Общественно-деловая
прогнозно-аналитическая
газета
Видение 2020
Какая политическая и социально-экономическая система сложилась сегодня в России?

феодально-вассальная

социально-демократическая

криминально-олигархическая

кланово-капиталистическая

диктаторско-монархическая

советско-социалистическая

оккупационно-паразитическая

Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 года

Покорение белой расы

Славянское царство

Пьёшь и куришь - писаешь мозгами

Фото архив






"Неоднозначная война"

Россия угрожает НАТО

12.08.2014 / Источник перевод для MixedNews — josser

Обещание НАТО о коллективной безопасности основано на представлении, согласно которому агрессия в отношении одного члена Атлантического альянса автоматически влечёт за собой реакцию со стороны всех членов. Однако быстрая, скрытая операция России по присоединению Крыма и дестабилизации Восточной Украины заронила сомнения в способности альянса исполнить данное обещание. Что реалистичного может сделать НАТО, если Владимир Путин нацелится на страны Прибалтики?

Самое последнее предупреждение исходит от доклада Комитета по вопросам обороны британской Палаты общин. В докладе рассматривается расширяющийся разрыв в обычных силах с Россией, подчёркивается агрессивная концепция Кремля по применению ядерного оружия и указывается на догматические ограничения, способные резко ослабить ответ на следующий раунд агрессии.

Доклад приходит к следующему неприукрашенному выводу: «В настоящий момент НАТО недостаточно готов к российской угрозе в отношении его страны-члена». Наглядный пример: Сейчас Британская армия имеет на вооружении в общей сложности 156 основных боевых танков, что соответствует одному полку. Согласно обзору 2013 года Международного института стратегических исследований у России в строю состоит более 2800 ОБТ. Комитет отмечает, что Кремль раскрыл амбициозный план по расширению и модернизации конвенционных сил России, в котором ставится задача повысить к 2020 году долю обычных вооружений, отнесённых к категории «современных», с 10 процентов в 2012 году до 70 процентов.

Со стороны России имеет место также дерзкий курс в области ядерных вооружений. «Россия рассматривает свои стратегические ядерные силы в качестве основного средства сдерживания потенциального вмешательства Запада или запоздалой реакции на российскую агрессию, – отмечает комитет. – На них Россия выделяет треть своего оборонного бюджета». С 2009 года Москва, как минимум, дважды имитировала ядерные удары, в том числе один из них – по Варшаве. В контрасте с этим ранее в этом году администрация Обамы объявила о своих планах резкого и одностороннего сокращения стратегических сил США – задолго до наступления крайнего срока, истекающего в соответствии сс новым договором СНВ в 2018 году.

Самое важное открытие комитета относится к устаревшим доктринам, которые могут не дать альянсу идти в ногу с обманчивой, раскрывающейся стратегией Москвы. Ключевой элемент российской стратегии состоит в том, что комитет называет «неоднозначной войной». Как выразился один российский военный теоретик, неоднозначная война предполагает использование нерегулярных сил, кибератак и информационной войны с целью «нейтрализации действий противника, не прибегая к оружию (посредством непрямых действий), путём реализации информационного превосходства».

Проблема, которую неоднозначная война создаёт для НАТО, заключается в том, что обязательства альянса по коллективной обороне и вытекающие из него стратегические доктрины предусматривают ответ на «вооружённые» нападения. Но российская агрессия в отношении, скажем, Литвы, может и не быть похожей на открытое нападение. Более вероятно, что Кремль будет использовать русскоязычные СМИ, чтобы взбудоражить этнически русское население страны, при одновременном подрыве основных функций государства через кибератаки и ввод в действие нерегулярных сил специального назначения.

Крымская операция предоставила схему проведения подобных атак, и со стороны Атлантического альянса было бы глупостью не обновить свои доктрины в сентябре, когда соберётся следующий саммит НАТО в Кардиффе, с целью приведения их в соответствие с новой российской угрозой. Но какой бы ни была степень доктринальной эволюции, она не будет иметь никакого значения, если члены НАТО продолжат относиться к национальной безопасности как к бремени кого-то другого.