Общественно-деловая
прогнозно-аналитическая
газета
Видение 2020
Какая политическая и социально-экономическая система сложилась сегодня в России?

феодально-вассальная

социально-демократическая

криминально-олигархическая

кланово-капиталистическая

диктаторско-монархическая

советско-социалистическая

оккупационно-паразитическая

Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 года

Покорение белой расы

Славянское царство

Пьёшь и куришь - писаешь мозгами

Фото архив






Проблема 2020

Олег Кашин об ужесточении профессиональных стандартов для журналистов

05/12/2014 года / Олег Кашин / Свободная пресса

Газетная утечка по поводу профессиональных стандартов — ее как-то все бросились неуверенно опровергать, хотя от привычных сенсаций такого рода (обычно у нас пишут «Госдума хочет запретить то-то и то-то», и это, как правило, значит только, что какой-то депутат из особо инициативных что-то даже не внес, а сказал, что внесет, когда ему позвонили журналисты; вот уж, между прочим, настоящее снижение профессиональных стандартов — я еще помню времена, когда какая-нибудь инициатива покойного депутата Марычева не становилась информационным поводом, даже если ее в итоге принимали) эту сенсацию отличает, что поправки в Трудовой кодекс инициировал не депутат-одиночка с мотором, а само правительство, то есть все серьезно, и это, я думаю, как раз тот случай, когда опровержениям верить не стоит — будут опровергать, опровергать, а когда надоест, тихо примут, и все опять станут удивляться и говорить, что жизнь после этих поправок разделилась на «до» и «после». И вот в этом смысле главное, что смущает в этой инициативе — обозначенный в газетной утечке 2020 год. Это через пять лет. Почему так долго?

Хочется, чтобы это ввели немедленно. Не через пять лет, а завтра, или с нового года — с 2015-го.

Здесь, наверное, стоит оговориться, что меня волнует, прежде всего, перспектива применения стандартов к журналистам и редакторам, то есть чтобы журналистами и редакторами могли работать только те люди, которые имеют профильное образование и которые прошли соответствующую сертификацию в уполномоченной госструктуре. Я не пытаюсь сейчас иронизировать, сводя не вполне доказанный факт к какому-то абсурду — напротив, я совершенно искренне уверен, что такая мера гарантированно оздоровит и журналистское сообщество, и общество в целом. И я бы даже ужесточил требования к журналистам, добавил бы и партийность, и благословение уполномоченного батюшки, и еще какую-нибудь секретную расписку в спецслужбах — чтобы в СМИ могли работать только люди с такой распиской.

Чтобы удостоверение сотрудника СМИ однозначно и безоговорочно значило, что его обладатель — ну, не милиционер, конечно, но кто-то вроде, и чтобы ни у кого не возникало никаких сомнений по поводу того, как относиться к человеку с журналистским удостоверением.

Чтобы больше не было вот этого — «но ведь он приличный человек», «пишет только о погоде», «из хорошей семьи», «брал интервью у Лии Ахеждаковой». Журналист? Российский? Сертифицированный? Спасибо, разговор окончен.

Нашим людям приписывают много самых фантастических качеств, хороших и плохих, но в большинстве случаев стереотип остается стереотипом, а реальные особенности современного россиянина остаются, к сожалению, неизученными. И вот одна из таких особенностей — может быть, даже главная, — это склонность к компромиссам. Всегда получается найти оправдание, всегда получается войти в положение, всегда получается сделать так, чтобы, выбирая между двумя стульями, выбрать оба. Журналистское сообщество, будучи передовым отрядом общества в целом, вобрало в себя эти качества в повышенной концентрации, и когда простой обыватель скажет «нет», журналист, скорее всего, ответит «наверное», а то и просто «да».

В мирные прошлые годы ситуацию еще можно было считать терпимой. Ставка меньше чем жизнь, чего уж — сиди на своем Зубовском бульваре и пиши хоть бы и о погоде, никому ты хуже не сделаешь. Но погода давно испортилась, а ставки выросли.

Мне не хочется никого обличать, в конце концов, я и по поводу себя не уверен, что, если бы меня два года назад не уволили с последнего места работы, и если бы я сейчас оставался сотрудником российского СМИ, — я не уверен, что и я в этом случае не нашел бы себе оправданий типа «хорошо, вот об этом не пишем, чтобы сохранить редакцию» или «а вот у этого придется взять интервью — он упырь, конечно, но ведь ньюсмейкер». Три года ужесточения отношений государства и прессы, чего уж там, решили за нас многие наши проблемы — как бы не в нашу пользу, но это даже неважно, а важно как раз то, что если твоя редакция вдруг перестает существовать, то и компромиссов в твоей жизни делается меньше, и при этом ты сам освобожден от необходимости делать тяжелый нравственный выбор.

Где-то такой выбор был поставлен на промышленную основу, как на уже упомянутом Зубовском бульваре, где-то все оставалось на любительском уровне, но это уже детали. Тип журналиста, который, конечно, хороший человек, но вот просто по работе ему нужно звонить депутату Федорову — год назад этот тип сейчас был распространен, а теперь их, ну или нас, почти не осталось, и хотя денег и возможностей стало меньше, теперь все-таки легче дышится, я на этом настаиваю. Введение обязательных стандартов решило бы проблему окончательно. И мне действительно жаль, что это произойдет, если вообще произойдет, только в 2020 году — хотелось бы скорее.