Общественно-деловая
прогнозно-аналитическая
газета
Видение 2020
Какая политическая и социально-экономическая система сложилась сегодня в России?

феодально-вассальная

социально-демократическая

криминально-олигархическая

кланово-капиталистическая

диктаторско-монархическая

советско-социалистическая

оккупационно-паразитическая

Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 года

Покорение белой расы

Славянское царство

Пьёшь и куришь - писаешь мозгами

Фото архив






Государственное рейдерство. Схема отъёма бизнеса

(Обращение зарегистрировано: №М-419 от 6.09.2018 г.)

Приложение

Президенту Российской Федерации

г-ну Путину Владимиру Владимировичу

г. Москва, ул. Ильинка, дом 23/16, подъезд 11

От обвиняемого Масленникова Сергея Германовича, содержащегося под стражей в ФКУ СИЗО-5 УФСИН России по г. Москве

 

Уважаемый Владимир Владимирович!

Я являюсь основным акционером ЗАО «Стальинвест» - крупнейшего и самого современного в Российской Федерации предприятия, осуществляющего весь комплекс работ от проектирования до изготовления металлоконструкций для строительства уникальных и стандартных зданий как промышленного, так и гражданского назначения, включая производство минеральной ваты и ограждающих конструкций (профнастила и сэндвич-панелей). Мне принадлежит 80% акций, остальные 20% акций принадлежат моей матери – Масленниковой М.Е., т.е. ЗАО «Стальинвест» является семейным бизнесом. С момента государственной регистрации ЗАО «Стальинвест» в 2001 году в г. Домодедово Московской области и до введения в отношении ЗАО «Стальинвест» процедуры конкурсного производства я также являлся генеральным директором указанного общества.

В собственности ЗАО «Стальинвест» имеется два завода - в г. Домодедово Московской области и в Щекинском районе Тульской области.

Оба завода построены ЗАО «Стальинвест» с нуля, в ходе реализации инвестиционных проектов с привлечением инвестиционных кредитов Сбербанка РФ. При этом 30% всех инвестиций ЗАО «Стальинвест» покрывало из собственных средств. В рамках реализации инвестиционных проектов Сбербанк РФ также предоставлял ЗАО «Стальинвест» и кредиты на пополнение оборотных средств, необходимые для обеспечения сырьем вводимых в эксплуатацию производств. По результатам длительного безупречного сотрудничества Сбербанком России ЗАО «Стальинвест» было присвоено звание VIP – клиента.

Принадлежащие ЗАО «Стальинвест» заводы оснащены новым высокотехнологичным оборудованием, произведенным ведущими машиностроительными компаниями Европы и США. В ходе реализации инвестиционных проектов в ЗАО «Стальинвест» были реализованы инновационные технологические решения, обеспечивающие ресурсосбережение и конкурентные преимущества. Аналогов нашему предприятию в России и Европе не существует.

Объем выручки ЗАО «Стальинвест» за 2015 год (когда некоторые производства еще только были запущены и еще не вышли на проектную мощность) превышал 10 млрд. рублей без НДС, EBITDA (аналитический показатель, показывающий объем прибыли предприятия без учета расходов на уплату процентов по займам, налога на прибыль и амортизационных отчислений) – 1,2 млрд. рублей, платежи в бюджеты всех уровней составляли около 400 млн. рублей, чистая прибыль – 250 млн. рублей. После выхода всех производств на проектную мощность ожидалось значительное увеличение этих показателей. В обществе по состоянию на начало 2016 года работало около 1.200 сотрудников. Средний размер выплачиваемой официально заработной платы составлял 39 тыс. рублей в месяц. В ЗАО «Стальинвест» достигнуты высочайшие в отрасли показатели производительности труда. Например, в производстве металлоконструкций производительность труда в ЗАО «Стальинвест» была примерно в 2-3 раза выше, чем на аналогичных отечественных предприятиях и на 10-15% выше, чем у лучших европейских компаний, например, такой, как компания VOORTMАN, Голландия, также как и ЗАО «Стальинвест», работающая на импортном оборудовании. Таких беспрецедентных показателей производительности труда удалось достигнуть благодаря уникальной системе автоматизации производства и организации труда, постоянному обучению персонала. Ведущие рабочие ЗАО «Стальинвест» проходили стажировку на заводах Италии, Франции, Австрии.

За разработку и внедрение прогрессивных технологий, новых видов продукции, создание инновационных комплексных производственных систем ЗАО «Стальинвест» неоднократно удостаивалось золотых и серебряных медалей международной выставки МЕТАЛЛ-ЭКСПО.

Среди заказчиков ЗАО «Стальинвест» такие компании, как: Еврохим, Крокус-групп, Мираторг, Оборонстрой, METRO, IKEA, Gelamco, Nestle. Кроме того, мы поставляли продукцию для всех московских аэропортов, для осуществления реконструкции стадиона «Лужники», космодрома «Байконур» и др.

В период с ноября 2015 года по настоящее время неустановленными лицами из числа руководства московского регионального филиала АО «Россельхозбанк» при непосредственном участии сотрудников ГСУ СК России и УФСБ России по городу Москве и Московской области реализуется схема по завладению принадлежащим мне и моей матери бизнесом при следующих обстоятельствах.

В связи с введением ЗАО «Стальинвест» в эксплуатацию линии по производству сэндвич-панелей на расположенном в Тульской области заводе у него возникла необходимость в привлечении кредита на пополнение оборотных средств, необходимого для обеспечения сырьем новых производств.

В ноябре 2014 года ЗАО «Стальинвест» обратилось в Сбербанк РФ с заявкой на получение кредита в размере 1,0 млрд. рублей для закупки сырья под производство сэндвич-панелей. Однако, в условиях возникших в экономике нашей страны кризисных явлений Сбербанк РФ существенно сократил кредитование промышленности и после длительного рассмотрения отказал обществу в выдаче кредита.

Единственным вариантом для ЗАО «Стальинвест» было рефинансирование задолженности, имеющейся перед Сбербанком РФ, в другом банке с одновременным получением дополнительного кредита на пополнение оборотных средств (необходимых для обеспечения сырьем новых производств) и переоформлением залогов.

Осенью 2015 года ЗАО «Стальинвест» обратилось в Россельхозбанк с заявкой о предоставлении кредита в размере 6 млрд. рублей, по результатам рассмотрения которой 30 ноября 2015 года на кредитном комитете головного офиса Россельхозбанка было принято решение об установлении ЗАО «Стальинвест» лимита кредитования в сумме 6 млрд. рублей, а также лимита выдачи банковских гарантий в размере 500 млн. рублей. Решение кредитного комитета 03 декабря 2016 года было одобрено правлением Россельхозбанка.

Принятию данного решения предшествовало проведение аккредитованной при Россельхозбанке оценочной компанией «Аудит и консалтинг» оценки имущества ЗАО «Стальинвест» (объектов недвижимости, включая земельные участки, и оборудования). Согласно отчету об оценке определенная по затратному подходу рыночная стоимость имущества ЗАО «Стальинвест», передаваемого в залог, составляла 6,7 млрд. рублей. При этом стоимость указанного имущества по доходному подходу составляла 8 млрд. рублей.

Исполнение указанного решения кредитного комитета и правления головного офиса Россельхозбанка было передано в Московский региональный филиал Россельхозбанка.

В декабре 2015 года мне, как генеральному директору ЗАО «Стальинвест», представителями Россельхозбанка было сообщено, что кредитование общества будет осуществляться в два этапа: сначала банк выдаст ЗАО «Стальинвест» кредиты на общую сумму 4,9 млрд. рублей, а после переоформления всех залогов со Сбербанка РФ на Россельхозбанк, а также регистрации передачи в залог Россельхозбанку дополнительного залога – выкупленной у компании ВТБ лизинг линии по производству минеральной ваты, рыночной стоимостью около 1,5 млрд. рублей, и дополнительно предоставления в залог металла в обороте балансовой стоимостью около 1,4 млрд. рублей (стоимость которого не была учтена в отчете оценщика), будет произведена выдача оставшихся 1,1 млрд. рублей.

20 января 2016 года банком ЗАО «Стальинвест» были выданы кредиты на общую сумму порядка 4,9 млрд. рублей в соответствии с тремя кредитными договорами, в том числе: 1,5 млрд. рублей – на погашение инвестиционных кредитов Сбербанка РФ; порядка 497 млн. рублей – на досрочный выкуп у компании ВТБ Лизинг линии по производству минеральной ваты; 2,9 млрд. рублей – на пополнение оборотных средств, из которых порядка 2 млрд. 309 млн. рублей предназначалось для погашения кредитов, ранее выданных Сбербанком РФ обществу в целях пополнения оборотных средств, и порядка 591 млн. рублей - собственно на пополнение оборотных средств.

Основная сумма предоставленного Россельхозбанком кредита сразу же была перечислена ЗАО «Стальинвест» Сбербанку РФ и компании ВТБ Лизинг, а из 591 млн. рублей, фактически выданных обществу Россельхозбанком на пополнение оборотных средств, 230 млн. рублей были направлены на погашение задолженности ЗАО «Стальинвест» перед Сбербанком РФ, увеличившейся в процессе согласования с Россельхозбанком вопросов, связанных с выдачей кредитов, а оставшиеся денежные средства в размере порядка 361 млн. рублей были израсходованы ЗАО «Стальинвест» в соответствии с назначением, указанным в кредитном договоре, заключенном с Россельхозбанком, а именно: были перечислены поставщикам, направлены на выплату заработной платы сотрудникам, уплату налогов и пр.

После погашения задолженности перед Сбербанком РФ все залоги недвижимого имущества были переоформлены ЗАО «Стальинвест» со Сбербанка РФ на Россельхозбанк, о чем получены соответствующие справки из Росреестра, у нотариусов были зарегистрированы залоги оборудования и металла в обороте. Все подтверждающие регистрацию залогов документы были переданы обществом в Россельхозбанк.

Исполнение обязательств ЗАО «Стальинвест» по выданным Россельхозбанком кредитам, включая выплату процентов и штрафов, в полном объеме обеспечивалось заключенными с Россельхозбанком договорами залога движимого и недвижимого имущества ЗАО «Стальинвест», а также договором залога имущества, которое ЗАО «Стальинвест» приобретет в будущем (досрочно выкупаемая из лизинга линия по производству минеральной ваты). Залоговая стоимость указанного имущества, установленная в договорах с дисконтом в 40-50% от его рыночной стоимости, значительно превышала сумму выданных Россельхозбанком кредитов и процентов по ним, подлежащих начислению за первый календарный год. Кроме того, исполнение указанных обязательств обеспечивалось моим личным поручительством и поручительством ОАО «Стальинвест», 99% акций которого принадлежат мне, а также залогом 100% акций ЗАО «Стальинвест».

ЗАО «Стальинвест» несколько месяцев исполняло принятые на себя обязательства по заключенным с Россельхозбанком кредитным договорам и уплачивало проценты, обеспечивая в указанных целях наличие достаточных денежных средств на своем расчетном счете, открытом в Московском региональном филиале Россельхозбанка. Всего ЗАО «Стальинвест» в виде процентов за пользование кредитами было выплачено Россельхозбанку порядка 98 млн. рублей.

Несмотря на выполнение ЗАО «Стальинвест» всех выдвинутых Россельхозбанком условий по рефинансированию кредитов, ранее полученных в Сбербанке РФ, Московский региональный филиал Россельхозбанка решение кредитного комитета головного офиса от 30 ноября 2015 года так и не выполнил, не предоставил ЗАО «Стальинвест» кредит на пополнение оборотных средств на сумму 1,1 млрд. рублей и не выдал ему банковские гарантии в размере 500 млн. рублей, что не позволило ЗАО «Стальинвест» обеспечить сырьем новые производства и, как следствие, повлекло за собой ухудшение финансового состояния общества и невозможность обслуживать полученные в Россельхозбанке кредиты.

При этом, будучи уверенным в том, что банк исполнит решение собственного кредитного комитета, я 11 марта 2016 года в счет обеспечения исполнения обязательств ОАО «Стальинвест» перед ПАО «Новолипецкий металлургический комбинат» заключил с ПАО «Новолипецкий металлургический комбинат» договор о залоге (ипотеке) принадлежащих мне лично и не обремененных никакими обязательствами квартир № 29, № 30 и № 31, расположенных в г. Москве, Кропоткинский пер., д. 9, общей стоимостью 90 млн. рублей.

С руководством Россельхозбанка мною неоднократно обсуждались вопросы реструктуризации полученных ЗАО «Стальинвест» кредитов, однако, в этом мне было отказано. Все варианты потенциальных инвесторов, в том числе Российского фонда прямых инвестиций, готовых участвовать в реструктуризации задолженности ЗАО «Стальинвест», Россельхозбанком, в лице первого заместителя председателя правления Сергеева Д.Г., отвергались.

В соответствии с п. 1 ст. 334 ГК РФ в случае неисполнения должником обязательства, обеспеченного залогом, кредитор вправе получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами залогодателя.

Таким образом, у АО «Россельхозбанк» в случае неисполнения со стороны ЗАО «Стальинвест» обязательств по заключенным кредитным договорам имелись предусмотренные законом правомочия для возврата в полном размере переданных в кредит ЗАО «Стальинвест» денежных средств, получения процентов по ним и неустойки путем обращения взыскания на принадлежащее ЗАО «Стальинвест» заложенное имущество. Указанные правомочия АО «Россельхозбанк» имел возможность реализовать самостоятельно.

Вместо реализации в установленном законом порядке правомочий залогового кредитора АО «Россельхозбанк» в июле 2016 года обратился в Коптевский районный суд г. Москвы (по месту нахождения офиса Московского регионального филиала) с иском ко мне, Масленниковой М.Е., ЗАО «Стальинвест» и ОАО «Стальинвест» о досрочном взыскании задолженности по кредитным договорам и обращении взыскания исключительно на акции ЗАО «Стальинвест».

Гражданское дело № 2-2676/16 было рассмотрено судом в отсутствие ответчиков, неизвещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, и 13 октября 2016 года судом постановлено решение, которым исковые требования были удовлетворены. Судом обращено взыскание на предмет залога по Договорам о залоге акций, заключенным 25 декабря 2015 года Россельхозбанком со мной и с Масленниковой М.Е., - акции ЗАО «Стальинвест» в количестве 80 штук и 20 штук соответственно. Несмотря на то, что условия заключенных договоров залога предусматривали реализацию акций ЗАО «Стальинвест» с торгов по их рыночной стоимости, оценка рыночной стоимости акций судом не производилась. Начальная продажная стоимость акций была определена судом согласно их залоговой стоимости из расчета 10.000 рублей за одну акцию. Установленная судом начальная продажная стоимость 100% акций ЗАО «Стальинвест» соответственно составила всего 1 млн. рублей, т.е. по номинальной стоимости.

При этом ранее 100% акций ЗАО «Стальинвест» уже являлись предметом залога в обеспечение кредитов, выданных Сбербанком РФ. Тогда рыночная стоимость 100% акций ЗАО «Стальинвест», определенная оценочной компанией ООО «Аудит и консалтинг» с учетом выданных ЗАО «Стальинвест» кредитов (то есть за их вычетом), согласно отчету об оценке № 267/1-14 от 05 марта 2015 года составляла 3,2 млрд. рублей.

Залоговая стоимость акций ЗАО «Стальинвест», установленная с дисконтом порядка 30% от рыночной, была отражена в договоре залога, заключенном между ЗАО «Стальинвест» и Сбербанком РФ. С тех пор общая сумма полученных ЗАО «Стальинвест» кредитов увеличилась примерно на 1,0 млрд. рублей (за счет кредита, выданного Россельхозбанком на выкуп из лизинга линии по производству минваты и предоставления 591.000.000 рублей на пополнение оборотных средств). При этом рыночная стоимость активов ЗАО «Стальинвест» возросла примерно на 2,0 млрд. рублей, т.к. вышло из лизинга оборудование по производству металлоконструкций рыночной стоимостью около 500 млн. рублей, а также линия по производству минеральной ваты рыночной стоимостью около 1,5 млрд. рублей.

О действительной рыночной стоимости акций ЗАО «Стальинвест» (о том, что она многократно превышает 1,0 млн. рублей) сотрудники Московского регионального филиала Россельхозбанка были осведомлены, поскольку в их распоряжении были копии кредитных договоров и договоров залога, заключенных между ЗАО «Стальинвест» и Сбербанком РФ.

После вступления решения Коптевского районного суда г. Москвы в законную силу Россельхозбанк получил исполнительный лист и предъявил его к исполнению. Однако, завладеть акциями не успел, поскольку о вынесенном Коптевским районным судом г. Москвы решении по гражданскому делу № 2-2676/16 мне стало известно, и в декабре 2016 года указанное решение было обжаловано мною и Масленниковой М.Е. в апелляционном порядке. Определением Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда по делу № 33-11589/2017 от 14 апреля 2016 года указанное решение Коптевского районного суда г. Москвы было отменено как незаконное ввиду рассмотрения дела в отсутствие лиц, участвующих в деле и не извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, и суд апелляционной инстанции перешел к рассмотрению дела по правилам суда первой инстанции.

Практически одновременно с обращением АО «Россельхозбанк» в Коптевский районный суд г. Москвы, а именно в период с 22 июня по 21 сентября 2016 года сотрудниками УФСБ России по г. Москве и Московской области в отсутствии предусмотренных ст. 7 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» оснований проведены оперативно-розыскные мероприятия (наведение справок, опросы), по результатам которых составлен рапорт об обнаружении признаков преступления.

28 декабря 2016 года старшим следователем отдела по расследованию особо важных дел следственного управления по Северному административному округу Главного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по г. Москве капитаном юстиции Сахалкиным Д.А. в отношении неустановленных лиц из числа руководителей ЗАО «Стальинвест» было возбуждено уголовное дело № 11602450011000149 по признакам преступления, предусмотренного ч.4 ст.159.1 УК РФ. В нарушение требований ст. 151 УПК РФ настоящее уголовное дело было возбуждено, расследовалось и завершено расследованием с составлением обвинительного заключения не уполномоченными на то следователями, к подследственности которых это уголовное дело не относилось.

Оперативное сопровождение по делу с момента его возбуждения осуществляло Управление ФСБ России по городу Москве и Московской области.

С 23 января 2017 года уголовное дело № 11602450011000149 находилось в производстве Главного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по г. Москве, а с 22 февраля 2017 года - Главного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации.

В ходе обысков, проведенных в ЗАО «Стальинвест» 03 февраля 2017 года, изъяты все, без исключения, серверы, включая серверы от высокотехнологичного заводского оборудования, что фактически парализовало деятельность ЗАО «Стальинвест». Все изъятые серверы удерживаются следствием до настоящего времени.

Очевидно для того, чтобы обойти прямой запрет на избрание меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, установленный ч.1.1 ст.108 УПК РФ, следователь Следственного комитета Российской Федерации по г. Москве Щербак М.А. 03 февраля 2017 года вынес постановление о квалификации моих действий по ч.4 статьи 159 УК РФ.

03 февраля 2017 года я и первый заместитель генерального директора ЗАО «Стальинвест» Пучкова А.В. задержаны в порядке статьи 91 УПК РФ. В этот же день мне предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.159 УК РФ.

07 февраля 2017 года постановлением Пресненского районного суда г. Москвы от 07 февраля 2017 года в отношении меня и Пучковой А.В. избрана мера пресечения в виде домашнего ареста, при этом ходатайство следователя Щербака М.А. об избрании в отношении нас меры пресечения в виде заключения под стражу судом оставлено без удовлетворения.

09 февраля 2017 года Пучковой А.В. также предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст. 159 УК РФ.

Важно заметить, что Пучкова А.В. в ЗАО «Стальинвест» на постоянной основе осуществляла функции уполномоченного по качеству от высшего руководства общества в рамках системы менеджмента качества (СМК), а именно: осуществляла общее руководство СМК на двух заводах, занималась организацией и развитием СМК, разработкой регламентов, технических условий, инструкций в рамках СМК, организацией системы внутреннего аудита СМК и пр. Она никогда не имела права подписи финансовых документов, не присутствовала при обсуждении условий и подписании кредитных договоров и договоров залога, и даже никогда не была в помещении Московского регионального филиала Россельхозбанка.

23 марта 2017 года по ходатайству следователя Вардугина А.Н. постановлением Басманного районного суда г. Москвы наложен арест на всё без исключения имущество ЗАО «Стальинвест» (включая заводское оборудование) и установлен запрет на эксплуатацию указанного оборудования.

Избранная в отношении меня и Пучковой А.В. мера пресечения в последующем судом неоднократно продлевалась.

23 июня 2017 года по ходатайству следователя Вардугина А.Н. постановлением Басманного районного суда г. Москвы мне изменена мера пресечения в виде домашнего ареста на заключение под стражу. Уже целый год я содержусь под стражей в следственном изоляторе.

При этом, судя по материалам уголовного дела, мое заключение под стражу инициировано представителем Россельхозбанка, от которого 01 июня 2017 года в ГСУ СК РФ на имя следователя Вардугина А.Н. поступило ходатайство, в котором утверждалось, что 05 апреля 2017 года я, находясь в г. Москве под домашним арестом, якобы препятствовал наложению ареста на имущество завода, расположенного в Тульской области.

14 декабря 2017 года старшим следователем по особо важным делам первого следственного отдела управления по расследованию особо важных дел о преступлениях против государственной власти и в сфере экономики Главного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации подполковником юстиции Вардугиным А.Н. в отношении меня возбуждено уголовное дело № 11702007703000307 по факту совершения преступления, предусмотренного п. «б» ч.4 ст. 174.1 УК РФ, которое соединено в одном производстве с уголовным делом № 11602450011000149. Объединенному уголовному делу присвоен № 11602450011000149.

26 декабря 2017 года старшим следователем Вардугиным А.Н. вынесены постановления о привлечении меня и Пучковой А.В. в качестве обвиняемых по уголовному делу № 11602450011000149 в новой редакции. Мне предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 176, п. «б» ч. 4 ст. 174.1 УК РФ, Пучковой А.В. – в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 176 УК РФ, после чего мы и наши защитники в порядке, предусмотренном ст. 215 УПК РФ, уведомлены об окончании следственных действий.

С 27 декабря 2017 года мы и наши защитники приступили к ознакомлению с материалами уголовного дела в порядке, предусмотренном ст. 217 УПК РФ.

11 апреля 2018 года в Генеральной прокуратуре РФ на заседании Межведомственной рабочей группы по защите прав предпринимателей было рассмотрено обращение защитника адвоката Жукова И.Н о моем необоснованном уголовном преследовании по ч. 1 ст. 176, п. «б» ч. 4 ст. 174.1 УК РФ. По итогам заседания управлению по надзору за расследованием особо важных дел рекомендовано учесть доводы защитника при поступлении уголовного дела в Генеральную прокуратуру для утверждения обвинительного заключения.

Однако 13 апреля 2018 года Заместителем Генерального прокурора Гринем В.Я. Председателю Следственного комитета Российской Федерации Бастрыкину А.И. направлено требование об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия, в которых поставлен вопрос о необходимости переквалификации моих действий и действий Пучковой А.В. по получению кредита с ч. 1 ст. 176 УК РФ на ч. 4 ст. 159.1 УК РФ.

23 апреля 2018 года производство следственных действий по уголовному делу было возобновлено. Старшим следователем Вардугиным А.Н. вынесены постановления о привлечении меня и Пучковой А.В. в качестве обвиняемых по уголовному делу № 11602450011000149 в новой редакции. 23 апреля 2018 года мне предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159.1, п. «б» ч. 4 ст. 174.1 УК РФ, Пучковой А.В. – в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159.1, после чего 24 апреля 2018 года мы и наши в порядке, предусмотренном ст. 215 УПК РФ, уведомлены об окончании следственных действий.

13 июня 2018 года Заместителем Генерального прокурора Гринем В.Я. утверждено обвинительное заключение и уголовное дело передано в Коптевский районный суд г. Москвы для рассмотрения по существу.

Сейчас я и Пучкова А.В. обвиняемся в том, что мы, являясь руководителями ЗАО «Стальинвест», совершили мошенничество в сфере кредитования, группой лиц по предварительному сговору, с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере, путем представления в Московский региональный филиал АО «Россельхозбанк» в период времени декабря 2015 года по 20 января 2016 года подложных документов, содержащих заведомо ложные сведения о хозяйственном положении и финансовом состоянии указанного общества, причинив АО «Россельхозбанк» ущерб в особо крупном размере в сумме не менее 4.897.220.185, 98 рублей.

Статья 159.1 УК Российской Федерации устанавливает уголовную ответственность за хищение денежных средств заемщиком путем представления банку или иному кредитору заведомо ложных и (или) недостоверных сведений. При этом под хищением, согласно пункту 1 примечаний к ст.158 УК РФ в статьях данного Кодекса понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Однако в уголовном деле имеются документы, подтверждающие то обстоятельство, что все полученные в кредит денежные средства были израсходованы в соответствии с целевым назначением, а из общей суммы выданных кредитов в размере 4.897.220.185, 98 рублей Московскому банку ПАО «Сбербанк» было перечислено 4.038.809.963, 62 рублей, АО «ВТБ Лизинг» - 497.220.185, 98 рублей [перечислены контрагентам, определенным условиями заключенных кредитных договоров - примечание], и только порядка 361 млн. рублей [всего 7,37% от общей суммы полученного кредита - примечание] было самостоятельно израсходовано ЗАО «Стальинвест» на пополнение оборотных средств, что соответствует целевому назначению кредита.

Кроме того, в уголовном деле имеются документы, подтверждающие то обстоятельство, что исполнение обязательств со стороны ЗАО «Стальинвест» по заключенным с АО Россельхозбанк кредитным договорам, в числе прочих способов (п.1 ст.329 ГК РФ), было обеспечено залогом принадлежащего ЗАО «Стальинвест» на праве собственности движимого и недвижимого имущества рыночной стоимостью, определенной независимым оценщиком (аккредитованной при АО Россельхозбанк оценочной компанией) в размере 8 млрд. рублей (по доходному подходу) или 6,7 млрд. рублей (по затратному подходу), залогом металла в обороте балансовой стоимостью порядка 1,4 млрд. рублей, а также залогом акций ЗАО «Стальинвест» рыночной стоимостью 3,2 млрд. рублей. Таким образом, рыночная стоимость залогов, переданных банку, превышала сумму выданных кредитов более чем в 2,3 раза.

Кроме того, в настоящее время известно, что вместо реализации в установленном законом порядке правомочий залогового кредитора АО «Россельхозбанк» длительное время бездействовал, а 14 марта 2018 года заключил с АО «Газпромбанк» договор № 156300/0062-16, по которому права требования к ЗАО «Стальинвест», как к заемщику и залогодателю, а также права требования АО «Россельхозбанк» к другим залогодателям и поручителям по заключенным с ЗАО «Стальинвест» кредитным договорам, договорам залога и поручительства было уступлено за 1,7 млрд. рублей, что подтверждает мои доводы о том, что лица из числа руководства АО «Россельхозбанк» под видом выдачи части ранее одобренного кредита реализовывали схему по отъему принадлежащего мне и моей матери бизнеса вопреки законным интересам самого банка.

Важно также отметить, что каких-либо доказательств предоставления в АО Россельхозбанк подложных документов мною и Пучковой А.В. либо по нашему указанию третьими лицами в материалах уголовного дела не имеется. Все наши ходатайства по проведению дополнительных следственных действий были полностью отклонены следственной группой.

Кроме того, я обвиняюсь в том, что, введя в заблуждение сотрудников АО «Россельхозбанк» относительно законности своих действий, в нарушение п. 2.1.1 договора об открытии кредитной линии № 156300/0065 от 23 декабря 2015 года, использовал часть якобы незаконно полученных ЗАО «Стальинвест» кредитных средств в сумме 486.190.036, 38 рублей на пополнение банковских счетов указанного общества (ЗАО «Стальинвест»), открытых в других кредитных организациях (ПАО «Сбербанк» и ПАО «Банк ВТБ»).

Вместе с тем, п. «б» ч. 4 ст. 174.1 УК РФ установлена ответственность за совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, приобретенными лицом в результате совершения им преступления, в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами или иным имуществом в особо крупном размере.

А согласно ст. 3 Федерального закона от 7 августа 2001 года № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» под легализацией доходов, полученных преступным путем, понимается придание правомерного вида владению, пользованию или распоряжению денежными средствами или иным имуществом, полученными в результате совершения преступления, то есть совершение действий с доходами, полученными от незаконной деятельности таким образом, чтобы источники этих доходов казались законными, а равно действий, направленных на сокрытие незаконного происхождения таких доходов.

При этом в уголовном деле имеются выписки по счетам ЗАО «Стальинвест» из которых следует, что поступившие 20 января 2016 года от ООО «Стальтехно» на расчетный счет ЗАО «Стальинвест», открытый в ПАО «Сбербанк», денежные средства в сумме 230 млн. рублей сразу же были направлены ЗАО «Стальинвест» на погашение его задолженности перед этим банком в целях завершения согласованной с АО «Россельхозбанк» процедуры рефинансирования ранее выданного ПАО «Сбербанк» кредита, а именно для переоформления залога имущества, принадлежащего ЗАО «Стальинвест», с залогодержателя ПАО «Сбербанк» на АО «Россельхозбанк». А денежные средства в общей сумме 250.217.290, 38 рублей, поступившие 20 и 22 января 2016 года с расчетного счета ООО «Стальтехно» на расчетный счет ЗАО «Стальинвест», открытый в ПАО «Банк ВТБ», были израсходованы ЗАО «Стальинвест» на пополнение оборотных средств в соответствии с назначением, указанным в кредитном договоре, заключенном с АО «Россельхозбанк», а именно: перечислены поставщикам в счет оплаты поставленной продукции, в том числе и ОАО «Стальинвест», являвшемуся для ЗАО «Стальинвест» одним из поставщиков металлопродукции (стали оцинкованной и стали оцинкованной с полимерным покрытием в рулонах); а также направлены на выплату заработной платы сотрудникам, уплату налогов и пр.

То есть в материалах уголовного дела имеются доказательства о распоряжении ЗАО «Стальинвест» деньгами, полученными в кредит от АО «Россельхозбанк», а не совершенной мною легализации указанных денежных средств.

Помимо моего заведомо необоснованного привлечения к уголовной ответственности на заинтересованность в данном уголовном деле следователей СК РФ указывает также и то обстоятельство, что, начиная с 23 апреля 2018 года (дата возобновления следственных действий по уголовному делу) в нарушение положений ст. 109 УПК РФ, правовой позиции Конституционного суда РФ, сформулированной в абз. 4 п. 3.1. определения от 06.06.2016 № 1436-О «По жалобе гражданина Максимова Максима Николаевича на нарушение его конституционных прав положениями частей пятой, шестой и седьмой статьи 109 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» я содержусь под стражей незаконно, поскольку предельный двенадцатимесячный срок моего содержания под стражей и домашним арестом в период предварительного расследования уголовного дела истек.

Кроме того, к уголовной ответственности по настоящему уголовному делу заведомо незаконно привлечена мой первый заместитель Пучкова А.В.

Устранение генерального директора ЗАО «Стальинвест» и его первого заместителя, изъятие серверов и наложение Басманным районным судом г. Москвы по ходатайству органа следствия ареста на всё его оборудование привело к невозможности осуществления обществом хозяйственной деятельности и, как следствие, к признанию ЗАО «Стальинвест» Арбитражным судом Московской области несостоятельным (банкротом) и открытию конкурсного производства (решение от 04 сентября 2017 года по делу № А41-58542/16). Все 1200 сотрудников ЗАО «Стальинвест» потеряли работу.

23 декабря 2016 года Россельхозбанк обратился в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о признании меня несостоятельным (банкротом). Определением Арбитражного суда г. Москвы от 28 августа 2017 года по делу № А 40-256709/16-24-442ф заявление Россельхозбанка о признании меня несостоятельным (банкротом) признано обоснованным, и введена процедура реструктуризации долгов гражданина.

При этом я не смог обеспечить участие своего представителя в рассмотрении Арбитражным судом г. Москвы дела № А 40-256709/16-24-442ф и в рассмотрении Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда дела № 33-11589/2017, поскольку в момент задержания у меня также был изъят паспорт гражданина РФ, а в нарушение прямых предписаний, установленных п. 9.1 ч. 4 ст. 47, ч. 13 ст. 107 УПК РФ и ч. 6 ст. 18 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», во время нахождения под домашним арестом и в последующем при нахождении в следственном изоляторе следствием мне, несмотря на неоднократные ходатайства моего защитника, не было разрешено свидание с нотариусом в целях оформления соответствующей доверенности.

Изложенные обстоятельства дают мне основание полагать, что ситуация, связанная с невозможностью исполнения ЗАО «Стальинвест» своих обязательств по заключенным кредитным договорам, была создана искусственно, а действия лиц из числа руководства АО Россельхозбанк, состоящие в нарушении договоренностей о выдаче кредита в согласованном размере – 6 млрд. рублей и банковской гарантии на сумму 500 млн. рублей, были направлены исключительно на последующее завладение имуществом ЗАО «Стальинвест».

Только этим я могу объяснить и последующее возбуждение уголовного дела, и «чудесное» появление в кредитном досье ЗАО «Стальинвест» поддельных справок, дающих основания органу следствия утверждать, что в данном случае имело место преступление, а не обычные гражданско-правовые отношения между кредитором и заемщиком.

Поскольку у следствия в данных конкретных обстоятельствах не имелось оснований для вывода о том, что при заключении кредитных договоров с Россельхозбанком у меня, как у генерального директора ЗАО «Стальинвест», заведомо отсутствовали намерения возвратить банку полученные кредиты, но, несмотря на это, оно сначала необоснованно квалифицировало возникшие между ЗАО «Стальинвест» и Россельхозбанком гражданско-правовые отношения как мошенничество, а затем, очевидно в целях создания формальных условий для моего дальнейшего содержания под стражей, предъявило мне явно надуманные обвинения в совершении другого тяжкого преступления - легализации части кредитных денежных средств в особо крупном размере и, вопреки прямых предписаний уголовно-процессуального закона, удерживало и продолжает удерживать администрацию ЗАО «Стальинвест» (в том числе Пучкову А.В. в период с февраля 2016 года по декабрь 2017 года) в изоляции от общества, при этом грубо нарушая наши права, полагаю, что имеются основания утверждать, что оно активно и осознанно помогает указанным выше лицам в осуществлении их плана.

Случай, который произошел со мной, не является единичным. Отъем бизнеса у предпринимателей с использованием правоохранительных органов посредством необоснованного возбуждения в отношении них уголовных дел в Российской Федерации получил широкое распространение, что негативно сказывается не только на судьбах конкретных людей, но и на инвестиционном климате в стране в целом.

Защитить и восстановить свои права в рамках существующих в Российской Федерации институтов власти (суда и прокуратуры) мне не представляется возможным. Несмотря на отсутствие в уголовном деле доказательств, указывающих на наличие самого события преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159.1 УК РФ и события других преступлений (ч. 4 ст. 159, ч. 1 ст. 176 и п. «б» ч. 4 ст. 174.1 УК РФ) [квалификация якобы содеянного мною и Пучковой А.В. по настоящему уголовному делу менялась 4 раза - примечание], доказательств обоснованности подозрений нашей с Пучковой А.В. причастности к его совершению, а также фактических данных, свидетельствующих о реальной возможности совершения нами действий, указанных в статье 97 УПК РФ (регламентирует основания для избрания меры пресечения), органы прокуратуры каждый раз поддерживали ходатайства следователя Вардугина А.Н. о продлении в отношении нас с Пучковой А.В. срока содержания под стражей (домашнего ареста), а Басманный районный суд г. Москвы их удовлетворял. Обращения уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Титова Б.Ю. в защиту моих прав Генеральной прокуратурой РФ, по сути, игнорировались.

В результате согласованных действий лиц из числа руководства Московского регионального филиала Россельхозбанка, сотрудников ГСУ СК России и УФСБ России по городу Москве и Московской области я и моя мать лишились бизнеса стоимостью около 12 млрд. рублей, я потерял все своё имущество, включая единственное жилье.

С момента прекращения ЗАО «Стальинвест» ведения хозяйственной деятельности бюджет потерял около 1 млрд. рублей в виде неполученных налогов.

Я являюсь патриотом Российской Федерации. У меня нет банковских счетов и недвижимости за границей, мои дети (сын и дочь) получили образование в Российской Федерации и работают на Родине. Все доходы от бизнеса вкладывались мною исключительно в его развитие, в совершенствование технологических процессов, многие из которых не имеют аналогов в мире. Я обладаю уникальными знаниями и опытом их практического высококвалифицированного применения, желаю и дальше трудиться на благо Родины.

На основании изложенного, руководствуясь ч. 2 ст. 80 Конституции РФ прошу Вас лично принять меры, направленные на защиту моих прав и свобод и прекращения незаконного уголовного преследования. 

«___» августа 2018 года.