Общественно-деловая
прогнозно-аналитическая
газета
Видение 2020
Какая политическая и социально-экономическая система сложилась сегодня в России?

феодально-вассальная

социально-демократическая

криминально-олигархическая

кланово-капиталистическая

диктаторско-монархическая

советско-социалистическая

оккупационно-паразитическая

Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 года

Покорение белой расы

Славянское царство

Пьёшь и куришь - писаешь мозгами

Фото архив






"Умри, Денис, лучше не напишешь"
Культура

Рыцарь остроумия: к 270-летию Фонвизина

14/04/2015 Дарья Чаликова / prlib.ru

К 270-летию со дня рождения Дениса Фонвизина, которое отмечается 14 апреля, Президентская библиотека предлагает познакомиться с подборкой книг из своего фонда. Эти материалы рассказывают о нем не только как об авторе знаменитой комедии.

«Умри, Денис, лучше не напишешь», – так воскликнул современник о комедии «Недоросль» Фонвизина, когда впервые увидел ее на сцене. Самая известная русская комедия третье столетие не сходит с театральных афиш. Легко переживая времена и поколения, она остается острой, актуальной и понятной зрителю. Популярность комедии столь велика, что порой затмевает личность самого автора. Между тем при изучении биографии Фонвизина становится понятно, что великолепная вневременная пьеса «Недоросль», равно как и другая его комедия «Бригадир», совершенно закономерно принадлежат перу этого удивительного человека.

Подробная история жизни драматурга есть в книге «Денис Иванович Фонвизин», изданной в 1900 году под редакцией писателя Всеволода Соловьева. Автор говорит о своем герое как об истинном патриоте, приводя такой эпизод: «В 1777 году Денис Иванович предпринял, в виду расстроенного здоровья жены, первое заграничное путешествие. Тогдашнему русскому путешественнику Европа должна была бы показаться очень привлекательной, уже по одному тому, что в ней несравненно ярче обнаруживалось просвещение, нежели в России восемнадцатого столетия. Между тем Фонвизина европейские нравы, порядки и обычаи нисколько не обольстили. Умный, проницательный и насмешливый, он живо рассмотрел все слабые стороны иностранной жизни и жестоко их осмеял».

По воспоминаниям современников, Фонвизин в совершенстве владел искусством вызывать у людей смех, и смех у него превращался в мощное оружие против глупости и невежества. Впечатления Фонвизина о загранице сохранены в его письмах, которые можно найти в полном собрании его сочинений, оцифрованном Президентской библиотекой. В этих письмах легко угадывается автор «Бригадира» – человек, глубоко уважающий свою страну и остро высмеивающий тех, кто от нее отказывается.«Тогда среди русских людей находилось не мало таких, которые думали, что следует во всем подражать иностранцам, – пишет биограф, – и старались переделать самих себя на иностранный лад, особенно на французский».

«Бригадир» вызвал интерес Екатерины II и, соответственно, всего петербургского общества. Молодой человек был замечен графом Никитой Ивановичем Паниным, который заведовал в то время иностранными делами. «Фонвизин получил возможность работать правильно и усердно, вполне обнаруживая свои дарования».

А вот что пишет сам Фонвизин о Панине: «Характер покойного графа Никиты Ивановича достоин был искреннейшего почтения и любви. Он имел твердость, свойственную душе великой. Никакие прельщения, никакие устрашения не могли никогда его поколебать. Не было на свете власти, которая могла бы заставить его предложить государю свое мнение, или согласиться с мнением государя вопреки внутреннему своему убеждению».

Годы службы при Панине были и лучшими годами в жизни Фонвизина. Фонвизин был в то время очень популярен в обществе, его остроумие было известно многим. Патрона своего он уважал, ценил и работал под его началом с большим усердием. Уважение и признание было взаимным – Панин распределил между своими подопечными часть подарка императрицы, сделав Фонвизина обеспеченным человеком. «По окончании воспитания цесаревича Панин получил от императрицы награду в виде имения с девятью тысячами душ крестьян. На доли Фонвизина пришлось около 1200 душ».

Веселый и легкий нрав не покинул Дениса Ивановича, даже когда в 1785 году произошла трагедия – случился удар и паралич, который обездвижил всю левую сторону его тела. Фонвизины стали часто уезжать в Европу на лечение, но оно не дало результата.

За несколько часов до смерти Фонвизин был в гостях у Державина. И, несмотря на то, что говорить ему было затруднительно, не раз заставлял всех присутствующих смеяться.