Общественно-деловая
прогнозно-аналитическая
газета
Видение 2020
Какая политическая и социально-экономическая система сложилась сегодня в России?

феодально-вассальная

социально-демократическая

криминально-олигархическая

кланово-капиталистическая

диктаторско-монархическая

советско-социалистическая

оккупационно-паразитическая

Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 года

Покорение белой расы

Славянское царство

Пьёшь и куришь - писаешь мозгами

Фото архив






Война - это смена эпох

Промышленная революция и Наполеоновские войны

Часть III. Предыдущие части читайте здесь: часть I, часть II.

16/04/2019 Елена Ведута /REGNUM

К концу XVIII века произошла промышленная революция, связанная с появлением машин, оперирующих сразу несколькими механическими орудиями, что дало скачок в росте производительности труда.

По сути, промышленная революция начала движение по пути автоматизации технологических процессов, чтобы оставить за человеком только управление силой машины, труд по контролю над действиями машины и исправлению ее ошибок.

Развитие машинного производства привело к социальной революции, утвердившей капиталистический способ производства как определенной системы экономических отношений, предполагающей развитые рынки наемного труда и частного капитала.

Внедрение машин способствовало росту безработицы. Что повлекло резкий рост движения луддитов, первые всплески которого произошли в Англии веком ранее. Луддиты — участники стихийных протестов первой четверти XIX века против внедрения машин в ходе промышленной революции в Англии. С точки зрения луддитов, машины вытесняли из производства людей, что приводило к технологической безработице. Часто протест выражался в погромах и разрушении машин и оборудования.

Разрушители машин были признаны преступниками парламентом Соединенного Королевства еще в 1721 году. Законом 1812 года за уничтожение машин (индустриальный саботаж) была введена смертная казнь, 17 человек были казнены в 1813 году, множество людей было отправлено на каторгу в Австралию. В какой-то момент британские войска были больше заняты подавлением луддитских восстаний, чем сопротивлением Наполеону на Пиренейском полуострове.

Стремление капиталистов Англии и Франции, где произошла промышленная революция, вовлечь в выгодную для них торговлю остальные страны Европы и установить тем самым мировое господство, привело к войне. В принципе, смена эпох всегда происходит через глобальный кризис, который, как правило, разрешается большой войной. Эту роль и выполнили Наполеоновские войны (1796−1815), которые Наполеон Бонапарт вел под флагом создания континентальной единой торговой Европы. Когда Наполеон I прошел с войнами по Европе, он практически снял таможенные границы и установил единое торговое пространство.

Наполеон попытался силой навязать европейским странам Континентальную систему, направленную на уничтожение экономической и политической мощи Англии. Его система, согласно которой всякий английский подданный, находящийся на занятой французскими войсками территории, объявлялся военнопленным, а его товары конфисковались, натолкнулась на сопротивление многих государств, в частности России. Своей главной цели — уничтожения могущества Англии — она не достигла. Англия в конце войны располагала теми же силами, как и в начале. Биполярный мир, в котором конкурировали Англия и Франция, стал однополярным.

Мир стал однополярным во главе с Англией, ставшей к тому времени «мастерской мира», имевшей передовые технологии, банковскую систему и экономическую теорию А. Смита, базирующуюся на экономическом либерализме — принципах свободы промыслов и торговли. С этими принципами в Англии в 1824 г. впервые побеждают либералы и вместо меркантилизма утверждается либерализм.

Экономическая политика либерализма

Следует отметить, что первыми, кто обратил внимание на недостатки меркантилизма, были физиократы, которые впервые появились в XVIII веке во Франции. Во главе их стоял Франсуа де Кенэ, который считал политику меркантилизма несправедливой, поскольку она поддерживала промышленность за счет сельского хозяйства.

Франсуа Кенэ понимал, что развивающийся капиталистический уклад сметет королевскую власть. Он любил своего короля и не хотел этого допустить.

Франсуа Кенэ впервые в мире составил экономическую таблицу межотраслевых взаимосвязей, с помощью которой он показал, что между развитием промышленности и сельского хозяйства существуют определенные пропорции. Если замедлить развитие сельского хозяйства по рекомендациям меркантилистов в пользу промышленности, то промышленность не получит нужного количества сельскохозяйственного сырья, что, в свою очередь, вызовет замедление развития промышленности. Одновременно он показал, как формируются доходы трех классов: капиталистов, фермеров и работников наемного труда.

Его таблица наглядно демонстрировала, что если государство, руководствуясь политикой меркантилизма, лоббирует развитие одних отраслей за счет упадка других, то это ведет к диспропорциональности экономического развития и, в конечном счете, к экономическому кризису.

Кенэ сделал вывод о порочности меркантилизма, предполагающего вмешательство государства в развитие экономики посредством лоббирования интересов тех или иных отраслей. Именно им впервые была сформулирована идея свободных промыслов и торговли, означающая невмешательство государства в экономику.

Возникает вопрос, почему общепризнанной доктриной экономического либерализма стала политическая экономия Адама Смита, а не теория физиократа Франсуа Кенэ?

Всё дело в том, что в то время Кенэ не видел прогрессивной роли капитализма. Поэтому в состав экономического производства он включал лишь сельское хозяйство и добывающие отрасли промышленности, непосредственно связанные с природой, с добычей ее вещества, игнорируя при этом роль обрабатывающей промышленности.

В отличие от него Адам Смит видел прогрессивную роль капитализма, способствовавшего техническому прогрессу, и потому особую роль обрабатывающей промышленности. Под экономическим производством он понимал материальное производство, в состав которого включил отрасли, связанные с добычей вещества природы, его переработкой для получения готового продукта, а также с его перевозкой и хранением, поскольку без этого продукт не дойдет до конечного потребителя.

Адам Смит повторил идею Франсуа Кенэ об экономическом либерализме, рассмотрев весь мир как единую мастерскую, в которой независимые экономические агенты производят продукты, а их ошибки поправляет рынок. По его мнению, рынок сам, без всякого вмешательства государства, приведет экономику к пропорциональности.

И второй момент. Если Кенэ считал, что источником богатства является земля, то Смит обратил внимание на то, что главным источником богатства является производительный труд, поскольку никакой продукт не будет произведен без него. И в этом смысле был прав Уильям Петти, который сказал:  «Труд есть отец богатства, а земля — его мать».

В Англии, ставшей «мастерской мира», с прихода к власти в 1822 году либерального правительства до последней трети XIX века утверждается господство либеральной экономической стратегии. Согласно ее принципу государственного невмешательства (Laissez-faire, с фр. «позвольте делать»), экономические функции государства, столь сложные при меркантилизме, значительно упростились.

Государство отказалось от всякого вмешательства в организацию производства и в отношения между рабочими и хозяевами. Никакого лоббирования. Трудовой кодекс Елизаветы I, регулирующий отношения между предпринимателями и работниками наемного труда, был отменен. Все стало абсолютно либеральным: легко нанимать работников, легко их увольнять. За государством сохранили функции по формированию и распределению бюджета, поддержке строительства железных дорог и подавления коалиций с целью открыть путь свободной конкуренции.

Устранение государства от проблем национальной экономики отразилось на ухудшении положения тех, кто продавал на рынке свой труд. Кризисы как результат диспропорционального развития экономики в условиях свободной конкуренции, вызываемые в том числе неплатежеспособностью населения и предприятий, безработица, массовая бедность, бездомные люди становятся неотъемлемыми атрибутами экономики в XIX веке.

Но если государство не вмешивается в экономику, то означает ли это, что экономика становится нерегулируемой?

Нет, не означает. Британское государство передало функцию регулирования экономики другому институту — центральному банку — Банку Англии. То есть при либеральной стратегии главным мегарегулятором становится центральный банк. Какие же функции выполнял Банк Англии?

Следует отметить, что в Англии к тому времени сформировался золотомонетный стандарт, для которого характерно исчисление цен товаров в золоте, обращение золотых монет и банкнот (векселей банкиров), свободно обмениваемых на золотые монеты по фиксированному курсу, и мелкие казначейские купюры. Главная задача Банка Англии состояла в обеспечении конвертируемости банкнот на золотые монеты по фиксированному курсу, как и сегодня для российского Центрального банка — обеспечение стабильной конвертируемости рублей на доллары. В Банке Англии сложилась основанная на опыте традиция, согласно которой золотой запас должен был составлять не менее трети от суммы находящихся в обращении банкнот.

Основным инструментом, обеспечивающим соблюдение данной пропорции в зависимости от состояния платежного баланса государства (притока или оттока золота), была дисконтная политика. Если платежный баланс Англии с другими странами складывался благоприятно, то в страну притекало золото. Золота становится больше, соответственно, вроде бы можно и денег делать больше. Что делал тогда Банк Англии? Как сделать денег больше? Это не значит, что их надо печатать. Просто процентная ставка в этот момент снижается, чтобы предприниматели предпочитали забирать деньги из банка и развивать производство. И наоборот, когда количество золота уменьшается, процентная ставка поднимается, деньги из производства уходят в банковскую сферу. Таким образом, соблюдается соотношение золотого запаса к сумме находящихся в обращении банкнот как один к трем.

В тот период большинство предпринимателей не были заинтересованы в инфляции, обеспечивающей перераспределение доходов в пользу капитала, так как прибыли в условиях освоения мирового рынка и сокращения издержек производства на единицу продукта (вследствие машинного производства), были достаточно высокими. Периодически возникали кризисы, когда все нуждались в деньгах, и процентная ставка достигала своего максимума, а курс акций, наоборот, достигал своего минимума.

Во время кризиса идет быстрая централизация капитала вследствие того, что более крупный капитал скупает за бесценок малый и средний бизнес. В результате появляется и развивается монополистический капитал. Свободная конкуренция, которая ранее казалась идеальным экономическим механизмом, поскольку обеспечивала диктат потребителя над производителем, была замещена властью капиталистических монополий, навязывающих свою стратегию потребителю. В этом и есть проблема.

(Продолжение следует)