Общественно-деловая
прогнозно-аналитическая
газета
Видение 2020
Какая политическая и социально-экономическая система сложилась сегодня в России?

феодально-вассальная

социально-демократическая

криминально-олигархическая

кланово-капиталистическая

диктаторско-монархическая

советско-социалистическая

оккупационно-паразитическая

Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 года

Покорение белой расы

Славянское царство

Пьёшь и куришь - писаешь мозгами

Фото архив






По приказу Кремля
Календарь

День в истории: 3 июля 1998 года. Погиб Рохлин

05/07/2017/sputnik.t30p.ru 

3 июля 1998 года загадочно умер генерал Лев Рохлин — единственный постсоветский военный-путчист, всерьез намеревавшийся свергнуть Ельцина при участии армии.

После развала СССР в российской политике оказалось сразу несколько генералов. Грачев, Лебедь, Рохлин постоянно были на слуху. Сравните с нынешними временами и попробуйте вспомнить хоть одного современного военного с хоть каким-то политическим влиянием.

В 90-е расклады были совсем другие: вожделенной стабильности хотя бы образца нулевых ждали все, а военные традиционно увязывались в общественном сознании с сильной рукой. Ельцину тоже надо было опираться на силовиков, поэтому периодически на российской политической сцене возникали генералы, с заранее расписанными ролями. Грачев был опорой Ельцина, Лебедь — важным элементом политтехнологической игры на президентских выборах. Но Рохлин стоял особняком.

Как и большинство советских высокопоставленных военных, он прошел Афганистан, после распада СССР тихо-мирно командовал волгоградским гарнизоном и неожиданно оказался в числе перворанговых фигур благодаря начавшейся войне в Чечне.

...

Рохлин стал одним из четырех генералов, которые возглавляли новогодний штурм Грозного в Первой чеченской кампании. Группировка генерала наносила удар с северо-восточного направления. Но все предсказуемо пошло не так, как планировалось, и в итоге единственной из четырех групп, которой удалось закрепиться в Грозном, стала рохлинская.

После того как более высокое командование протрезвело после Нового года, ставку решили сделать на Рохлина, которому передали вдобавок еще и группировку «Север». В итоге получилось так, что практически все ключевые и стратегически важные пункты города брали части генерала, внезапно оказавшегося в роли покорителя Грозного.

Рохлин сразу же выдвинулся в число наиболее популярных и известных фигур из числа военных, и в Кремле, как и всегда в таких случаях, попытались использоваться военного для поднятия своего рейтинга. На состоявшихся в декабре 1995 года выборах в Государственную думу генерал Рохлин шел по спискам партии власти — «Наш дом — Россия».

В Думе Рохлин сразу же стал председателем комитета по обороне. Но тут уже Рохлин начал играть в свою игру. Воспользовавшись ресурсами партии власти в качестве трамплина, он фактически перешел в оппозицию власти и демонстративно отказался от звания Героя РФ, присужденного за взятие Грозного.

Рохлин стал лидером и локомотивом «Движения в поддержку армии, оборонной промышленности и военной науки». Движение состояло из статусных, но отставных силовиков: экс-глава КГБ Крючков, недавний министр обороны Родионов, бывший командующий ВДВ Ачалов.

Все это были люди, по духу близкие т. н. красно-коричневым, которыми тогда либералы пугали с экранов телевизоров. Крючков — непосредственный участник ГКЧП, Ачалов — активный участник октябрьских событий 1993 года на стороне Верховного Совета, Родионов пытался попасть в Думу от конгресса русских общин, но не прошел.

Рохлин начал бичевать Ельцина. В принципе, тогда Бориса Николаевича много кто бичевал, но Рохлин едва ли не открыто провозглашал свержение власти и устраивал целые туры по российской глубинке. Наверное, ни одна поп-звезда того времени не могла похвастаться столь насыщенными гастролями, какие были у Рохлина летом — осенью 1997 года, когда генерал посетил 24 российских города за 2 месяца.

Рохлин просто садился в самолет и летел в очередной населенный пункт, там выступал, обещал навести порядок, встречался с местными военными. Самолет предоставляли, по одним данным, руководители крупных предприятий оборонной промышленности, находившейся тогда в упадке, по другим — чуть ли не сам Гусинский.

Советником Рохлина по политической линии был знаменитый профессор Хомяков, который уже в поздней путинской России получил за «экстремизм» в «Северном братстве» 4 года, да так и не вернулся из тюрьмы.

Рохлин особо не скрывался и на рубеже 1997–98 годов по всей стране ходили упорные слухи, что генерал готовит военный переворот. Соратники позднее этого не отрицали. Отвечавший за Волгоград Баталов несколько лет назад охотно рассказывал план действий:

В центр Волгограда, на площадь Павших Борцов и площадь Возрождения, планировалось вывести силы корпуса. После выступления корпуса происходит оповещение по другим армейским частям. Нас поддержали бы в самых разных местах. Всю схему я не знаю. Говорю за то, что знаю. Вот Кремлевский полк, полк охраны, он был пополам: часть командования за Рохлина, часть — за президента. Этот полк не смог бы нам помешать, хотя бы мы прямо в Кремль пришли. Главный запасной командный пункт вооруженных сил был просто куплен — дали деньги кому надо, хорошие бабки, и он говорит: «Все, в это время будет снята охрана. Я уйду, и вот вам связь со всем миром». А уж со страной — там и говорить нечего, со всеми армейскими структурами. У нас два самолета транспортных, допустим, на Тихоокеанском флоте стояли, морпехи, два батальона, двое или трое суток на аэродроме прожили.

И то же самое на Черноморском флоте. В Севастополе стояла в готовности бригада морских пехотинцев. Естественно, Рязанское высшее училище ВДВ. Курсантам стажировку отменили. Они где-то на полигонах были, но к определенному моменту их вернули в Рязань. Потому что Рязань — это двести километров от Москвы. Училище было на сто процентов за нас. И договоренность была с руководством Таманской и Кантемировской дивизий, что они как минимум не выступают против нас.

Все было расписано. Кто из какого региона, за что отвечает после прибытия в Москву. Мосты, вокзалы, телеграфы. Тысяч пятнадцать — двадцать человек в один день в Москву бы приехали только из Волгограда. Этого было бы достаточно, чтобы парализовать деятельность всех властных институтов. Лично я должен был привезти полторы тысячи. У меня уже было расписано: кто поездами, кто автобусами.

Хомяков за некоторое время до ареста в 2011 году откровенничал, хотя не исключено, что просто хвастался постфактум:

Мы проанализировали товарные потоки в столице. И наличие мощных, активных стачкомов в населенных пунктах вдоль этих маршрутов. Планировалось, что накануне выступления армии стачечники якобы стихийно перекрывают трассы, по которым в Москву доставлялись некоторые товары, отсутствие которых вызвало бы социальную напряженность. Например, сигареты. Отсутствие курева накалило бы обстановку в Москве, шел бы рост негативных настроений.

— А откуда вам были известны все эти маршруты?

— Да из московской мэрии! Лужков был непосредственным участником проекта Рохлина. Кстати, в день убийства генерала на 11 часов утра была запланирована встреча Рохлина и Лужкова для уточнения некоторых деталей. Московские СМИ по команде Лужкова обвинили бы в табачном кризисе Кремль.

Бизнесмены-производственники поддерживали генерала и всячески тайно ему содействовали. Так, большинство забастовок того периода организовывали они сами, разумеется, не афишируя это, и согласовывали с генералом время и место этих забастовок. На майские праздники 1998 года прошла серия выступлений под флагами Движения в поддержку армии.

Поскольку Рохлин действовал размашисто и не таился, была установлена слежка, все телефоны прослушивались, все переговоры с потенциальными путчистами записывались, так что в Кремле прекрасно знали о готовящихся мероприятиях.

В ночь на 3 июля 1998 года Лев Рохлин был застрелен на своей подмосковной даче. Главной обвиняемой по делу стала супруга, которая, по версии следствия, убила спящего генерала из наградного оружия после ссоры. Как минимум, сомнительно.

Масла в огонь подлил и тот факт, что примерно в километре от дачи генерала были обнаружены три сожженных тела, которые молва сразу определила в наемных убийц, застреливших генерала. Рохлина отказывалась признавать вину, заявляя, что убийцами были трое неизвестных в масках. Первоначально женщина была признана виновной и приговорена к 8 годам лишения свободы, но вскоре приговор суда отменили. Следующий суд также признал Рохлину виновной, но изменил наказание и приговорил к 4 годам лишения свободы условно. Поклонники генерала (за 19 лет он был порядком позабыт) до сих пор считают, что несчастную подставили, а Рохлина убили по приказу из Кремля, чтобы сорвать попытку переворота.

======

Движение Рохлина, учредительный съезд которого прошел в 1997 году в Москве, настолько быстро приобрело такой размах, что в воинских частях раздавались предложения єначать массовое действие по принятию на офицерских собраниях частей обязательств верности генералу Рохлину с призывом к нему возглавить движение военнослужащих, работников военно-промышленного комплекса страны и других граждан России, в соответствии с конституционными нормами Российской Федерации, по спасению государства от разрушения.

Сторонники Рохлина полагали, что если эти законные действия граждан примут массовый характер и затронут до 70 процентов личного состава наиболее важных частей силовых структур, общественных движений и организаций, то в стране сложатся объективные предпосылки вынесения вотума недоверия политике руководства страны в соответствии с Конституцией РФ. Имея такую организованную поддержку народа, Федеральное Собрание будет в состоянии, не испытывая давления со стороны исполнительной власти, отрешить президента от власти и провести новые президентские выборы. Лев Рохлин мог бы стать президентом России, потому что само время должно было выдвинуть такого лидера, который поведет политику восстановления разрушенной страны. В этом смысле Льва Яковлевича Рохлина - человека с еврейской фамилией, еврейской кровью и истинного патриота России - стране послал сам Бог - его правление не имело бы тех сомнительных уклонов, которыми страдает правление президента Путина, вынужденного в конечном итоге действовать в интересах восстановления разрушенной страны. Однако за Львом Рохлиным, в отличие от большинства российских политиков, не стояло никого, кроме честных людей. Он не был ставленником ни одного из бандитских кланов.

Рохлина убили, а "демократическая" пресса, не в силах придумать ни одного существенного обвинения генералу, постаралась сделать все, чтобы изгнать его имя из памяти людей. Давайте вспомним Льва Рохлина добрым словом.