Общественно-деловая
прогнозно-аналитическая
газета
Видение 2020
Какая политическая и социально-экономическая система сложилась сегодня в России?

феодально-вассальная

социально-демократическая

криминально-олигархическая

кланово-капиталистическая

диктаторско-монархическая

советско-социалистическая

оккупационно-паразитическая

Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 года

Покорение белой расы

Славянское царство

Пьёшь и куришь - писаешь мозгами

Фото архив






Основные механизмы паразитизма

Как на эмиссии мировой валюты гешефт делается

04/12/2018 cont.ws

Введение

Статья написана как обобщение заметок https://cont.ws/@30091963/9291... и https://cont.ws/@30091963/9294... 

Страны А и Б

Пусть есть страны А и Б, в которых из-за географических особенностей различаются возможности для выращивания овец и пшеницы. В стране А за месяц можно вырастить двух овец или мешок пшеницы, а в стране Б одну овцу или два мешка пшеницы. Соответственно, пока страны живут по отдельности, в стране А за мешок пшеницы дают двух овец, а в стране Б - половину овцы.

Допустим, что в странах рабочий день стоит четыре монеты, а минимальная потребительская корзина составляет полмешка пшеницы и полбарана в месяц, что стоит три монеты. Оставшаяся от заработка монета делится между работником и государством.

Равноправный обмен

Из соображений симметрии понятно, что торговля между странами должна привести к тому, что страна А будет выращивать только овец, страна Б только пшеницу, а торговля будет вестись по курсу одна овца за мешок пшеницы. При этом жители обеих стран будут иметь одинаковый уровень жизни, равный шести монетам, то есть, от заработка у них остаётся уже три монеты, а не одна. Они делятся между работниками и государствами обеих стран, а также, возможно, посредниками (купцами, банкирами и т.д.).

Монополия на обмен

Пусть некий купец ведёт свободную торговлю и страна Б продаёт ему мешок пшеницы за половину овцы. Затем он продаёт этот мешок в стане А за две овцы и получает полторы овцы прибыли. Эту прибыль он тратит на свои издержки, а также на взятки и налоги в странах А и Б. Понятно, что если, например, страна А контролирует морские перевозки, то и купец будет из этой страны и её доля от прибыли будет много больше, чем у страны Б. Частью этой доли руководство страны А прямо или косвенно делится с населением и его жизненный уровень становится выше, чем у страны Б.

Монополия на валюту

Рассмотрим вариант, когда торговые пути не контролируются (торговля свободна и в этом смысле), но страна А заставляет страну Б пользоваться её деньгами. После этого некоторое время страна Б только продаёт стране А пшеницу, чтобы получить деньги. Из-за малого количества денег в стране Б цены и зарплаты в ней в разы ниже, чем в стране А. Поэтому, на первом этапе страна Б вывозит в страну А пшеницу, ничего не получая взамен, и разводит своих овец, так как овцы страны А ещё слишком дороги. При отношении стоимостей рабочего времени равном двум (8 и 4 монеты за месяц) появляется смысл покупать овец в стране А. При этом, если мешок пшеницы в стране Б стоит две монеты, то овца в странах А и Б стоит четыре монеты. В стране А зерно стоит 8 монет. Теперь купец продаёт в стране Б половину овцы за две монеты, покупает на неё мешок зерна, который продаёт в стране Б за 8 монет. Видно, что курс обмена пшеницы на овец и разность уровней жизни (реальные зарплаты) те же, что и раньше, а вот цены и номинальные зарплаты теперь вдвое выше у страны А.

Разница заключается в том, что раньше у купца на руках оставались полторы овцы, а теперь шесть монет. Поскольку цены в стране Б ниже, то есть опасность, что купец заметную часть монет потратит в стране Б, что поднимет в ней цены на больший процент, чем в стране А. Поэтому финансист принимает ряд мер, чтобы в идеале все деньги купца остались в стране А. Да и свою долю прибыли у купца надо изъять.

Начальный этап и МВФ

Способом, описанным в предыдущем разделе, страна А может иметь всех, кто шевелится. Однако, есть и те, кто не шевелится.

Как было отмечено в предыдущем разделе, некоторое время страна Б только продаёт стране А пшеницу, чтобы получить деньги. Представим, что вожди продают излишки пшеницы и покупают себе красивые игрушки. При этом денег в обращении ходит мало, а цены и зарплаты на порядок меньше, чем в стране А.

Стране А надо заставить их покупать у неё баранов и продавать ей больше пшеницы.

Для того, чтобы расшевеливать тех, кто не шевелится, был создан МВФ.

Его функция - вспрыснуть "желудочный сок" в муху, точнее, одолжить стране Б столько денег, чтобы цены в ней поднялись до половины цен страны А.

Выдача фантиков

Однако, у страны А остаются две проблемы. Во-первых, как взыскивать долги со страны Б. Во-вторых, как контролировать её покупки. А то она может животноводческий комплекс для баранов купить или оружие, чтобы послать страну А на фиг.

Для решения этой проблемы в стране Б создаётся ЦБ, который возвращает заработанные страной Б доллары обратно в страну А, а гражданам страны Б выдаются фантики, которые можно обменивать на доллары по некоему курсу. Точнее, стране Б разрешают выпускать свои деньги, но при условии, что их стоимость будет соответствовать полученному количеству денег страны А.

То есть, если, например, доллар в стране Б стоит 100 рублей, то ей разрешают выпустить рублей в сто раз больше имеющегося количества долларов. А чтобы у страны Б не было соблазна ещё и доллары пустить во внутренний оборот (а то и за рубежом чего втихаря закупить), эти доллары у неё отбирают обратно, заставляя вложить в государственные бумаги страны А.

Заметим, что если страна Б выпустит больше рублей, чем ей разрешается, то она, во-первых, сэкономит ресурсы, которые должна была бы отдать стране А за недостающее количество долларов, а, во-вторых, повысит цену своих товаров и рабочей силы по сравнению со страной А, что подрывает механизм паразитизма, изложенный в предыдущем разделе.

ФРС страны А через ЦБ страны Б следит, чтобы этого не происходило и, при необходимости, меняет курс доллара в стране Б. В этом его функция.

Введение в оборот фантиков делает элементарным взыскание долгов страной А. Например, для изъятия у страны Б половины имеющихся у неё долларов ЦБ просто вдвое повышает курс доллара в этой стране. А физически они были изъяты сразу после получения.

МВФ также не впрыскивает в страну реальные доллары, а просто позволяет ЦБ напечатать соответствующее количество фантиков без изменения курса доллара.

Поскольку при закупках за рубежом стране Б приходится менять фантики на доллары, то ЦБ и ФРС полностью контролируют эти закупки и имеют возможность вставить рельсы в колёса при необходимости.

Организация инфляции

Если страна А запустит в оборот вдвое больше денег, чем в ней было раньше, то в ней самой просто вдвое вырастут цены и зарплаты. А вот у стран Б вдвое обесценятся полученные доллары и им придётся снова менять свою продукцию на бумажки страны А, ничего не получая взамен, кроме этих бумажек.

Разумеется, при слишком высоком уровне инфляции в стране А страны Б начнут продавать стране А меньше товаров и возрождать у себя производство баранов, а МВФ не справится с возвратов всех стран в "мировой рынок".

Поэтому, задаётся некий уровень "контролируемой" инфляции, который наиболее выгоден стране А (и группе её подельников). Соответственно, и МВФ начинает брать за свои ссуды небольшой процент (4%). В любом случае, страны Б платят ежегодно налог не менее 4% на числящиеся за ними доллары. Точнее, фантики, ибо доллары они отдают стране А под символический процент (ИМХО разница между инфляцией в стране А и этим процентом поддерживается не менее 4%).

Почему у страны А появляются долги?

В отсутствие инфляции в описанной схеме торговый баланс между странами А и Б нулевой и никто никому не должен. Если, конечно, не считать долгами доллары страны Б, которые страна А держит у себя под символический процент, величину которого она определяет сама.

При учёте инфляции страна Б имеет положительный торговый баланс со страной А равный количеству долларов, имеющихся у страны Б, умноженному на процент инфляции в стране А (точнее, разность этого процента и символического процента по ценным бумагам страны А). Это тоже не долги страны А.

Отметим, что в реальной жизни коэффициент переоценки доллара (коэффициент паразитизма) в стране Б бывает заметно большим двух (более четырёх). Примеры можно посмотреть в заметке 

https://cont.ws/@30091963/9289...

Поэтому стране А не так просто продать своих "баранов". Тем более, что при таком коэффициенте паразитизма страна Б либо приспосабливается кормить баранов пшеницей, либо заменять баранье мясо соевым.

И вот тогда стране А приходится влезать в настоящие долги перед страной Б. Вот только при разговоре о них надо учитывать также, сколько другие страны должны стране А и под какие проценты взяты эти долги.

Другие способы гешефта

Есть и другие способы неявного ограбления страной А страны Б. Например, когда страна А приводит в стране Б к власти правительство, которое берёт деньги в долг под проценты у страны А, за счёт этого временно повышает уровень жизни населения страны Б, а когда приходит время расплаты правительство растворяется во времени и пространстве (иногда буквально вместе с деньгами и информацией).

Речь в данной статье шла об основных механизмах паразитизма, работающих даже при честном правительстве страны Б и нормально работающих рыночных законах.