Общественно-деловая
прогнозно-аналитическая
газета
Видение 2020
Какая политическая и социально-экономическая система сложилась сегодня в России?

феодально-вассальная

социально-демократическая

криминально-олигархическая

кланово-капиталистическая

диктаторско-монархическая

советско-социалистическая

оккупационно-паразитическая

Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 года

Покорение белой расы

Славянское царство

Пьёшь и куришь - писаешь мозгами

Фото архив






Гибридные угрозы национальной безопасности

Служба гибридных приставов

Отклик на статью «Четвертое измерение войны»

30/11/2018 Александр Бартош / vpk-news.ru

В статье Константина Сивкова поднимаются актуальные вопросы создания в России системы ведения информационной войны как важнейшей составной части обеспечения национальной безопасности. Выдвигаемое автором утверждение, что отсутствие эффективной системы информационной борьбы чревато распадом страны, не вызывает сомнений. Однако вряд ли стоит ограничиваться противодействием пусть и важной, но далеко не единственной составляющей на фоне спектра угроз национальной безопасности России, получивших название гибридных.

Они воздействуют на административно-политическую, военную, финансово-экономическую и культурно-мировоззренческую сферы государства, а в совокупности обусловливают существенное наращивание измерений современных конфликтов. Поэтому при всей своевременности предложений о создании централизованного органа решение вопросов обеспечения информационной безопасности должно рассматриваться в более широком контексте, включающем прогнозирование и планирование противодействия всему спектру реальных и потенциальных гибридных угроз.

Они в отличие от некоторых других являются рукотворными и ориентируются строго на выбранный объект (конкретную страну-мишень и ее уязвимые места), имеют четкий формат и заранее определенную конечную цель, представляя собой ядро стратегического замысла гибридной войны. Они обладают рядом характеристик, обеспечивающих эффективное применение на всех этапах современных конфликтов. «Кумулятивный эффект» обеспечивается реализацией системы комплексных и взаимозависимых подготовительных и исполнительных мероприятий, связанных с координацией деятельности значительного количества участников, действующих на территории страны-мишени и за ее пределами. Поэтому следует подумать о создании в России межведомственного органа, полномочия которого обеспечат принятие как невоенных, так и военных решений. Он должен основываться на традиционной управленческой триаде, включающей стратегическое прогнозирование, аудит-ресурсов (своих и противника), стратегическое планирование. Синергетический эффект гибридных угроз представляет особую опасность, что требует их своевременного вскрытия разведкой.

На начальных этапах войны государство-агрессор активизирует мероприятия по подрывной деятельности в политико-административной, социально-экономической и культурно-мировоззренческой сферах. Наращиваются масштабы операций информационной войны и публичной дипломатии. Проводятся кибератаки на объекты государственного и военного управления, промышленной инфраструктуры. У границ государства-мишени развертываются дополнительные контингенты войск, стимулируется подготовка внутренних иррегулярных формирований, активизируется деятельность сил специальных операций, проводятся военные учения по провокационным сценариям. Консолидируется «пятая колонна».

При прогнозировании гибридных угроз и планировании противодействия целесообразно использовать понятие «категории риска», отражающее вероятность неожиданного возникновения гибридных угроз на тех направлениях, где они в данное время отсутствуют. Это позволяет сработать на опережение, вовремя сосредоточить внимание разведки на изучении изменений в обстановке и вскрыть угрозу на этапе зарождения. Риск – признак потенциальной опасности понести ущерб определенной тяжести и содержания. «Категория риска» определяет уровень и возможные последствия скрытых гибридных угроз.

В гибридной войне и «цветной революции» она связывается с открытым посягательством на жизненно важные интересы государства и нации. Анализ риска, принимающего множество форм, является существенным фактором при разработке разведывательных операций. Он должен стать неотъемлемой частью системы управления рисками в политической и военной сфере, в сфере обеспечения национальной безопасности.

Так, например, репутационные риски следует считать чрезвычайно серьезными для коалиций, таких как ОДКБ, СНГ и ШОС, поскольку сплоченность участников – важный фактор успеха в противостоянии операциям гибридной войны и технологиям «цветной революции». Стратегический прогноз, своевременное вскрытие и правильная интерпретация разведкой гибридных угроз позволяют предвидеть решения противника по выбору стратегии. А разработка ответных мер должна осуществляться с учетом роли внешней поддержки.

Общие способы противодействия гибридным войнам сводятся к надежному перекрытию каналов финансирования подрывных сил, использованию дипломатических средств для изоляции и наказания государств-спонсоров, нацеливанию всех видов разведки на идентификацию лидеров, выявление лагерей подготовки и складов как первоочередных объектов нейтрализации. Первостепенное внимание должно уделяться совершенствованию территориальной обороны с опорой на оперативные данные о планах противника. Разведка привлекается и для оценки ущерба от гибридной войны, когда приходится прибегать к сопоставлению экономического и стратегического значения территорий, контролируемых мятежниками и правительственными силами.

Для противодействия формируется соответствующая долговременная военно-политическая стратегия, создается специальный национальный (коалиционный) орган для координации усилий разведки на всех уровнях – от стратегического до тактического, вырабатываются принципиальные подходы по эффективному и скрытному использованию сил специальных операций и нанесению ударов высокоточным оружием. Определяются районы, которые могут быть охвачены гибридной войной, предварительно изучаются все их характеристики.

В основе надежной и эффективной системы управления должен находиться межведомственный орган, полномочия которого обеспечат координацию государственных и военных органов управления с целью придания им необходимых «гибридных» свойств (то есть способности реагировать в широком спектре угроз), повышения оперативности и гибкости. Внимание следует уделить процедурам принятия решений на использование военной силы с учетом трудно предсказуемых изменений обстановки. Для успешного планирования и взаимодействия необходимы выработка и согласование терминологии, применяемой на всех этапах подготовки и ведения войны.

Особенность деятельности разведки состоит в необходимости добывать сведения о подрывных элементах, которые действуют в сети, состоящей из изолированных ячеек. В регионах, охваченных гибридной войной, может быть полезным создание разведывательно-ударных групп с собственными каналами оперативной, надежной и скрытной связи. Источники сведений – самостоятельный поиск и разветвленная агентурная сеть.

Перечисленные и некоторые другие особенности разведки обусловливают необходимость поддержания в высокой готовности ее наличных сил и средств, их постоянного совершенствования с учетом трансформации конфликтов современности, скрытого формирования гибридных угроз.

Ведущую роль в их вскрытии играют Федеральная служба безопасности (ФСБ), Служба внешней разведки (СВР), национальная гвардия РФ.

Соответствующая деятельность в пределах полномочий осуществляется:

  • Службой внешней разведки – в политической, экономической, военно-стратегической, научно-технической и экологической сферах;
  • органом внешней разведки Министерства обороны – в военной, военно-политической, военно-технической, военно-экономической и экологической сферах.

Органы ФСБ работают в пределах государственных границ страны по следующим основным направлениям: контрразведка, борьба с терроризмом, борьба с особо опасными формами преступности, разведывательная деятельность, пограничная деятельност, обеспечение информационной безопасности.

В перечень общих полномочий войск национальной гвардии входит ведение разведки в районах выполнения служебно-боевых задач. Организация и порядок определяются нормативными правовыми актами президента.

Военная разведка как орган Министерства обороны проводит комплекс мероприятий по добыванию и обработке данных о действующем или вероятном противнике, его военных ресурсах, боевых возможностях и уязвимости, а также о ТВД.

Таким образом, Российская Федерация располагает несколькими органами разведки, сферы ответственности которых внутри страны и за рубежом частично перекрываются. Кроме того, доклады по внешней и внутренней обстановке поступают по линии МИДа, МВД, некоторых других ведомств.

С одной стороны, такое разделение ответственности способствует поддержанию здоровой конкурентной атмосферы, позволяет сопоставлять данные, полученные из различных источников, с другой – может привести к созданию «информационного хаоса» у потребителей стратегического уровня, когда значимые, иногда противоречивые сведения не получают должной оценки или просто остаются незамеченными. В результате реакция верховного руководства может оказаться неадекватной, замедленной или отсутствовать вообще.

Сказанное еще раз подтверждает необходимость создания межведомственного органа по противодействию гибридным угрозам с включением в его структуру аналитического центра, в задачу которого будут входить оценка гибридных угроз в стране и вокруг нее, доклад обобщенной информации высшему руководству.

Важнейшая задача – подготовка кадров аналитических работников, способных уверенно оперировать данными по всему комплексу гибридных угроз национальной безопасности России.

Для организации противодействия в национальном и международном масштабе весьма важен заранее обретенный консенсус в вопросе, что считается агрессией, например, при возможном кибернападении, определении его источника и законных мер противодействия. Или как обеспечение энергобезопасности соотносится с правом суверенного государства распоряжаться принадлежащими ему природными ресурсами. На сегодня международное сообщество располагает определением, утвержденным резолюцией 3314 Генассамблеи ООН от 14 декабря 1974 года: «Агрессией является применение вооруженной силы государством против суверенитета, территориальной неприкосновенности или политической независимости другого государства, или каким-либо другим образом, несовместимым с Уставом Организации Объединенных Наций, как это установлено в настоящем определении». С учетом особенностей гибридных угроз статью 3 резолюции 3314 целесообразно дополнить, в частности дать международно-правовое определение терминов:

  • «агрессия в кибернетической сфере» как предумышленные действия, направленные против критически важных объектов другого государства и повлекшие за собой человеческие жертвы, разрушения, экономический ущерб;
  • «агрессия в информационной сфере» как использование информационно-коммуникационных технологий в подрывных действиях, направленных на свержение законных властных структур, дестабилизацию внутренней и международной обстановки, развязывание и эскалацию вооруженных конфликтов.

На этой основе необходимо зафиксировать право государства на самооборону в случае предпринятой против него агрессии в киберсфере.

Вопросы противостояния гибридной войне должны занять соответствующее место в повестках форумов как на национальном, так и на международном уровне. На обсуждение целесообразно вынести ключевые проблемы новых конфликтов современности, в том числе характеристики гибридной войны (акторы, цели, стратегии, намерения), возможные меры противодействия, внесение изменений в международно-правовую базу с целью привлечь к противостоянию подобной агрессии ООН и ОБСЕ.

Александр Бартош,
член-корреспондент Академии военных наук