Общественно-деловая
прогнозно-аналитическая
газета
Видение 2020
Какая политическая и социально-экономическая система сложилась сегодня в России?

феодально-вассальная

социально-демократическая

криминально-олигархическая

кланово-капиталистическая

диктаторско-монархическая

советско-социалистическая

оккупационно-паразитическая

Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 года

Покорение белой расы

Славянское царство

Пьёшь и куришь - писаешь мозгами

Фото архив






Плановая кибернетика, а не цифровая экономика
Аналитика

НА ОДНОМ ЛИСТЕ НЕ УМЕСТИТСЯ?.

19/09/2017   Алексей Казаков / .prognoz-news.com

Новые требования гособоронзаказа зачастую превращаются в бесконечные и необязательные бюрократические новации, о которых уже второй год говорят в Совете Федерации
Особо запомнилось, как год назад на заседании Комитета по обороне СФ тогдашний президент РАН Владимир Фортов рассказал, как в период создания атомной бомбы в СССР, Сталин предложил руководителю проекта академику Харитону составить список: что требуется для работы. И тот изложил все , что требуется на одном тетрадном листе. Аналогия главы РАН вызвала гул в зале: вот бы сейчас так!.. Но следом же нынешние ученые с инженерами «запричитали», что вязнут в бюрократическом болоте. Что изменилось за год в преодолении рутины?

Считается, что в оборонке продолжается «уход от советского авторитаризма». Происходит это путем появления все большого количества многомудрых нормативных актов. В количестве 107-ми постатейных описаний они оформлены в федеральном законе ФЗ №275 «О гос. оборон. заказе». Как грибы после дождя в рост пошли новые структуры. По данным зампредседа ВПК О.Бочкарева, создано Агентство технологического развития. Появился Российский экспортный центр (РЭЦ). Отраслевую диверсификацию поручено вести Фонду развития промышленности. Не первый раз переверстывают Госпрограмму вооружений до 2025 года…
И это еще не полный список новых «креативных контор» и «движухи». А на деле прежние недоработки не решаются годами. Новая дискуссия в Совете Федерации опять показала это. И опять констатировали: достижения никак не превосходят досоветских...
СОЦИОЛОГИЯ ТОРМОЖЕНИЯ

"ЦНИИ судостроительной промышленности — «Центр» Олега Довгучица уже два года мониторит правоприменительную практику гособоронзаказа. Около 700 предприятий в унисон засвидетельствовали, что срывы сроков по заказам «тормозятся» плохими нормами в отраслевой кооперации. «Проблема номер один, по мнению Довгучица, – длительные сроки согласования поставщиков в цепочке партнеров (согласно законам ФЗ44 и ФЗ223)». «Тормозные» процедуры срывают все сроки за счет бесконечных утрясок. А большинство участников производства отказывается заключать контракты на условиях закона о Гособоронзаказе, что особо заметно при незначительных суммах (не более 100 тыс. руб.), не включаемых в реестр контрактов.
Опрос также показал: очень часто головные исполнители стопорят движение денег. Это подтвердили зампредседателя коллегии ВПК О.Бочкарёв и один из зам.начальников Минобороны Б.Наконечный.
«Деньги, которые мы выделяем на гособоронзаказ, скапливаются на расчетных счетах головных предприятий, и не идут в кооперационные цепочки, — рассказал Бочкарев и подчеркнул, что «результат оборачивается не просто нехваткой оборотных средств, но также неисполнением госконтрактов, штрафными санкциями и банкротствами…».
УБИЙСТВЕННЫЕ ЦЕНЫ
Что в минусе еще? В целом оборонный заказ выполняется на 97%, но есть целый ряд обязательств, не исполняемых аж с 2013 года. На обе ноги хромает законодательство в сфере ценообразования. Нет единого подхода к величине норматива рентабельности. Это очень плохо влияет на устойчивость низовой экономики, т.к. устраняет гарантии прибыльности предприятий за счет снижения их себестоимости. И только ленивый сегодня не говорит о задержках в калькуляции продукции (РКМ), что подрывает ценообразование в ОПК и напрочь убивает рентабельность. Только во втором квартале из-за этого было сорвано около 300 заданий, что по данным Б. Наконечного, составляет 5% госзаказа.

Последнее сообщение вызвали крайнее удивление у зам. руководителя ФАС М. Овчинникова. «У нас 150-я версия акта! Прошло уже больше 100 совещаний по этому поводу. И мы вновь слышим требования о кардинальных изменениях?!», — возмущался чиновник. По его словам, их ведомство потратило два года на то, чтобы полностью пересмотреть процесс прогнозирования цен и оптимизировать его для госзаказа (что отразилось в спец. Постановлении правительства №208). Но каков результат?

6 ТЫСЯЧ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ — К НАКАЗАНЬЮ!..

Этот результат очень показателен. Законов, постановлений и инструкций становится так много, что в них уже давно черт ногу сломит. Это вывод начальника Управления по надзору из Генпрокуратуры Д.Демешина. По его данным, выявлено 46 тысяч нарушений законодательства о ГОЗ и вынесено 120 протестов. Сделано более 6,5 тыс. представлений, по результатам которых к дисциплинарной ответственности привлечено 5,5 тысяч должностных лиц, к административной — 2,5 тысяч. Возбуждено более 650 уголовных дел. И далее встает вопрос: как избавляться от всей этой неразберихи и навести элементарный порядок?
Самое простое предложение — создать федеральный орган «…по госрегулированию цен в сфере оборонной продукции». По мнению других «всё это мы уже «проходили»», поэтому надзором должен заниматься ФАС. А иные указывали на то, чтобы активизировать Военно-промышленную комиссию и вновь созданные (упомянутые здесь) «креативные органы», вроде Агентства по технологическому развитию, РЭЦ, Фонда развития промышленности и т.д. и т.п. Но какой же прок от этого перечисления?
Вывод однозначный. Система управления в ОПК не отрегулирована и постоянно сбоит. Предлагают воссоздать такое министерство, которое бы обладало набором прав, сравнимых с советским оборонным ведомством-гигантом. Но тогда у каждого руководящего органа и предприятия были четкие планы, и любой план считался Законом. А сейчас? Результативность инструкций, фактически, – НУЛЕВАЯ! Поэтому и вопрос «что делать?» совсем не снят с повестки…

Что делать?

ПЛАНОВЫЙ ЛИКБЕЗ ДЛЯ ОБОРОНКИ

НАШ ПРОГНОЗ. В очередной раз мы видим, что при восстановлении ОПК и декларировании его в качестве «локомотива» всей промышленности РФ происходит один и тот же системный сбой. С утратой советских кадров на предприятиях оборонки и в ее ведомствах практически исчезает культура планирования гособоронзаказа, и самое главное – в никуда проваливается практика автоматизации процесса, необходимость которого объективно вытекает из общих законов экономического развития. Чего же тут не хватает?
Тут можно сделать сравнение с известной математической дисциплиной – планированием операций. Эта прикладная наука для военных предоставляет варианты реальных исходов. Но в нашей пром. реальности мы ничего подобного не наблюдаем, а, наоборот, видим «размножение инструкций» и прочий сюрреализм параллельного «чиновничьего размножения» всяких топ-менеджеров, порой приходящих в отрасль из шоу-бизнеса и прочих веселых поприщ.
Другой тупиковый вариант ведомственного строительства – горожение разных агентств, которые громоздятся друг над другом без конкретного результата. И здесь опять показателен советский опыт. Он призывает решать проблему через автоматизацию процесса, а не через структурные «навороты». Раньше это была задача увязывания планов разных уровней от Госплана до цеха. Теперь мы почти из номера в номер продвигаем идею, что планирование – это высший способ функционирования экономики (в условиях ее так называемой «цифровизации»). И показываем на примерах, что для любых государств быстрота обсчета и исполнения планов – единственный способ удержать первенство в геополитической конкуренции.
Именно поэтому мы снова и снова ссылаемся на труды экономиста-кибернетика, доктора экономических наук, профессора МГУ Елены Ведуты. В своей последней книге по планированию «Межотраслевой межсекторный баланс: механизм стратегического планирования экономики» (М.: Академический проект 2016) ученая разбирает экономико-математические модели отраслей и приводит известную цитату Маркса: «Экономия времени, равно как и планомерное распределение рабочего времени по различным отраслям производства, остается первым экономическим законом на основе коллективного производства».
Приведенная истина, хоть и произнесена более полтора столетия назад, остается не менее актуальной и сегодня. А, как надо учиться на советском опыте, Ведута пишет не менее четко. «Первой в истории попыткой согласования производственных взаимосвязей в соответствии с общественными потребностями была осуществлена в СССР, экономика которого рассматривалась как работающая по единому плану корпорация», — читаем мы в первой главе ее книги.
И еще более настоятельно можно дать ее рекомендации по планированию в качестве ликбеза для нынешних специалистов ОПК. «План – это система показателей «затраты-выпуск», характеризующих задания по выпуску каждому производственному звену и ограничения по используемым ресурсам (материальным, трудовым, финансовым)», — пишет исследовательница. А это как раз то, на чем сегодня спотыкаются наши оборонщики, затрудняясь в привязке планов к цеховому уровню. И далее читаем не менее своевременную рекомендацию: «Планирование – это процесс согласования плановых расчетов всех производственных звеньев для достижения цели развития экономической системы».
Мы уже говорили, что без планов, отработанных с помощью экономико-математических методов, представленных Ведутой в ее динамических моделях, невозможно будет прекратить вакханалию коррупции, развивать расширенное воспроизводство, как положено любой экономике и немыслимо будет конкурировать с Западом в части цифровой экономики. Об этом надо помнить еще и потому, что ее отец, как ученый-первопроходец вместе с советским академиком-кибернетиком В.М. Глушковым были первыми, кто в мировой практике стали «прокручивать» планы в цифровом эквиваленте, названном сегодня криптовалютой. Они были настоящими первопроходцами, хотя либеральные экономисты, вроде Г.Х.Попова, видимо в силу бесплановой рыночной распущенности и утверждений типа того, что взятка является «движущим механизмом экономики», называли те советские достижения чуть ли не автоматизированным фашизмом, как утверждает сегодня Википедия.
Сегодня все видят, что дисциплина, к которой призывали (и призывают) кибернетически строгие расчеты планов, не имеет ничего общего с подобными ярлыками. И потому очень своевременны слова из заключения книги Ведуты о том, что «в экономико-математических методах планирования находит отражение действие объективных экономических законов, и, прежде всего, закона стоимости, как стихийного регулятора пропорциональности экономики через отклонения цен равновесия от цен производителей...». Для исправления же ситуации она ссылается на то, что нельзя забывать о «законе экономии времени, выражающимся в эффективном замещении старых технологий новыми…». И, естественно, помочь должны новые модели планирования.
Именно они могут убрать нынешний затор ценообразования у оборонщиков, который происходит от плохого (порой никуда не годного) планирования. Поэтому обновленная плановая кибернетика должна придти сюда и исправить ситуацию окончательно и бесповоротно.