Общественно-деловая
прогнозно-аналитическая
газета
Видение 2020
Какая политическая и социально-экономическая система сложилась сегодня в России?

феодально-вассальная

социально-демократическая

криминально-олигархическая

кланово-капиталистическая

диктаторско-монархическая

советско-социалистическая

оккупационно-паразитическая

Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 года

Покорение белой расы

Славянское царство

Пьёшь и куришь - писаешь мозгами

Фото архив






Не ждали

Арктическая конференция Потемкин-стайл?

02/10/2013 Джеймс Брук / voanews.com

До конца международной конференции «Арктика – территория диалога» оставалось два часа, когда организатор – Русское географическое общество – велело всем освещающим ее иностранным корреспондентам покинуть российскую Арктику до заката.

…Неработающий Интернет, четыре автобуса с иностранными журналистами, ожидающими отправки в аэропорт… Внезапно «территория диалога» стала похожа на потемкинскую конференцию.

Мы прибыли в Салехард для того, чтобы освещать двухдневную встречу экспертов по Арктике из России, Канады, Аляски, Норвегии, Финляндии и Швеции.

Учитывая время, потраченное на планирование поездки и перелет, многие из иностранных корреспондентов намеревались остаться в Салехарде и снять дополнительные репортажи.

Первый снег блистал в сиянии арктического солнца… Группа китайских журналистов собиралась снять сюжет о Салехарде. Датский репортер предполагал написать о ненцах и памятнике мамонтенку и хотел сняться на фото, сидя на линии, отмечающей границу Полярного круга, проходящую через Салехард. Команда «Голоса Америки» собиралась снять репортаж об оленеводах, очистке арктического острова от военного мусора и руинах лагерей ГУЛАГа, где заключенные строили «Железную дорогу смерти».

Пресс-секретарь Русского географического общества Вера Орлова сообщила нам, что мы не сможем выполнить запланированное. Было видно, что победа в едва скрываемых битвах с другими российскими организаторами конференции разгорячила ее. Орлова и ее коллеги спорили о том, могут ли иностранные репортеры остаться на Салехарде более чем на тридцать отведенных властями часов.

«Салехард находится в пограничной зоне, и у вас нет разрешения на пребывание здесь после среды», – сообщила она журналистам, пока те укладывали свои аккредитации в новенькие подарочные сумки «Диалога».

«Означает ли это, что диалог закончен?», – поинтересовался я.

«Это абсолютно нормальная процедура, – ответила москвичка Орлова, ссылаясь на нерегулярно соблюдаемые законы пограничных регионов, и добавила: – Мы получили разрешение на ваше пребывание на территории Салехарда специально в дни конференции».

От Салехарда до международных вод Арктического океана более тысячи километров. По мнению местных жителей, «приграничные законы» распространяются на Салехард для того, чтобы уберечь неподготовленных жителей других регионов России от поиска здесь вакансий – жизнь в Арктике потенциально смертельно опасна для тех, кто едва знаком с ее трудностями.

После целой обоймы вопросов об этом Орлова заявила, что подобные ограничения для посетителей Салехарда – довольно распространенная вещь в Заполярье.

Аргумент «но все так делают», похоже, становится банальным оправданием многих авторитарных правил путинской эпохи.

Соединенные Штаты регистрируют иностранные НКО как «иностранных агентов». (Не так). Европейские страны уже приняли законы, запрещающие пропаганду гомосексуализма. (Не правда). Города вокруг Арктики изгоняют иностранцев, которые не имеют специальных разрешений. (Откровенная ложь).

Как репортер и как турист я побывал в приарктических общинах Исландии, Гренландии, Канады и Аляски. Я всегда считал северян очень радушными и гостеприимными. Их всегда радуют люди, преодолевшие большие расстояния, чтобы познакомиться с их миром. И ни разу до поездки в Салехард у меня не требовали разрешения на пребывание. Для многих из тех, с кем я познакомился, кто помогал и встречал меня на северных широтах, эта идея, я полагаю, просто немыслимо груба.

Единственная приактрическая страна, которую я еще не посетил – это Норвегия. Но, кажется, норвежцы хорошо относятся к россиянам.

В прошлом году Норвегия и Россия ввели безвизовую систему транзита для девяти тысяч норвежцев и 45 тысяч россиян, живущих в радиусе 30 км от арктических границ – теперь они могут пересекать их и пребывать без визы в стране-соседке сроком до 15 дней.

Результат сего творческого мышления был ослепительно ясен в лучах арктического солнца над заснеженной тундрой. Сайт Barents Observer опубликовал прогноз – в этом году ожидается 300 тысяч подобных транзитов – в три раза больше, чем в прошлом году. В результате 30 миллионов долларов инвестированы в значительное расширение приграничной норвежско-российской зоны.

Подобный бум наблюдается и на границе с финской Лапландией. В прошлом году ее пересекли 349 721 человек – на 36 процентов больше, чем в 2012 году. Финское консульство в Санкт-Петербурге носит звание самого занятого консульства в мире. По оценкам экспертов, в 2017 году Финляндию посетит 20 миллионов россиян.

В свете этого гостеприимства и взаимной гибкости остается непонятным, почему Салехард не может идти в ногу со временем. Представители сил безопасности продолжают заявлять – с серьезным лицом, – что этот город является объектом уникального стратегического значения.

Из окон автобуса Салехард выглядит довольно приятным местом. Однако, будучи окружен тысячами километром пустынной тундры, он едва ли тянет на титул стратегического камня преткновения.

Все же это не Гибралтар и не Стамбул. На ум приходит комментарий, приписываемый Генри Киссинджеру. В 1982 году, в разгар Фолклендской войны, он описал геостратегическое значение Аргентины как «кинжала, нацеленного на сердце Антарктиды».

Очень странно, что Русское географическое общество, целью которого с момента его основания в 1845 году является расширение горизонтов, теперь тратит свою энергию на закрытие этих самых горизонтов.

Печально, что общество, получавшее выгоду от почти двухсотлетнего гостеприимства жителей Арктики, не впитало некоторые правила этикета Крайнего Севера.

Ожидая посадки на самолет, вылетающий в Москву, я позвонил, чтобы отменить телевизионное интервью. Прощальные слова жительницы Салехарда? «Приезжайте еще!»