Общественно-деловая
прогнозно-аналитическая
газета
Видение 2020
Какая политическая и социально-экономическая система сложилась сегодня в России?

феодально-вассальная

социально-демократическая

криминально-олигархическая

кланово-капиталистическая

диктаторско-монархическая

советско-социалистическая

оккупационно-паразитическая

Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 года

Покорение белой расы

Славянское царство

Пьёшь и куришь - писаешь мозгами

Фото архив






Пределы информационного прессинга
Стратегия

Цифровая экономика и проблемы инфраструктурной революции

Цифровая технология изменила отношения между людьми, между людьми и объектами, людьми и природой

03/03/2017 Юрий Громыко / /regnum.ru

Цифровые технологии берут на себя функции посредника во взаимодействии между людьми. Это взаимодействие связано не только с обменом текстами, но и с обменом схемами, визуально выраженными идеями. У человека появляется возможность прямого контакта с любым другим человеком в мире, если его предложение, адресованное потенциальному собеседнику будет иметь для собеседника смысл и значимость. Известна фраза Карла Маркса: «Человек есть совокупность общественных отношений». Русский философ А.А.Зиновьев добавил «Человек есть совокупность общественных отношений…, которые он может вынести». Бессмысленное коммуникативно-цифровое общение может стать невыносимым, если оно не осуществляется вокруг значимых проблем и поиска решений сформулированных проблем.

Но для этого надо сформулировать проблемы. А формулировка проблем относится уже не к цифровым технологиям, но к эпистемическим технологиям. Эпистемические технологии — это технологии постановки проблем, поиска нужных знаний и нового употребления знаний для решения проблем. А оформляться и закреплять это может на основе цифровых технологий.

С подачи американцев стало модно говорить об экономических цифровых платформах, когда вокруг цепочек создания добавленных стоимостей объединяется несколько разных компаний, обменивающихся ресурсами. Но для того, чтобы этот обмен и это взаимодействие состоялось, необходимо использование сначала эпистемических технологий, позволяющих выявить общую проблему для этих компаний. Таким образом, цифровые платформы не позволяют описать процесса формирования самих платформ. Они констатируют их формирование постфактум, после того как платформа сформирована. Реальное же создание цифровых платформ можно создать только на основе эпистемических технологий. Раздувание идеи бесконечного количества цифровых платформ без эпистемических технологий может привести к созданию очередного пузыря по типу известного пузыря dot.com-ов в конце 90-х, когда бесконечные интернет-фирмы стали разоряться, поскольку они не осуществляли никакой полезной деятельности.

Цифровой банк раздвигает границы интересов, устанавливая «нулевые границы». Дания назначила посла в области цифровых взаимодействий. Инновации должны быть инструментами роста для такого государства как Россия.

Действительно, если использовать эпистемические технологии, то можно на основе телекоммуникационных взаимодействий проникать через любые границы, соорганизуя финансовые и интеллектуальные ресурсы. Но основной вопрос — под решение какой проблемы и ради каких целей происходит соорганизация ресурсов. В противном случае цифровые банки выступают фактором новой безудержной глобализации в соответствии с неверными утверждениями:

Важнейшие ресурсы современного мира интеллект и финансы. Они не знают географических границ и легко перемещаются в виртуальном пространстве. Цифровые платформы позволяют эффективно контролировать пространство путем включения локальных обладателей интеллекта и финансов в глобальные сети. Это и есть идеология нового витка безудержной глобализации по разрушению жизни людей на территории.

Российский Центробанк является достаточно отсталой организацией по своим методологическим подходам. К тому же Российский Центробанк вовсю контролируется Мирбанком и Международным валютным фондом. Более инновационным учреждением является Российский Сбербанк. Он заинтересован в создании цифровых банковских порталов, которые приведут к исчезновению рутинных банков как учреждений. Но мы очень боимся цифровых банковских платформ из-за океана из США. Поскольку рубль не является в отличие от евро и доллара свободно конвертируемой валютой и привязан к ценам на нефть, то введение цифровых платформ с незаданной формой счётности денег может окончательно виртуализировать рубль, превратив его в знак, не имеющий реальной стоимости.

К тому же российские финансовые учреждения не используют методы долгосрочных инвестиций в инфраструктуру, не используют подходы продуктивного кредита. Прогрессивные проектно-инвестиционные методы и подходы опять же требуют реализации эпистемических технологий. Они необходимы для анализа, какой продукт, какой стоимости будет создан в результате инвестирования. Для этого требуется использовать методы эпистемического инвестирования на основе знания о проектируемых продуктах и услугах. Цифровые системы к этим вопросам безразличны.

Очень часто предполагается, что цифровые системы являются заменителем интеллекта людей. Но это совершенно не так. Показано, что заключение контрактов в финансовой сфере не может быть замещено цифровыми моделями. Цифровые модели могут быть средством поддержки понимания и коммуникации при разработке контракта, а также средством фиксации договорённостей, но не новым типом автоматизации, замещающим человека.

Революция рассматривается на уровне макро и микроэкономики. С одной стороны, коммерческая платформа имеет планетарное измерение, с другой стороны, небольшие фирмы получают возможность проникать на рынки за тысячи километров. В связи с этим изменяются модели развития.

Важным является привлечение небольших высокотехнологичных фирм к сотрудничеству по реализации крупных инфраструктурных проектов, такого типа как Транс-Евразийский пояс Razvitie или создание транспортно-энергетического кольца вокруг Японского моря.

Для России невероятно важно взаимодействие с малыми и средними высокотехнологичными фирмами для технологического воплощения новых научных и инженерных решений, перевооружения Российских промышленных предприятий, для переобучения технологов, проектировщиков, конструкторов. Институт опережающих исследований имени Шифферса был бы готов создать совместно с IsiameD специальный портал для взаимодействия Российских и итальянских бизнес-организации по реализации различных проектов. Но для того, чтобы подобный портал работал, а не превратился просто в ещё один интернет-сайт, необходимо проделать определённую работу. Выявить вокруг решения каких проблем готовы объединить ресурсы итальянские и российские предпринимательские группы, кто готов инвестировать в решение подобных проблем. В этом случае создание совместного портала приобретает статус пилотного проекта цифровой экономики с применением эпистемических технологий.

Границы между государствами и любые барьеры, в общем, становятся проницаемыми. Это очень важно, но опять всё определяется конкретной инициативой. Мне хорошо известна огромная работа Isiamed по организации проектов различных стран вокруг Средиземного моря. Сегодня принципиальный вопрос связан с восстановлением инфраструктур, производств и городов в Ливии и Сирии. Необходим своеобразный План Маршалла для восстановления Ливии, разрушенной в результате ошибочных действий Хиллари Клинтон в позиции госсекретаря, и нужен план восстановления инфраструктур, городов и производств в Сирии. Только подобные действия могут остановить волны мигрантов в Европу, разрушающие Евросоюз. Опять же необходим специальный портал мобилизации различных международных институтов, посольств, экономических организации по разработке подобного планов. Подобные планы являются многосторонними и предполагают согласование множества разных интересов, это опять же требует выявления и формулировки проблемы на основе эпистемических технологий, для решения которой разные группы участников могут объединить ресурсы. Поставленная проблема и её решения затем могут быть переведены в цифровой формат.

Выборы президента США показали, что проблемы состоят не в обработке big data, а в чётком определении той социальной группы, которая хочет изменить сложившийся порядок и которая проиграла от финансовой глобализации. Эту политику финансовой глобализации на протяжении 25 лет неизменно проводили Клинтон, Буш, Обама. Поэтому электоральная демократия победила либерализм в борьбе Трампа против Хиллари Клинтон. С Трампа начинается перелом в цифровой экономике, которые США и Клинтоноиды уже были готовы транслировать по всему миру в виде готовых решений. По всему миру начинается инфраструктурная революция.

Кроме того, системы обеспечения безопасности, военные системы в общем уже определяются цифровыми решениями. Совершенно точно, в конфликтах гибнет больше гражданского населения, чем солдат. Для общества в целом и различных сообществ цифровые решения приносят с собой новые риски.

Безусловно, возникают новые требования к обеспечению безопасности в диапазоне от климатических изменений в результате облучения сверхмощными лазерами ионосферы до манипулирования общественным сознанием на основе специально вброса компромата про политического деятеля. Современные органы безопасности различных государств стремятся создать новые системы выявления знаний на основе организации деятельности эпистемических сообществ (epistemic society). А цифровые системы — это лишь инструменты хранения результатов действия эпистемических сообществ.

Очень важно понимать, что реальным фактором развития является не цифровая экономика и не цифровые платформы, но создание привязанных к развитию конкретных территорий глобальной знаниевой среды, знание-сети, знание-инфраструктуры.

Знание-сеть является следующим иерархическим этажом, по сути, надстройкой над информационными (цифровыми) технологиями, которая поддерживает на новом организационно-техническом уровне все сферы человеческой деятельности: от бытовой и до интеллектуальной.

С другой стороны, такая надстройка существенно трансформирует и меняет информационно-технологическую и материально-энергетическую базу, над которой появляется этот этаж. Надо говорить не о цифровой экономике оторванной от территории, но о знание-пространстве. Знание-пространство призвано не уничтожить имеющиеся информационно-технологические и материально-энергетические инфраструктуры, а превратить интернет-свалку и помойку разрозненных вычислительных ресурсов в единый информационный организм, который позволяет более эффективно использовать эти ресурсы, чем создавшие их американцы. Для этого, прежде всего, требуется выработать точные требования к функциональным системам и отдельным органам данного организма.

В связи с этим возникает вопрос, а большие международные организации ООН, ВТО World Bank в полной мере осознают и адекватны по отношению к фронту развития новых технологий?

Эти организации, подконтрольные США, за исключением ООН, как раз заинтересованы в создании цифровой экономики, привязанной к глобальным финансам во главе с долларом для открепления от территорий интеллектуальных и материальных ресурсов, к запуску нового витка глобализации как детерриториализации. США через контролируемые ими международные «институты стандартов» препятствуют развитию неподконтрольных им фундаментальных исследований, прежде всего, в ядерно-энергетической, молекулярно-биологической, нейрофизиологической, психосоматической сферах и сфере информационных технологий.