Общественно-деловая
прогнозно-аналитическая
газета
Видение 2020
Какая политическая и социально-экономическая система сложилась сегодня в России?

феодально-вассальная

социально-демократическая

криминально-олигархическая

кланово-капиталистическая

диктаторско-монархическая

советско-социалистическая

оккупационно-паразитическая

Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 года

Покорение белой расы

Славянское царство

Пьёшь и куришь - писаешь мозгами

Фото архив






Арктика далеко, Арктика рядом

Вадим Левенталь о новом фронте борьбы за ресурсы

5.10.2013 / Вадим Левенталь / Свободная пресса

В сериале «Игра престолов» Джейми Ланнистер, чтобы спасти свою не то спутницу, не то конвоиршу от насильников, убеждает их, что ее отец, лорд Сапфирового острова, даст за дочь богатый выкуп сапфирами. Фишка в том, что Сапфировый остров называется так вовсе не из-за камней, а из-за цвета волн у его берегов. Ланнистер врет, обещает бандитам то, чего нет. Но это ложь во спасение. А что с Арктикой?

Если Россия не имеет к Арктике никакого отношения, то, что имел в виду профессор ВШЭ, предлагая передать ее под международный контроль? С таким же успехом мы можем передать под международный контроль Альфа-Центавру, Россия – щедрая душа.

Но если сам такой вопрос вообще возникает и имеет хоть какой-то смысл, то только потому, что Арктика к нам чуть поближе, чем Альфа-Центавра, и Россия, да, имеет к ней отношение. Впрочем, отношение это сложное и неоднозначное. Есть граница континента, есть морская граница, есть зона российской ответственности (Арктика поделена на пять зон ответственности, наша – самая крупная), есть континентальный шлейф, за который мы спорим с датчанами, - это что касается формальной стороны дела.

Но формальной стороной дело не ограничивается. За Арктику идет негромкая, но упорная борьба. Она идет в научно-исследовательских институтах, в кабинетах политиков, в международных организациях и, разумеется, в водах (и под водами) самой Арктики. Права на Арктику (или, точнее, на части Арктики), кроме России, предъявляют США, Канада, Норвегия, Дания, – о чем говорить, если есть даже официальный документ под названием «Стратегия Финляндии в Арктике»? Вся формальная сторона дела по отношению к этой борьбе вторична. Де-юре всегда можно оформить то, что произошло де-факто, ведь так?

И только поэтому предложение профессора ВШЭ имеет смысл – то есть хоть какой-то смысл, может быть вообще предметом спора, постольку поскольку оно не крученыхова заумь и не говорит про далекие звездные системы. И поэтому все разговоры о том, что «Арктика все равно нам не принадлежит» следует отмести в сторону.

Теперь что касается предложения передать Арктику под международный контроль, сделать ее зоной, свободной от корпораций и государств. Предложение это половинчатое. Передать всю планету под международный контроль без власти корпораций – это требование коммунистов, сделать планету зоной свободной от государств требуют анархисты. Почему же только Арктика?

До победы мировой социалистической революции еще довольно далеко – и в этих условиях предложение передать Арктику под международный контроль означает только одно – передать ее не нашим корпорациям, а другим. Все другое – только демагогия. Пример Антарктики не работает не только потому, что до нее от границ России и США (да и ЕС тоже) значительно дальше, но и потому что она представляет несоизмеримо меньший коммерческий интерес.

Более того, можно предположить и то, что если бы вопрос об Антарктике решался бы не в условиях паритетного противостояния двух мировых держав, а в однополярном мире, судьба южного континента была бы существенно иной.

Коль скоро Арктика близко и представляет коммерческий интерес, никакой «зоной, свободной от корпораций и государств» она не будет, потому что не будет никогда (ну, во всяком случае, до победы мировой революции), - это единственно возможный реалистический взгляд на вещи. Поэтому речь может идти только о двух возможных вариантах: либо Россия отстаивает свои интересы в Арктике, либо нет. Второй вариант можно оформить как угодно красиво, в том числе и словами о передаче под международный контроль. Что, повторяю, фактически будет значить только одно: безвозмездную передачу нашей части Арктики другим государствам и иностранным корпорациям.

Что ж, находятся и те, кто без обиняков защищает этот вариант. Мол, государство у нас так себе, корпорации безответственные, а экология в Арктике хрупкая, - не лучше ли, если льдами и холодной водой займутся BP и Shell, у них и оборудование поновее, и руководство поинтеллигентнее, и логотипы покрасивее? Все это подается под соусом заботы об экологии: как будто не было ни трагедии в Мексиканском заливе, ни Фукусимы, ни взрыва алюминиевого завода в Венгрии.

Частные владельцы, как показывает практика, заботятся об экологии ничуть не прилежнее, чем государственные компании. Этой практике есть и теоретическое объяснение – Маркс писал, что за двести процентов прибыли капиталист продаст родную маму, и был абсолютно прав: капитал устроен как самовоспроизводящаяся машина, которая не может не наращивать прибыль, и по сравнению с этой целью всеми остальными можно пренебречь. Капитал не может задумываться о завтрашнем дне – такова его природа; прибыль нужно получить сегодня. И в этом смысле нет и не может быть никакой разницы между компаниями с российским капиталом и иностранным.

Ввиду этих простейших рассуждений пресловутое предложение отказаться от претензий на Арктику выглядит как лоббирование интересов западных корпораций и государств, и только. Впрочем, есть и другой вариант – оно, это предложение, сделано искренно, по наивности. В данном конкретном случае в пользу второго варианта склоняет мысль о том, что слишком многим нашим экономистам не чужда некоторая когнитивная наивность, что президент Путин, очевидно, и имел в виду, говоря «придурок».

Разумеется, никто в здравом уме не будет призывать бурить Арктику как попало, и, разумеется, экология превыше всего. Но, во-первых, логика «они справятся лучше» не работает, а во-вторых, стоит принять ее один раз, и в следующий раз экономисты поставят вопрос уже о Чукотке, Сахалине, Курилах, а там, глядишь, пошла плясать губерния. Нам нужно учиться заботиться о своей экологии, и срочно, но самим, в своей собственной стране.

Наконец, если уж наши горе-экономисты взялись радеть за экологию, то пусть объяснят нам, почему вообще мы до сих пор нуждаемся в том, чтобы сжигать, и во все возрастающих количествах, продукты гниения органики мезозойской эры? Вот это будет вопрос, достойный того, чтобы подумать. До тех пор все разговоры об Арктике – лишь один из фронтов борьбы за ее ресурсы, и незаинтересованных сторон в этой борьбе, увы, нет.