Общественно-деловая
прогнозно-аналитическая
газета
Видение 2020
Какая политическая и социально-экономическая система сложилась сегодня в России?

феодально-вассальная

социально-демократическая

криминально-олигархическая

кланово-капиталистическая

диктаторско-монархическая

советско-социалистическая

оккупационно-паразитическая

Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 года

Покорение белой расы

Славянское царство

Пьёшь и куришь - писаешь мозгами

Фото архив






Города паразиты
Прогнозы

Москва — раковая опухоль на теле России

01/05/2010 Дмитрий Мельников/ maxpark.com/user/703772171/content/488872

В середине апреля я был в командировке в Нижнем Новгороде, где в разговоре во время официального банкета в администрации города один из собеседников, глава администрации одного из северных городов, вдруг говорит: «Ну что это такое?! У меня на 40 тысяч населения 2 млрд. рублей бюджета, а в Нижнем Новгороде на 1.5 миллиона населения всего 14 млрд. рублей! Я вообще себе не представляю, как они тут могут что-то делать!».

Именно тогда у меня появилась идея провести тот анализ, результаты которого вы увидите ниже — сравнить расходы муниципальных бюджетов разных городов не по абсолютному показателю, а именно в расчёте на одного жителя. Ведь именно через муниципальные бюджеты финансируется большая часть социальной и технической инфраструктуры тех городов, в которых мы с вами живём. В это входит и финансирование школ, детских садов, больниц, театров, музеев, парков отдыха, строительство и ремонт дорог, благоустройство территории, содержание муниципального транспорта и много ещё чего, от чего зависит качество нашей с вами жизни. При этом вполне логично, что количество больниц, школ или того же муниципального транспорта напрямую зависит от количества жителей, проживающих в городе. Следовательно, чем больше денег в муниципальном бюджете в расчёте на одного жителя города, тем выше будет уровень финансирования муниципальных учреждений, которые его обслуживают.

Поскольку сбор данных по всем городам России это отдельная большая работа, на которую необходимо потратить немало времени, я собрал в интернете данные только по самым крупным городам, либо по тем городам, которые были интересны мне лично, например некоторые малые города Челябинской и Курганской области. Для серьёзного статистического анализа этого, конечно, мало, но даже уже из того, что получилось, очень хороша видна общая картина. Все данные можно увидеть в таблице ниже.

 

После названия города в таблице приведены общая численность населения, запланированные расходы муниципального бюджета на 2010 год (все данные найдены в сети интернет, в основном на сайтах администраций соответствующих муниципалитетов), планируемый дефицит бюджета на 2010 год, далее расходы и дефицит бюджета в расчёте на одного жителя, а заканчивается таблица суммой дохода бюджета с одного жителя в течение года и в расчёте на один месяц (чтобы сравнить с месячной зарплатой).
Первое, что сразу же бросается в глаза, так это тот факт, что в Москве расходы городского бюджета составляют 106 тыс. рублей на жителя в год и превышают остальные города в среднем в 5-10 раз! Следом за Москвой идёт Санкт-Петербург, с 70,5 тыс. рублей и превышением над остальными городами в 3-7 раз.

Далее мы можем увидеть, что по большинству обычных городов расходы на одного жителя составляют 10-15 тысяч рублей в год. Чуть больше 20 тыс. рублей только в Новосибирске и, что меня лично несколько удивило, в Калининграде. Плюс несколько удивительно выглядит Пермь, где не только 17 тыс. рублей на жителя, но и запланирован профицит в 110 млн. рублей, в то время как бюджеты всех остальных городов спланированы с дефицитом.

Я отдельно выделил северные города из нефтегазовых районов. Они тоже стоят особняком, поскольку у них расходы муниципального бюджета в расчёте на жителя в районе 40-55 тыс. рублей. Но с другой стороны, это как раз особого удивления не вызывает. Им весьма ощутимо перепадает от нефтяных доходов, да и северный коэффициент, который выражается не только в добавке к зарплате, но и в более высокой стоимости всего и вся, тоже нужно учитывать.

А вот уровень расходов Москвы, если честно, просто поражает! Я ожидал чего-то подобного, но чтобы такой колоссальный разрыв, практически в 10 раз по сравнению с остальными территориями, этого я никак не ожидал. Правда, тут нужно отметить, что в отличие от других городов, которые имеют статус муниципальных образований, и Москва, и Санкт-Петербург являются особыми зонами, имеющими статус субъектов федерации. То есть, у них весьма отличается схема наполнения бюджета, поскольку кроме обычных муниципальных налогов они забирают ещё и региональные. Вот только и Московская, и Ленинградская области тоже являются отдельными субъектами федерации со своими отдельными бюджетами, а значит, в отличие от остальных регионов, никаких затрат на их содержание ни у Москвы, ни у Санкт-Петербурга нет. А значит, все эти деньги идут на финансирование тех же статей расходов, что и в других городах.

И вот тут возникает целая масса вопросов.

Почему у Москвы и Санкт-Петербурга столь высокий уровень доходов бюджета в расчёте на одного жителя? У меня есть большие сомнения, что это обусловлено более высокой производительностью труда москвичей или петербуржцев. Ну в два, ну в три раза, но ведь не в 5-10 раз! Да и вообще, что же такого грандиозного производит сегодня город Москва?! Какой объём реального ВВП, производимого в Москве? Я ещё понимаю, когда высокий уровень доходов бюджетов и расходов на жителя мы наблюдаем в серверных городах, где добывается нефть и газ. Тут-то как раз всё понятно и закономерно.

Далее, если Москва и Санкт-Петербург имеют столь высокий уровень расходов в расчёте на жителя, то по сравнению с остальными городами у них должны быть просто идеальные больницы, детские сады, школы, транспорт и т.п. Но, увы, мне многократно приходилось бывать и в Москве, и в Санкт-Петербурге, поэтому я могу утверждать, что это далеко не так. Ну может где-то в Москве или Питере состояние муниципальных больниц и школ чуть лучше, чем в других городах. Но ни врачи, ни учителя не получают зарплату в 5-10 раз большую, чем в целом по России. От силы в 1.5-2 раза, да и то не везде. Может быть школы и больницы в Москве и Санкт-Петербурге содержаться в идеальном состоянии и оборудованы по последнему слову техники?! Тоже нет! И штукатурка также осыпается, и оборудование не самое лучшее. Кстати, в Москве и Санкт-Петербурге, несомненно, имеются супер современные и очень хорошо оборудованные медицинские центры, вот только большая часть из них являются не муниципальными, а федеральными центрами, а это значит, что и финансируются они за счёт федерального бюджета.

Что ещё? Муниципальный транспорт? Извините, господа, но муниципальный транспорт у нас что в Москве, что в Питере далеко не бесплатный. Да, он датируется из бюджета, но в целом большая часть затрат возмещается за счёт продажи билетов.

Может дороги в Москве и Санкт-Петербурге в идеальном состоянии или все дворы отлично благоустроены? И тут у меня есть большие сомнения, что это так.
При этом хочется отметить, что одна только Москва тратит в год на своих 10 млн. населения примерно столько же денег, сколько хватит 100 городам миллионикам типа Казани или Омска с общим населением в 100 млн. человек, а население всей Российской Федерации, кстати, 145 млн. человек.

Из приведённых данных следуют несколько выводов.

Во-первых, когда господин Лужков или госпожа Матвиенко в следующий раз начнут рассуждать о том, какие они хорошие, чуть ли не гениальные управленцы, либо сетовать на то, что не хватает денег, им нужно показать данную таблицу и привести в пример город Уфу, мэр которого имея всего 8 тыс. рублей на жителя в год, что в 13 раз меньше, чем в той же Москве, обеспечивает своим жителям уровень жизни не сильно отличающийся от Москвы или Санкт-Петербурга (я бывал в Уфе и знаю, что говорю). А имея такое количество денег, какое имеется у Лужкова в Москве, обеспечить функционирование города не сможет только полный идиот.

Во-вторых, если судить по другим городам, а также по тому, что уровень обслуживания жителей в Москве и Санкт-Петербурге если и выше, то не значительно, то мы можем предположить, что реально на эти цели тратится примерно такое же количество денег. То есть, на собственно нужды жителей Москвы и Санкт-Петербурга уходит от 10% до 20% заявленных бюджетов (максимум 40-50%). В связи с чем возникает вопрос, а куда на самом деле уходят остальные суммы? (вопрос, конечно, риторический, поскольку все мы прекрасно понимаем куда).

И, наконец, в-третьих, чтобы Москва и Санкт-Петербург могли позволить себе тратить такие суммы на своих жителей, их необходимо тем или иным образом забрать у жителей других территорий, поскольку, как я уже писал выше, собственного производства чего либо с уровнем производительности в разы превышающим имеющийся на остальных территориях, что могло бы обеспечить столь высокий уровень доходов в этих городах, отсутствует.

А это значит, что как и во времена СССР, вся остальная страна работает фактически на обеспечение нормального уровня жизни в одном единственном городе — Москве. Только во времена СССР это выражалось в особом режиме снабжения Москвы продуктами и товарами, а сейчас выражается в том, что в Москву перераспределяются все денежные потоки, в особенности прибыль от тех производств, которые физически расположены в других городах, но фирмы, владеющие ими, зарегистрированы, а значит и налоги платят именно в Москве.

Москва сегодня окончательно превратилась в раковую опухоль на теле России, которая всё сильнее и сильнее начинает разрушать страну. Туда стремятся уехать лучшие специалисты, поскольку там лучше платят, туда перекачиваются денежные потоки, там концентрируется деловая и культурная жизнь.

Но если какой-то один орган в организме начинает забирать на себя слишком много ресурсов, то это в конце-концов приводит к тому, что все остальные органы эти ресурсы недополучат, а значит, начнут деградировать и разрушаться. И именно это происходит сейчас по всей стране. Москва стягивает ресурсы с крупных городов, толком ничего не давая в замен. Областные центры стягивают ресурсы с малых городов и сельских поселений в своих областях, что постепенно приводит к тому, что малые населённые пункты вымирают и территории оголяются. А потом мы вдруг с удивлением обнаруживаем, что в некоторых районах Дальнего Востока уже есть целые районы, где живут только китайцы, которые организуют собственные муниципалитеты, строят собственные деревни и посёлки, слушают своё радио и смотрят своё телевидение, которое уже несколько лет вещает на территорию России из-за границы. И вроде как земля-то и российская, вот только граждане России уже на ней не живут и её не используют.

На сегодняшний день именно Москва является одним из серьёзнейших препятствий в развитии России. За выполнение своих столичных и административных функций Москва берёт слишком высокую плату, которая не соответствует получаемому результату. Так что уважаемые господа Дмитрий Анатольевич Медведев и Владимир Владимирович Путин, либо сложившийся дисбаланс, который отчётливо виден из приведённых данных, будет устранён, а Москва из паразита превратиться в равноценного участника развития страны, либо у вас через некоторое время останется только Москва, а всю остальную страну вы неизбежно потеряете, поскольку подобная конструкция не жизнеспособна. А без остальной России Москва тоже существовать не сможет. Уничтожив страну, она уничтожит себя.

Игорь Бестужев-Лада: Москва это раковая опухоль, населённая больными людьми

10.12.2015 / Share| http://ttolk.ru/?p=25576

6 декабря в возрасте 88 лет умер Игорь Васильевич Бестужев-Лада – историк, социолог, урбанист и футуролог. Ещё в 1970-е он разработал альтернативный Генплан Москвы, а в 2000-е он заявлял, что Москву как город может спасти только расселение, а московскую молодёжь не спасёт ничего – 80% из них больные люди, психофизическое развитие среднего30-летнегомосквича соответствует возрасту 14-16 лет.

Я встретился и записал интервью с Игорем Васильевичем Бестужевым-Ладой осенью 2007 года. Он жил на серой панельной окраине Москвы. «Разве это город?», – сокрушался он, выглядывая в окно. – «Раковая опухоль». Наша беседа с Бестужевым-Ладой вышла в журнале «Русская Жизнь», в котором я тогда работал. «Русской жизни» тоже нет, так как и она была отторгнута этой «раковой опухолью». Я републикую это интервью с Игорем Васильевичем, поскольку оно за эти восемь лет нисколько не устарело.

- Игорь Васильевич, вы еще в начале 1970-х разработали в Институте социологии АН альтернативный генеральный план развития Москвы. В нём вы предупреждали лидеров СССР о недопустимости экстенсивного развития города и о наступлении скорого коллапса столицы. Почему к вам тогда не прислушались?

- Уже в начале70-хстало понятно, что в экстенсивном пути развития Москвы заложена медленная бомба (которая и рванула в начале 90-х). Например, тогда всё трудоспособное население города очень четко делилось на четыре примерно равные группы. Первая – чиновники и их обслуга. Вторая – наука, культура, в целом интеллигенция. Третья – рабочие. Четвёртая – сфера обслуживания. Огромную надежду партийные деятели возлагали как раз на вторую группу, интеллигенцию. Рассчитывали, что именно благодаря ей Москва (а затем и страна) сможет плавно войти в постиндустриальный мир. Но исследования нашего института показали, кроме того, что 80% учёных были заняты в ВПК, ещё 12% – в идеологическом обслуживании власти (марксизм-ленинизм и прочая псевдофилософия), и только 8% занимались реальной наукой. От 60 до 90% учёных (в зависимости от отраслей) вообще были не способны участвовать в научном процессе. То есть это был балласт, который затем, кстати, и стал основой перестроечных процессов.

И эта группа постоянно накачивалась детьми рабочих или выходцами из провинции (как и категория начальников). В результате в среде рабочих образовался страшный дефицит рабочих рук, и с начала 70-х было принято решение устроить так называемый лимит, который для Москвы составлял 80-100 тыс. человек в год. Таким образом к началу 90-х в Москву прибыло около 2 млн. лимитчиков. К чиновникам, милиции и прочей обслуге власти ежегодно прибавлялось 12-14 тыс., по своим интеллектуальным качествам они мало отличались от лимитчиков. Ни о каком вхождении Москвы в постиндустриальный мир уже не было и речи.

- Как вы тогда предлагали спасать ситуацию?

- Устроить по периметру Москвы десятки Зеленоградов для настоящих учёных, прекратить развитие города как промышленного центра. Но работы института в этом направлении тоже были свёрнуты.

- Социальная структура Москвы в 90-е ещё ухудшилась?

- Доля рабочих в городе осталось та же – 1/4. Только в строительном комплексе Москвы занято 950 тыс. человек. Но на 60-70% это гастарбайтеры, на фоне прежних лимитчиков они – каменный век. С 25 до 35% увеличилось число чиновников и начальников, включая их обслугу: водителей, охранников и т. п. Около 500 тыс. бандитов и 100 тыс. проституток. Резко съежилось число интеллигенции. Теперь Москва по этим показателям – типичный мегаполис стран третьего мира. Происходит и физическое вырождение москвичей. 80% молодёжи сейчас – это больные люди, психофизическое развитие среднего 30-летнего москвича соответствует возрасту 14-16 лет.

- Если при тоталитарной административной системе не удалось исправить развитие города, то возможно ли это сделать сейчас?

- Население Москвы необходимо сократить минимум на 5-6 млн. человек. Даже официальный генплан Москвы в 70-е годы констатировал, что в городе возможно комфортное проживание максимум 7 млн. человек. Но в нынешнее время, при повальной автомобилизации, например, и такой показатель завышен. Москва начала XXI века рассчитана на 5-6 млн. человек.

Тут необходимы действия в несколько этапов. Первый, и один из самых главных – перенос столичных функций из Москвы в пригород. Зачем чиновнику из министерства в министерство или в Госдуму ехать через весь город? Это же нерационально. В 50-60 километрах от Москвы нужны 3 городка, каждый на 200-300 тыс. человек – это чиновники, их семьи и обслуга. И не надо говорить, что на такое нет денег – более слабая в экономическом отношении Бразилия смогла реализовать эту идею, создав такой столичный округ в джунглях.

- Но тем не менее это не сократило 11-миллионное население Рио-де-Жанейро и Сан-Паулу.

- А потому что нужны последующие этапы. Вот около 800 тыс. чиновников с их обслугой, охранниками, милицией, мигалками и джипами, потребляющими 40-60 литров бензина в день, уехали из Москвы. Мигрируют туда, поближе к кормушке, и несколько сотен тысяч так называемых «бизнесменов», которые не создают прибавочной стоимости, а занимаются только посредничеством (фактически это курьеры по переноске денег от одного чиновничьего клана к другому) и паразитируют на нефтяной трубе. Тут же на 25-30% сократилось бы число машин в городе. А перед этим покинули бы Москву как минимум 500 тыс. гастарбайтеров с московских строек и десятки тысяч бетономешалок, грузовиков.

Осталось 3 млн. московских пенсионеров. По статистике, половина их, или 1,5 млн. человек, одинокие, очень несчастные люди. Москва по отношению к ним – жестокий город. Им негде гулять в этом каменном мешке, для них нет никаких развлечений, до больниц надо ехать на метро час. Тут нужен так называемый «флоридский вариант» – создавать в дальних районах Подмосковья пансионаты для пенсионеров. С качественными больницами, культурными центрами, парками и т. п. Не дома для престарелых, которые в нынешних условиях – полутюрьмы, а обычные пенсионерские городки, как во Флориде.

Третье – ликвидация так называемых «культурно-развлекательных центров» в Москве, под вывеской которых на самом деле скрываются казино, публичные дома и точки для распространения наркотиков. Кому-то это нравится, конечно, – в первую очередь, инфантилам и людям с психосоматическими отклонениями, которых немало в городе. Ну, так вынесите все это за 101-й километр. Пусть они там сидят; кому трудно ездить из Москвы, купят рядом с публичным домом или казино квартиру.

С третьим шагом увязывается четвёртый – закрытие всех ужасных мегамоллов, ашанов и прочих гипермаркетов, в самой Москве и по периметру МКАД. Эти же торговые центры парализовали движение в Москве и окрестностях. Туда подвозят товары приблизительно 80 тыс. многотонных грузовиков. Все это, как в той же Америке, должно быть вынесено далеко за город, как минимум за 50-60, а лучше за 80-100 километров от города. Туда же переместится и часть обслуживающего персонала. В московской торговле сейчас занято около 1,5 млн. человек, половина из них работает фиктивно – сидит девушка на 30 квадратных метрах, в день к ней заходят 10 покупателей. Причем в её лавке нет эксклюзивного товара, как у того же европейского ремесленника. Такой непроизводительный труд ещё возможен в Китае, где надо чем-то занимать миллиард человек, но для европейского города это неслыханная роскошь. Один интернет-магазин может заменить 100 таких бессмысленных, с точки зрения рынка труда, девушек.

Взамен этих торговых центров должны быть магазины шаговой доступности и дистанционной торговли, типа «Утконоса».

Такие действия приведут к тому, что как минимум две трети бандитов покинут город – ведь сейчас основной их доход как раз и есть паразитирование на торговле и «культурно-развлекательных центрах». Останется без работы и половина торговых работников, это 700-800 тыс. человек. Не нужно будет и столько силовиков, как сейчас. Ведь у нас в 3,5 раза больше милиционеров на душу населения, чем в Нью-Йорке. В общей сложности государственных и частных силовиков в Москве около 1 млн человек. Почти 400 тыс. подмосковных жителей работают охранниками в Москве. Как та самая девушка-торговка, такой охранник бдит на 20-30 кв. м. И ладно бы он охранял ювелирный магазин, так нет, какие-нибудь китайские шмотки или водку. Заодно переселение горожан в ныне умирающие малые города Московской и сопредельных областей будет способствовать повторной урбанизации этих мест.

- Смогут ли они там прижиться, ведь местное население враждебно настроено к москвичам?

- В этих малых городах надо ломать мафиозные кланы, а не оглядываться на простых людей. С тех пор, как мы в институте 25 лет назад изучали теневую экономику, ничего не изменилось. Как правило, клан состоит из 30 человек – столетняя практика мафии показала, что именно при такой численности возникает самая устойчивая система. Если в клане становится в разы больше человек, они начинают пожирать друг друга, как это произошло с бандитскими сообществами в конце 90-х. Меньше – кланы не могут противостоять конкурентам.

Среди этих 30 человек в условном районном городке в 100 километрах от Москвы числятся местная силовая и чиновничья верхушка, пара крупных бандитов, директора градообразующих предприятий. Главные звенья – местный прокурор, бандиты и директора. При их замене на других людей и ликвидации глав бандитских сообществ местная система становится как сырая глина – лепи, что хочешь. Кстати, все последние 8 лет федеральная власть, трансформируя систему, шла по этому классическому пути, прописанному в учебниках криминологии.

- Представляю себе эту картину – опустевшие панельные дома, здания министерств и офисов. Так сейчас выглядит Детройт, где из-за перманентного спада в автомобильной промышленности население сократилось с 2,5 миллионов человек до 800 тысяч.

- Детройт всегда был моноцентричным городом, там всё вертелось вокруг автомобильных заводов. Но в Москве, к счастью, есть чем зарабатывать.

От панельных домов, о которых вы говорите, надо как можно скорее избавляться. Ведь что такое панельный дом? По сути это многоквартирная изба, или комфортабельная казарма. Вот у меня сосед сверху весь день псалмы поет, у соседа снизу собака воет, справа постоянно дрель или перфоратор работают, слева – какой-то вертеп, где либо стонут, либо кричат. Как нормальный человек может жить в таких условиях?

Надо просто сносить такие дома, а на их месте строить таунхаусы, с 3-4 сотками земли на каждый дом. Население по менталитету у нас крестьянское, и большинство на этих сотках с радостью будет выращивать цветы или капусту. А сейчас как ещё свободное время крестьянину (формально горожанину, но по менталитету – крестьянину) занять – только водку пить или подглядывать за чужой жизнью через телевизор.

Москва должна зарабатывать на двух вещах. Первое, она просто обязана стать ведущим учебным и научным центром страны. Здание ФСБ на Лубянке или ещё какое-то здание министерства – прекрасная основа для создания нового учебного кластера, нового университета или лаборатории, например.

Второе – это туристический центр. В том же Париже 20% населения живет за счет обслуживания туристов. В этой отрасли занято 1,5 млн. парижан. В Москве можно будет создать не меньшее число таких рабочих мест.

Сто лет назад Москва считалась гастрономической столицей всей Восточной Европы. А сегодня люди забыли, как выглядит классическая русская кулебяка. Все сейчас носятся с поиском духовности – стержня, который бы вновь соединил русских в монолитную нацию. В той же Франции такой дух идет через кухню и вино. У нас же это будут прорывные научные технологии. Ну и кухня пусть будет.

- Игорь Васильевич, по большей части эти идеи выглядят как главы из научно-фантастического романа. Главное для их осуществления – политическая воля, скорее уже не московских властей, а федеральных. Вы сами верите в их реализацию?

- С большим опозданием, методом проб и ошибок, но какие-то элементы этого плана начинают реализовываться уже сегодня. Тот же запрет на точечное строительство в Москве, уход части стройкомплекса в регионы, грядущая ликвидация игорных заведений, закрытие вещевых рынков и промзон, ужесточение миграционного законодательства, переселение бизнесменов в свои мини-городки – коттеджные поселки. Чиновники тоже люди, и им хочется жить и работать не в клоаке, а в современном городе. С опозданием лет на двадцать, но этот план «перестройки Москвы» всё же будет реализован.