Общественно-деловая
прогнозно-аналитическая
газета
Видение 2020
Какая политическая и социально-экономическая система сложилась сегодня в России?

феодально-вассальная

социально-демократическая

криминально-олигархическая

кланово-капиталистическая

диктаторско-монархическая

советско-социалистическая

оккупационно-паразитическая

Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 года

Покорение белой расы

Славянское царство

Пьёшь и куришь - писаешь мозгами

Фото архив



Форум соотечественников июнь 2014 Петербург


Катар: самые серьезные последствия
Прогнозы

Катар: кого так разозлил маленький эмират с большими амбициями

07/06/2017 /sputnik.t30p.ru

На Аравийском полуострове разворачивается крупнейший за последние годы политический кризис. Всему виной непомерные амбиции крошечного ближневосточного государства Катар - Катар известен как спонсор терроризма по всему миру. Сам президент США Дональд Трамп предлагал стать посредником в решении спора между влиятельными ближневосточными монархиями.

Саудовская Аравия, Бахрейн, ОАЭ, Египет, Йемен, Ливия и Мальдивы объявили о разрыве дипломатических, транспортных, экономических и иных отношений с Дохой. Так как крошечная монархия сильнейшим образом зависит от заграничных поставок продовольствия, местные жители уже штурмуют супермаркеты, запасаясь на худшие времена. Нефтяные и газовые рынки нехило лихорадит, ведь Катар занимает 3-е место в мире после России и Ирана по разведанным запасам газа, не говоря уже о нефтеносных соседних королевствах. Под угрозой оказался и чемпионат мира по футболу 2022 года.

Что же так разворошило осиное гнездо? Ведь упреки в адрес Катара — такие как дестабилизация региона, поддержка террористических группировок в Йемене, Сирии и Северной Африке — звучали и раньше.

Катар: Давид против Голиафов

Скорее всего, катализатором конфликта выступили Соединенные Штаты: не так давно в Эр-Рияде состоялась встреча государств Персидского залива при посредничестве американской стороны. Судя по всему, Трамп своей харизмой продавил не только выгодные для Вашингтона контракты, но и настоял на окончательном решении террористического вопроса. Следует помнить о предвыборных обещаниях Трампа поддерживать Израиль в ближневосточном конфликте. В то же самое время Катар выступает главным спонсором египетской и сирийской ветвей «Братьев-мусульман», а также палестинской группировки ХАМАС.

Не надо быть экспертом в международных отношениях, чтобы понимать цель этих группировок — помимо установления Халифата это борьба с государством Израиль. При этом политбюро ХАМАС с 2012 года официально находится в Катаре — фактически между группировкой и монархией существуют дипломатические отношения. Израиль часто вынужден обращаться к Катару как к посреднику между Тель-Авивом и группировкой.

Главная организация региона — созданный в 1981 году Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива, объединяющий упомянутые ближневосточные монархии — Саудовскую Аравию, Кувейт, Бахрейн, Оман, Арабские Эмираты и Катар. По образцу Евросоюза планировалось, что региональный блок будет обрастать общими структурами и медленно трансформируется в конфедерацию. Однако интеграция не задалась из-за нарастающих противоречий между членами блока, особенно между Катаром и Саудовской Аравией.

Проблемы начались довольно давно. Ещё в далеком 1995 году к власти в результате переворота пришел молодой эмир Хамад бин Халифа Аль Тани. Он отстранил от власти своего отца, отличавшегося просаудовскими взглядами. Саудитам это, разумеется, не понравилось. Уже в 1996-м они попытались устроить в крошечном эмирате восстание, но их усилия не увенчались успехом. Хамад это запомнил и холодные отношения с саудитами сменились на откровенный антисаудовский курс — Катар стал вести дела с геополитическими противниками Аравии: Йеменом, Ираном и Ираком. Хамад бен Джасим бен Джабера аль-Тани, родственник правящей династии, стал катарским гением дипломатии, которому удалось легитимизировать нового эмира в глазах Запада, а также заложить основные направления внешней политики эмирата на последующие десятилетия.

В последующие годы эмират активно подтверждал свою роль в качестве «tiny middle power», крошечной силы, имеющей несоразмерное влияние на регион. Так, в ноябре 1996 года Катар начал информационную войну против Саудовской Аравии (и не только), создав крупнейший арабоязычный телеканал «Аль-Джазира». Последний рушил скрепы монархий, обсуждая табуированные до этого темы сексуальности, свободы женщин, а также просто дав площадку для выступления противникам существующего строя. Во время событий Арабской весны телеканал сделался главным рупором революции против кровавых светских режимов, поддерживая всех противников политического строя в Ливии, Сирии и Египте.

Царство зла: Саудовская Аравия

Именно Арабская весна стала главным камнем преткновения между двумя монархиями. Протесты шиитского меньшинства в Саудовской Аравии во многом были подогреваемы уже упомянутой «Аль-Джазирой». Одновременно Эр-Рияд поддержал протестующих арабов в самом Катаре. Однако главной ареной противостояния стали страны, наиболее охваченные хаосом.

Поначалу благодаря финансовому и информационному вмешательству Катара дело складывалось выгодно для маленького эмирата. В Сирии полыхала гражданская война, а летом 2012 года к власти в Египте пришел ставленник катарцев и «Братьев-мусульман» — Мухаммед Мурси. Саудиты были просто в ярости от того, как крошечный эмират обводит их вокруг пальца, и предприняли ответные шаги. Уже в 2013 году они прямо поддержали военный переворот против Мурси — к власти пришел нынешний президент Ас-Сиси.

Между Египтом и саудитами тут же выстроились необычайно теплые отношения, а богатая монархия выделила стране пирамид щедрую финансовую помощь и подписала соглашения на миллиардные инвестиции. Недавняя блокада Катара Египтом также подчеркивает, что последнее слово в стране осталось за саудитами.

Сирия для ближневосточных монархий — отдельная тема. В конфликте Катар и Доха спонсируют различные группировки, зачастую воюющие между собой. Так, Турция совместно саудитами поддерживает «Фронт ан-Нусра», а также «Джейш аль-Фатх» и многие другие аффилированные с «Аль-Каидой» структуры. В то же время Катар является главным спонсором «Исламского государства». В августе 2014 года немецкий министр Герд Мюллер лаконично ответил на вопрос о финансировании этой террористической организации: «Ключевое слово — Катар». В разгар предвыборной кампании в США «Викиликс» опубликовал данные, согласно которым предвыборный штаб Хиллари и ИГИЛ имеют одного финансового донора — Катар. Конечно, финансирование группировок зачастую переплетается между собой, оставляя и катарский, и саудовский след. Однако именно дипломатические разногласия между двумя странами-спонсорами очевидно приводят и к столкновениям между террористическими группами.

В то же время Катар на фоне противостояния с соседями развил необычайно теплые отношения с Ираном, главным геополитическим противником саудитов — и вот это уже кость в горле для Америки. Так, одним из главных мотивов текущего кризиса считается слив украденной хакерами электронной переписки посла Катара в США — он положительно отзывался об организациях ХАМАС, «Братья-мусульмане», а также об Иране. Катарский эмир был одним из немногих, кто поздравил иранского президента Рухани с переизбранием. Кроме того, по данным Financial Times, всплыла любопытная информация и о финансировании Катаром сделки обмена пленными между организациями «Катаиб Хезболла» (иракская шиитская группировка, имеющая связи с ливанской «Хезболлой» и Тегераном) и объединением суннитских антиасадовских группировок «Тахрир аш-Шам» (связаны с «Джебхат-ан-Нусрой»). Всего на сделку Доха потратила около миллиарда долларов, причем 700 (!) миллионов из них ушло иранским силовым структурам, которые должны были обеспечить освобождение катарских заложников, угодивших в плен во время охоты в Ираке. Именно эти огромные выплаты Ирану, по одной из версий, и стали главной причиной текущих разногласий.

Внешнеполитический дневник: наступление Ирана

На этом фоне совсем не удивляют попытки Штатов приструнить своего строптивого ближневосточного союзника. Так, Катар входит в созданную американцами коалицию против ИГИЛ, эмират предоставляет Вашингтону множество отчетов о блокировании каналов по финансированию террора и активно участвует в международных антитеррористических программах. В марте 2016 года под внешнеполитическим давлением Катар все же признал проиранскую «Хезболлу» террористической организацией.

Конечно, и Эр-Рияд, и Доха однозначно замешаны в поддержке исламского терроризма. Однако после того как американский президент в недавних майских переговорах с саудитами дал по шапке последним и потребовал более решительной борьбы с террором, королевство грамотно воспользовалось ситуацией и сделало козлом отпущения именно Катар. Не исключено также, что подобный шаг вызван и недавним терактом в Лондоне — терпение уважаемых людей на Западе иссякает.

В Эр-Рияде Трамп призвал арабский мир объединиться в борьбе с террором и его главным спонсором — Ираном. Однако на языке дипломатии нужно читать между строк: Трамп собирается не просто бороться с террором, а бороться с неконтролируемым террором. Как настоящий бизнесмен, он решил выжать максимальную выгоду из сложившейся ситуации: все банды на службе Дохи и Эр-Рияда должны перестать воевать друг с другом и служить общим (американским) интересам. Угроза должна быть отведена от США и их союзников (Израиля, Великобритании и т. д.) и направлена на геополитических противников Америки в регионе. Теперь Штаты пытаются надавить на монархии Персидского залива, чтобы навести порядок в ближневосточном балагане и создать единый фронт против Дамаска и Тегерана.

Касательно Сирии понятно, что решение вопроса с Асадом невозможно без крупной помощи наземных сил. Об открытом американском вторжении не может быть и речи — избиратели Трампа и общественность сожрут его. У номинальных союзников, турок, пока свои интересы, которые простираются не сильно дальше курдских анклавов. В то же время Трамп поручил вооружить сирийских курдов. Если удастся усмирить отбившиеся от рук при Обаме ближневосточные монархии и создать с их помощью единый наземный фронт против Асада, дни скромного британского офтальмолога будут сочтены. Только разобщенность сил оппозиции (и, разумеется, военная помощь РФ и Ирана) позволяет армии Асада хоть как-то выстоять. Возможно, мы присутствуем при реальной, а не виртуальной многоходовочке американского президента, которая приведет к самым серьезным последствиям для всего региона.

России нужно в очередной раз понять, что ей нечего делать на этой войне. Затрудненное снабжение войск, удаленность от основных сил, присутствие крупнейшей армии НАТО в Евразии не оставляет для космических войск РФ никаких шансов одержать верх в сирийской бойне. Будем реалистами: только своевременный вывод войск позволит сохранить лицо и много русской крови, которая и по сей день проливается на чужой земле.