывая несменяемость власти, не за горами тот день, когда придут уже внуки;

— лоббизм как продавливание инициатив, далеких от национальных интересов и задач развития государства;

— оффшорная экономика, которая, несмотря на все заверения, не искоренена. Крупный бизнес до сих пор действует через офшоры, выводя из страны средства. Сложилась аномальная картина, когда вывести средства оказывается легче, чем их ввезти.


НАРОДНЫЙ ГНЕВ

Как на это реагирует население?

Россияне уже привыкли, что в мире нашу страну считают одной из самых коррумпированных. Согласно данным Transparency по уровню коррупции она входит в список пятидесяти самых коррумпированных государств. Страна занимает 131 место в индексе восприятия коррупции из 176, чем ниже строчка, тем выше уровень коррупции. Но даже эти индексы не совершенны и не отражают полной картины. Внутрироссийские социологические опросы показали, что уровень коррупции в России сами граждане оценивают как крайне высокий (73%), но в сравнении с 2005 годом коррупция якобы снизилась (рис. 1–2). Вероятно, здесь задействован психологический фактор, когда народ начинает сомневаться в том, что видит своими глазами после просмотра новостных передач, и подсознательно занижает уровень коррупции, особенно глядя на аресты уличенных в коррупции губернаторов Кировской области Н.Белых, Сахалинского области А.Хорошавина, главы Минэкономразвития А.Улюкаева и других. Антикоррупционная повестка работает и на рейтинг президента, которого СМИ изображают как борца с коррупцией на местах.

Примечательно, что россияне по-разному могут воспринимать коррупцию. Осуждению подвергаются те ситуации, когда кто-то открыто вымогает или требует денег, но если человек сам дает средства, чтобы повысить шансы решения своей проблемы, то он не только не считает это взяткой, но при этом не испытывает негативного отношения к тому, кому он дает.

Можно сказать, что население пассивно и уже привыкло к коррупции. В какой-то степени такие настроения уместны, поскольку в России широка масса людей, уверенных, что от их мнения ничего не зависит и повлиять на процессы они не могут. Получая по телевидению такой репортаж об очередном громком коррупционном деле, они спокойно вздыхают, произносят — «кругом воруют, ну хоть теперь на одного коррупционера стало меньше. Так ему и надо». За фразой «кругом воруют» часто у россиян стоят мэры, их помощники, да и губернаторы. Единственным спасителем выступает для них президент, в непогрешимость которого они верят.

Есть и другая категория, которая в силу своей молодости и горячности еще верит, что все можно победить и все беды в стране именно от коррупции. На таких россиян рассчитана кампания Навального, который серией громких разоблачений показал, что нас обманывают лица, приближенные ко двору, и наш выход — бороться с коррупцией любыми ее проявлениями.

Немногочисленная категория, исходя из причинно-следственных связей, приходит к выводу, что коррупция — явление системное, а вся борьба с ним — это показательный процесс для народа. Так сказать имитация бурной деятельности. Их уже не удивляет, что одни получают срок, а другие выходят на свободу как Сердюков и далее продолжают обогащаться уже на других постах. Дело Улюкаев-Сечин они рассматривают как спор между кланами, в котором за решеткой оказывается тот, чей покровитель слабее. И хотя оба фигуранта по факту являются участниками коррупционной схемы, лицо дающее оказывается жертвой, хотя оно получило именно те выгоды, на которые рассчитывало.

Немаловажным оказывается то, что большинство заботят свои собственные проблемы, которых в последнее время становится все больше — рост цен на бензин и продукты питания, рост цен на услуги ЖКХ, проблемы безработицы и прочее. На этом фоне коррупция, особенно на самых верхах, кажется явлением, мало влияющим на жизнь россиян, хотя ведь она определяет в том числе состояние отраслей государственного управления. Психологически человек устроен таким образом, что постоянно он может думать лишь о тех проблемах, с которыми он сталкивается постоянно. Коррупция не относится к их числу, в силу этого внимание к этой теме часто разжигается исключительно информационными подачами.


ПРИЧИНЫ КОРРУПЦИИ

Причин коррупции множество. Остановимся на двух из них.

Первая. Коррупция отражает состояние российского общества, в котором основной ценностью стало стремление к наживе, выгоде.

Это те ценностные устои, которые прививаются через властные установки: «если не нравится зарплата учителя, иди в бизнес» (сказал Медведев). В основе всего лежит конкуренция, и мы должны быть конкурентоспособны. Традиционные русские ценности милосердия, альтруизма, сострадания вытесняются западными. Это порождает явление, когда к власти приходят любители быстрой наживы, для которых пост — это не ответственное служение Родине и Отчизне, а именно стремление «урвать» свой кусок. Есть такое мнение, что коррупция начинается с бытовых проявлений и каждый ворует уже исходя из той власти, которой он обладает. Получает большие полномочия и власть — масштабы коррупции отдельно взятого человека возрастают. Иными словами, не всякий устоит от соблазна не прельститься возможностью в ситуации, когда с него никто за это не спросит. И здесь мы подходим к еще одной причине коррупции — отсутствию реальных мер противодействия коррупции.

Да, стоит оговориться, что россияне терпимо относятся к бытовой коррупции, когда требуется решить их вопросы. Претензия к представителям органов власти возникает в ситуации, когда чиновник явно «не по чину берет». Однако тезис о том, что коррупция вплотную вошла в ценности общества, не является оправданием чиновников, что дескать плохи не они, больно само общество. Как известно, ценности в обществе — это установки, прививаемые через СМИ и массовую культуру. То есть они напрямую сопряжены с государственной политикой.

Итак, вторая причина — это отказ государства бороться с коррупцией и противодействовать ей. Вспомним слова президента, сказанные Сечину относительно роскошного образа жизни: «Скромнее надо быть». В этом и заключена вся формула государственного курса: с коррупцией надо не бороться, а скрывать ее проявления от народного глаза. Наверное, чтоб не сглазили.

Громкие коррупционные дела показали следующее:

— в России коррупция есть, притом в больших масштабах. Это губернаторы, министры (Улюкаев, Сердюков, а сколько еще не пойманных). Даже на мировом уровне Россия прославилась коррупционными скандалами — подозрения в том, что Россия выиграла право проведения Чемпионата мира по футболу 2018 года с помощью взятки Й.Блаттеру;

— борьбы с коррупцией как системным явлением в России нет. Есть точечное воздействие на определенные политические фигуры, которые таким образом убирают с политической арены. С другой стороны, подобные дела создают внешний фон запугивания, когда каждый губернатор будет отдавать себе отчет, что его долгожительство напрямую зависит от Кремля. Отсюда попытка проводить в регионе народную политику обречена на провал;

— коррупционером может стать лишь тот, на кого укажут из кремлевских кабинетов. Глас народа в этом деле не играет никакой роли. Пусть народ недоволен делом Сердюкова — проигнорируем. Пусть он негодует из-за панамских оффшорных скандалов — заявим, что все это россказни Запада с целью дискредитировать президента и, наоборот, объединимся вокруг него, станем тесным кругом. Скажут, что «Димон» проворовался — сделаем вид, что не слышим. На крайний случай, пролепечем что-то о компотах и прочей чепухе.

Государство не выработало единой политики борьбы с коррупцией. Ситуация напоминает состояние дел в имении, которым руководит управленец-не хозяйственник. Все пущено словно на самотек, на многое закрываются глаза. Счетная палата выступает с аудитом, где указывает на злоупотребления в финансах, но ее доклад остается докладом. В стране существует множество строек, коррупционность которых очевидна изначально, но все тянут до того момента, пока ни одно СМИ уже не может это замалчивать. Например, стадион «Зенит-Арена» в Санкт-Петербурге, космодром «Восточный», олимпийские объекты в Сочи.


ЧТО ДЕЛАТЬ?

Если в ведомстве воруют подчиненные, то пристальное внимание нужно сосредоточить на его руководителе. Не бывает такого, чтобы коррупцию можно было скрыть от того, кто возглавляет структуру. В противном случае, эта ситуация только подтверждает лишний раз его непрофессионализм.

Предложим ряд решений, которые могли бы содействовать борьбе с коррупцией:

— платформа политической воли и публичное политическое решение. Это означает, что придется перестать выделять друга, коллегу по дзюдо и прочих и установить для всех единые правила и законы. Сейчас такая воля отсутствует и получается замкнутый круг, что те, кто порождает коррупцию, должны принимать меры против нее. То есть человек должен пойти против себя;

— наличие поэтапной обеспеченной программы охвата различных категорий госслужащих, государственных должностных лиц новыми мерами борьбы с коррупцией. Полумеры и показательные мероприятия неприемлемы. Можно обновлять законы, направленные на борьбу со следствием, но без искоренения причин все будет напоминать борьбу Дон Кихота с ветряными мельницами;

— добровольный антикоррупционный «колпак», то есть добровольные условия, на которые соглашаются чиновники, вступающие в свою должность. Например, ограничение некоторых конституционных прав госслужащих, подписка госслужащего об отказе от права тайны частной жизни. Сейчас даже статья 20 Конвенции ООН против коррупции, в которой сказано, что значительное увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать, должно наказываться в уголовном порядке, не имплементируется в законы, так как наталкивается на противодействие со стороны Едросов, указывающих на то, что статья нарушает их конституционные права. А разве воровство не нарушает конституционных прав российских граждан?;

— жесткая формализация деятельности госслужащих с соответствующими регламентами, законами, нормами ответственности;

— разработка и введение механизма кадровых историй для госслужащих. Сейчас все ограничивается выговором и увольнением, в то время как впредь чиновник не должен иметь права работать на государственной службе. Представьте, от скольких еще потрясений бы эта инициатива отвела ряд отраслей, если бы Сердюков был бы полностью отстранен от государственной службы;

— введение парламентской процедуры проверки законопроектов на коррупциогенность, не формальной, а по существу. Такой проверки, при которой лоббируемые законы Ротенберга, инициативы по Платону и прочее были бы исключены;

— усовершенствование системы санкций, наказаний, в том числе, повышение определенности и суровости во всех необходимых случаях. Такими мерами может быть изъятие собственности, в том числе той, которая записана на родственников, источник получения которой обвиняемый не может обосновать, увеличение уголовного срока, установление штрафов. Согласно опросу ВЦИОМ население голосует за следующие виды наказания: 38% россиян назвали штраф, запрет занимать руководящие должности одобрили 28% респондентов, тюремное заключение — 20%, конфискацию имущества — 19%.

С коррупцией в России борются ровно так же, как переходят от сырьевой экономики к инновационной: на словах и на бумаге. В обоих случаях причина кроется в том, что самой власти выгодно сохранение и того, и другого. А для народа рисуется радужная картинка борьбы с этим явлением, чтоб он не забывал в потоке суетных дел о том, что власть о нем печется и заботится. Ведь о чем еще венценосным кремлевским особам думать, как не о народном интересе… ведь не о собственном же.


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Стратагемы борьбы с коррупцией: план не по-Навальному
Путин. Навальный. Коррупция. Как победить?
Кремлевский ответ на антикоррупционные лозунги
Коррупция или что-то другое?
Коррупция
Российская коррупция
Как победить коррупцию?
Психология коррупционера
Мягкая коррупция
День борьбы с коррупцией