Общественно-деловая
прогнозно-аналитическая
газета
Видение 2020
Какая политическая и социально-экономическая система сложилась сегодня в России?

феодально-вассальная

социально-демократическая

криминально-олигархическая

кланово-капиталистическая

диктаторско-монархическая

советско-социалистическая

оккупационно-паразитическая

Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 года

Покорение белой расы

Славянское царство

Пьёшь и куришь - писаешь мозгами

Фото архив






Дело случая

Когда и где «подстелить соломку»

Поучительная история

01/09/2018 Елена Саркисова, журналист, для 2020

Ничто не предвещало трагедии. Был обычный мартовский субботний вечер – хмурый и мокрый. Накануне несколько дней шли дожди, и глинистая земля напиталась влагой под завязку – стала скользкой как каток.

Я вышла на улицу из спорткомплекса Георгиевского колледжа, где только что закончились соревнования по волейболу чемпионата России. Наши парни уверенно проиграли соперникам из Нижнего Новгорода, и болельщики, огорченные, расходились по домам. Отъехала от спортзала и «скорая помощь», неизменно дежурившая на играх и сегодня не востребованная – команды обошлись без травм.

Я прошла несколько шагов, асфальт закончился, далее между соснами начиналась тропинка, укорачивая путь к выходу. Я ходила по ней сто раз. Но тут… Едва коснувшись земли, нога моя «поехала», и я упала.

Ощущения свои при этом передавать не буду. Они не для слабонервных, и не это главное. Важно то, что с этой минуты события развивались так, чтобы свести к минимуму последствия столь неожиданно свалившейся на меня беды.

Так, «скорая помощь» не успела далеко отъехать от спорткомплекса, и ее быстро вернули обратно шокированные моим падением болельщики. В отделении травматологии чудесным образом оказался – теперь я это точно знаю – лучший на свете доктор Роман Васильевич Радачинский. Работал и лифт на второй этаж, и меня не пришлось тащить по ступенькам на чьем-нибудь загривке, как моих знакомых, оказавшихся когда-то в аналогичной ситуации. На месте оказались и все специалисты, хотя был конец выходного дня.

Рентген показал: всё плохо. Сложный двухлодыжечный перелом со смещением, перелом края большеберцовой кости, разрыв связок, вывих и подвывих стопы, - напишут мне потом в больничной выписке. Врагу не пожелаешь.

Хирург Радачинский был явно озадачен, разглядывая рентгеновский снимок. Потом, сделав несколько уколов в мою ногу, решительно шагнул к ней, крепко ухватил стопу и в три четких движения поставил все кости на место.

Вот эти «три четких движения», которые врезались в память, и есть показатель высшего мастерства доктора. Ведь он видел травму только на снимке, а устранял последствия – в реале. Фактически вслепую.  

Как можно было сделать это, чтобы повторный снимок показал идеальный результат?

Провидение? Божья помощь? Или все-таки мастерство врача, довольно нетипичное, для провинциальной больницы?!

Возможно, всё вместе. Но последующие рентгеновские снимки только подтверждали: Роман Васильевич, не потеряв ни минуты драгоценного времени, сделал по сути, невозможное – спас мою ногу после сложнейшей травмы и, более того, избавил меня от операции, которой, как правило, заканчиваются подобные падения.

А дальше… Дальше начались больничные будни, которые не переставали меня удивлять. Сразу скажу: в отделении травматологии трудятся подвижники. Это невероятно сложная – физически и психологически – работа. Каждый день видеть глаза недвижимых людей, нередко отчаявшихся когда-нибудь встать на ноги и вернуться к прежней, нормальной жизни. К той, где почистить зубы, совершить другие гигиенические процедуры так просто, что и не задумываешься над этим. А теперь вот… Умывальник рядом, а к нему не подобраться. А над ним  объявление: «В виду катастрофической нехватки санитарок просьба в палатах соблюдать чистоту».

«Катастрофическая нехватка» – это когда одна санитарка, как правило, женщина «серебряного» возраста мечется между полусотней пациентов. А в это время в одной палате стонет бабулька, а в соседней – мальчишечка семилетний: дурачок, прыгнул со стены развалин бывшего кирпичного завода (мода такая у подростков в городе) и раздробил ножку… А еще в эти минуты привезли в реанимацию пострадавших в ДТП и из Ставрополя самолетом санавиации прилетел нейрохирург делать операцию трепанации черепа… И всё это сопровождается криками, стонами, кровью, а иногда и смертью…  

В больнице нет очереди на вакансии санитарок. Мало платят, мол. А те, кто все-таки соглашается на этот адов труд – выносить судно за лежачими, менять им постель, умывать, обтирать, мыть полы в палатах, присутствовать на операциях – этим людям по истине нет цены. Ибо не ради денег многие из них каждый день приходят сюда и к вечеру падают с ног. Сердце у них такое. Большое.

Это только сказать легко: «медицина у нас плохая». Медицина, скажу вам, у нас ровно такая, какие мы сами. Равнодушные? Безрукие? Купившие дипломы? Такими будут больницы и поликлиники, куда придут наши дети и внуки. Но если порядочные, добросердечные, образованные специалисты встанут по всей вертикали здравоохранения, то и медицина будет другой. Иного не дано.

… Мы почти сроднились с ними, с людьми, которые три недели выхаживали меня, как и всех прочих пациентов, кого настигло несчастье, и кто не знал, когда и где «подстелить соломку».