Общественно-деловая
прогнозно-аналитическая
газета
Видение 2020
Какая политическая и социально-экономическая система сложилась сегодня в России?

феодально-вассальная

социально-демократическая

криминально-олигархическая

кланово-капиталистическая

диктаторско-монархическая

советско-социалистическая

оккупационно-паразитическая

Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 года

Покорение белой расы

Славянское царство

Пьёшь и куришь - писаешь мозгами

Фото архив






На карандаш
«Никогда не сдавайтесь – никогда, никогда, никогда, никогда, ни в большом, ни в малом, ни в крупном, ни в мелком, никогда не сдавайтесь, если это не противоречит чести и здравому смыслу. Никогда не поддавайтесь силе, никогда не поддавайтесь очевидно превосходящей мощи вашего противника»
Уинстон Черчилль
Все цифры
Свежий номер




Основы функционирования предприятия

Финансовая гвардия

Декларация



Речная доктрина РФ

Проекты
Проекты Север-Юг
Новый центр силы в интеграции равных

Латинская Америка: два океана, один голос

20/06/2014 ("El Pais", Испания)

Луис Инасио Лула да Силва (Luiz Inacio Lula Da Silva), Рикардо Лагос (Ricardo Lagos)

Интеграционные процессы в Южной Америке в XXI веке

В Латинской Америке, и в первую очередь Южной Америке, идут интенсивные интеграционные процессы. Возможно, недальновидные люди, которые замечают в нашем регионе лишь полярные идеологические тенденции, подвергнут это утверждение сомнению. Но следует заметить, что идут глубинные процессы, направленные на установление более тесного сотрудничества всех латиноамериканских стран в XXI веке.

В течение первой недели апреля делегация Содружества государств Латинской Америки и Карибского моря (CELAC), состоявшая из представителей Кубы, Коста-Рики и Эквадора, провела важные переговоры в Пекине. Их целью было согласование повестки дня недавно созданного Форума CELAC-Китай, первое официальное заседание которого должно состояться в июле в Бразилии, сразу после встречи высших руководителей Бразилии, России, Индии, Китая и Южно-Африканской Республики.

В апреле в эквадорской столице Кито собрались делегаты из Аргентины, Бразилии, Боливии, Перу, Суринама, Уругвая и Венесуэлы, чтобы обсудить открытие южноамериканской Военной академии, которая воплотила бы в себе концепцию региональной обороны, исключающую иностранное вмешательство и гегемонию.

Несмотря на эти факты, находятся люди, отрицающие саму возможность единения Латинской Америки и утверждающие, что установление более тесных связей между атлантическими и тихоокеанскими странами, лишено смысла. В связи с этим многие журналисты задают следующий вопрос: «Вместе с Мексикой, Перу и Колумбией Чили вошла в Тихоокеанский союз, созданный в противовес Южноамериканскому общему рынку (Mercosur). Так ли это?». Разумеется, нет. Однако необходимо разработать предельно ясный и однозначный стратегический подход. Мы в Латинской Америке можем тяготеть как в сторону Атлантики, так и Тихого океана, что является положительным моментом с учетом происходящего переустройства мира. Кроме того, поскольку мы находимся в середине, наши инициативы следует координировать, чтобы максимально использовать представляющиеся возможности.

С одной стороны, нас связывает многовековая история с Атлантическим океаном, у нас тесные экономические связи с Африкой, Европой и Средиземноморьем. С другой стороны, через Тихий океан мы поддерживаем отношения с такими экономическими державами, как Япония, Китай и Ассоциацией стран Юго-Восточной Азии, а также с Австралией и Новой Зеландией. Перед Латинской Америкой открываются невиданные исторические возможности, поскольку она находится на перекрестке маршрутов, идущих из Атлантики и Тихого океана. И эти возможности требуют от всех стран, омываемых водами обеих океанов, максимально координировать свои действия именно сейчас.

Все это вновь ставит во главу угла интеграцию, то есть то, о чем столько говорилось за всю историю нашего существования как независимых государств. Только благодаря интеграции на уровне всего континента мы сможем добиться того, чего не удалось добиться с помощью многих региональных усилий, которые предпринимались в прошлом. Другие общественные силы — предприниматели, профсоюзные деятели, работники искусств, учащиеся - гораздо быстрее осознали необходимость интеграции, чем сами главы государств. Чили, государство, расположенное на побережье Тихого океана, вкладывает крупные средства в Бразилию и поэтому может считаться также и атлантическим государством. За последние годы Чили инвестировала в Бразилию более 24 миллиардов долларов, создав в этой стране десятки тысяч рабочих мест в таких областях, как производство целлюлозы, бумаги, электроэнергии, информационные технологии, химическая и металлургическая промышленность. Помимо чилийских, в Бразилии также работают аргентинские, перуанские, колумбийские и мексиканские предприятия, обеспечивающие растущие потребности 200-миллионого населения страны.

С другой стороны, следует отметить, что Бразилия и Аргентина, помимо взаимных инвестиций, оказывают содействие в осуществлении ряда промышленных и инфраструктурных проектов в других странах континента. Например, до 2006 года в Колумбии работали только две бразильские компании, а сейчас их число достигло 40. В Чили действуют 70 бразильских предприятий, а в Перу — 44. Ко всему этому следует добавить присутствие южноамериканских стран в Центральной Америке и бассейне Карибского моря, где они инвестируют в новые промышленные мощности, финансируют строительство портов, аэропортов, дорог и метро.

Тихоокеанский союз, стремящийся исключительно к налаживанию современных экономических связей, станет еще более эффективным после установления более тесных отношений с Бразилией, Аргентиной и другими странами атлантического побережья. Точно так же возрастет вес атлантических стран после того, как они начнут согласовывать свою международную деятельность с тихоокеанскими странами.

И именно в этом контексте можно по достоинству оценить интеграционные процессы в рамках Союза южноамериканских государств (UNASUR), поскольку в силу своего авторитета и многоплановости эта организация вполне может взяться за решение таких вопросов, как: инвестирование в строительство сети железных дорог и мостов; энергетическая интеграция континента богатого углеводородами и водными ресурсами; оптимизация потока товаров для обеспечения динамичного роста торговли внутри континента, которая, хотя и выросла с 49 миллиардов долларов в 2002 году до 189 миллиардов в 2013, тем не менее, все еще составляет менее 20% от общего объема; и, наконец, выработка новой политики в области эмиграции, которая должна будет исходить из большей свободы передвижения с учетом того, что все больше людей переезжают из страны в страну.

Как недавно было заявлено в Кито, необходимо также разработать четкую концепцию общей оборонной политики с целью защиты наших природных ресурсов и объединения усилий по превращению Латинской Америки в зону мира. CELAC, в которую входят 33 государства, также должно участвовать в обсуждении политических и экономических вопросов. Например, эта региональная организация могла бы собираться за два месяца до встречи глав государств и правительств «большой двадцатки» с тем, чтобы три латиноамериканских страны, представленных на этом форуме — Аргентина, Бразилия и Мексика - изложили на нем наши позиции по вопросам изменения климата, эмиграции, протекционистских мер в торговле, наркоторговли, новой международной финансовой структуры, механизмов обеспечения мира и безопасности, а также других вопросов.

Смогут ли латиноамериканские страны выработать общую платформу действий? Обнадеживающие признаки есть. На недавно состоявшемся семинаре, организованном Латиноамериканским советом по общественным наукам (CLACSO), было заявлено следующее: «Для настоящей интеграции необходимо активное сотрудничество и поиск точек соприкосновения. При этом следует стремиться не к устранению различий, а к тому, чтобы сделать их управляемыми».

Диалог между CELAC и Китаем не менее важен, чем ведущиеся в настоящее время переговоры с США и Евросоюзом. Не менее важен и реалистичный, взвешенный подход к долгосрочным проблемам Южной Америки.

Главное состоит в том, чтобы проявить волю к совместным действиям — как внутри континента, так и за его пределами, не упуская из виду, что в настоящее время наши народы хотят иметь демократию не только на словах, но и на деле, которая могла бы проводить политику, чутко улавливающую знамения времени и дающую на них адекватный ответ.

Луис Инасио Лула да Силва — бывший президент Бразилии, в настоящее время выступает с глобальными инициативами и возглавляет созданный им научный институт.

Рикардо Лагос — бывший президент Чили.

Оригинал публикации: América Latina: dos océanos, una voz