Общественно-деловая
прогнозно-аналитическая
газета
Видение 2020
Какая политическая и социально-экономическая система сложилась сегодня в России?

феодально-вассальная

социально-демократическая

криминально-олигархическая

кланово-капиталистическая

диктаторско-монархическая

советско-социалистическая

оккупационно-паразитическая

Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 года

Покорение белой расы

Славянское царство

Пьёшь и куришь - писаешь мозгами

Фото архив






Национальное самосознание. Кто мы?
Аналитика

Невольные каменщики

24/10/2017 Евгений Ихлов / http://forum-msk.org

I. Тезисы об интеллигенции 

Согласно моим представлениям, интеллигенция - это секулярный извод жреческо-священнического сословия, современная реинкарнация «брахма-варны», т.е. <Большой> касты брахманов.

Лучше всего изучать исторические судьбы и структуру интеллигенции по Старому завету, идя от сравнений с левитами. Поскольку именно в этом цикле они подробнее и скрупулёзнее всего описаны.

Священническим мегасословием в Старом Завете было колено (тейп, большой клан) Леви (Змий - оттуда медный Змий, воздвигнутый Моисеем). Это мегасословие состояло из двух сословий* - коэны (священники, неправильно называемые «жрецы Иеговы») и леви (служки, будущая храмовая обслуга). Жертвы могли приносить только коэны.

Перенесём это на интеллигенцию.

Интеллектуалы - те, кто творит (приносит «священную жертву Апполону» или иначе - «высший клир, имеющий право совершать таинства), а интеллигенция - «служки», «низшие клирики».

Однако, потому тому как всех - и коэн, и леви - называли левитами, но не всех левитом - кохенами, так интеллектуалов можно именовать интеллигентами, но нельзя всех интеллигентов именовать интеллектуалами.

Ещё точнее - уже в лоб - сказано у братьев Стругацких в «Граде обречённом» - интеллигенция - это строители Храма Культуры и Знаний (разрушаемого агрессивными невеждами, т.е. «вавилонянами» и «римлянами»).

Теперь посмотрим, как выстраивает свои позиции интеллигенция в треугольнике социальных сил.

В обществе есть только один паттерн, кроме государственного (бюрократия, минестриум - королевские слуги), аристократического (орден) и купеческо-ремесленного объединения (цех, гильдия) - церковь.

Поэтому интеллигенция пытается создать либо кружки/клубы (гильдии), либо квазицерковь, роль которой выполняет массовая радикальная партия.

Интеллигенция помнит формулу Маккиавели, что «побеждали лишь вооружённые пророки, а безоружные - гибли».

Однако, сьер Никколо и сам застал торжество совершенно безоружных Лютера, Цвингли** и Кальвина, и цивилизационное торжество Сократа, Учителя Куна, Иисуса и Будды пока не уступает победам ислама.

Немецкие и швейцарские реформаторы опёрлись на мечи восставших против папизма князей, у Кришны был Обезьянознамённый Арджнуна, у Будда - император Ашока, а наследие Сократа - через его ученика Платона - несли по странам и континентам и Александр Филиппович, и халифы...

Там, где у интеллигенции непосредственно не получился «псевдотеократический» проект, она либо соглашались опереться на аристократическую или бюрократическую поддержку (как это было у евангелистов ровно полтысячелетия - отмечает 31 октября - назад), либо инициировала создание псевдомонархии.

В Старом Завете - это рассказывается как история с избранием Саула, а потом Давида и их борьбой.

Очень потом это будет почти спародированно в хронике поединка «ленинской гвардии» со Сталиным. Сталин даже застукает своих оппонентов за совещанием в абхазской курортной пещере, точно также как Давид гоняющего за ним царя Саула подкараулил в пещере, где тот так сосредоточено тужился, что не заметил, как у него обрубили край плаща...

История становления и развитие гражданского общества на Западе - это именно повторение борьбы пророков с еврейскими царями, а потом - фарисеев (и книжников) - с храмовым клиром.

Затем это ещё раз будет разыграно при отношениях Рима с императорами и королями.

И этот конфликт даст картину двух грандиозных исторических предательств.

Сперва католическая церковь увидит как монархи и князья, ею именуемые «помазанниками», предадут её ради захвата имущества и повышения статуса, перейдя на сторону Реформации.

Потом, интеллигенция, создавшая «Республику учёных», увидит как правители нанимают философов и литераторов для отстаивания своих интересов, включая обоснование нового ограничения свободы критики.

Не меньший удар по Русской церкви нанёс и царь Святой Руси Пётр Алексеевич.

История интеллигенции при Советах - это отношение клира Храма Ирода - с Иродом...

Есть занимательная параллель с последними днями Сталина и Ирода Великий (папы убийцы Иоанна Крестителя). Умирающий Ирод приказал согнать всю еврейскую знать на стадион и после получения известия о его смерти - всех перебить. Но начальник его гвардии приказ нарушил и всех освободил, сохранив элиту. Так и смерть Сталина сорвала новую чистку...

Полагаю, что эта история как-то повлияла на предание об избиении младенцев в Вефлееме - малой родине клана давидидов.

И сейчас мы видим, как попытки интеллигенции при «среднем» Горбачёве и «раннем» Ельцине создать с бюрократическо-силовой властью византийскую «симфонию», завершились так же, как и в своё время в Константинополе и потом - при создании Святейшего правительствующего Синода - полным подчинением власти.

При матушке Екатерине главой Синода был атеист. При Путине министром «прачечной» - персонаж, который на вопрос на Президиуме ВАКа о том, как он мог назвать церковнославянский язык библейских текстов «русским», ответствовал, что в 16 веке церковнославянский язык называли русским*** (хотя его называли славянским, отлично помня его староболгарское происхождение)...

______

* Третьим сословием было - «исраэль» - остальной народ израильский (т.е. потомков Иакова).

Аристократия (князья - наси) в отдельное сословие выделены не были. Особый статус имели только давидиды - потомки царя Давида (и всей кротости его), которые при этом могли быть бедными и ремесленниками, как, например, самый известный в мире плотник Иосиф Ильич. Левит мог быть и чиновником фиска, как Левий Матфей, а коэн - строительным рабочим, как Пинхас бен Шмуэль [Александр Самойлович]- последний первосвященник, избранный в 68 году повстанцами. Только левит мог иметь в имени производное от Леви и только коэн - производное от коэн, в т.ч. Коган, Коген...

** История с началом проповеднической деятельности Цвингли очаровательна. Он - тогда вполне себе католический священник и рафинированнейший интеллектуал - был застигнут за поеданием очень вкусной жареной колбаски в первый день великого поста. Ему грозило позорное лишение сана. Но он вызвал обвинителя на «баттл» (диспут) и, опираясь на евангельские цитаты доказал, что пост - дело добровольное («не то оскверняет уста, что в них входит, но то что исходит из уст»), и что требующие обрядоверия тянут нас в ветхозаветный формализм, дух же веет, где хочешь...

«Баттл» он выиграл с треском, всухую. Швейцарским трудовым массам очень понравилось, что теперь можно есть колбасу всё время... Потом эти массы подумали, что и остальные поповские ограничения только сковывают... И когда Цвингли сказал, что роскошное убранство, статуи, картины и иконы - суть идолопоклонство, массы устроили «культурную революцию» и разорили все церкви и монастыри, уничтожая «идолов». Точно также как в Византии при торжестве идолоборчества за 8 столетий до этого.

Это я к тому, что как только народ получает право сам, не спрашивая начальство, решать, когда ему есть колбасу, то от этого одно безобразие получается (проще договорится с интеллигенцией что пусть ест/читает/смотрит что и когда хочет, но не трезвонит). Вот в январе 1990 года нашли в райкомовской «волге» ящик полукопчённой колбасы из обкомовского распределителя, и по всей стране пошли антиноменклатурные митинги. И через два месяца уже была многопартийность...

*** Это всё равно, что назвать идиш немецким языком на том основании, что ранний вариант идиш именовался идиш-тейч (еврейский немецкий).

II. ПлюсЫ и минусА

В идеологических спорах главное - доказать и обосновать свою правоту. Система аргументации и её выбор основан именно на этом. А все идеологические системы, как я понимаю, тяготеют к двум полюсам - тот самый старый добрый принцип «Инь-Ян» («нас диалектике учили не по Гегелю»). Условно говоря то, что одни считают Проблемой (назовём их «левые»), другие считают Ресурсом (пусть будут «правыми»). Хотя каждая сторона видит наоборот - свои проблемы воспринимает как ресурс оппонента. Скажем: слишком большая свобода у нас - шанс нас разрушать для них, или диктат у них - гарантия их монолитности в борьбе с нами...

Примеры. То, что для одних огромная социальная проблема - рост социального расслоения (коэффициента Джини), то для других - колоссальный стимул для трудового энтузиазма и непрерывной жизненной активности. Или проблема дискриминации может рассматриваться как принуждение к ассимиляции*, т.е. увеличение социокультурной гомогенности.

К схеме - увеличение сложности против упрощения - тут прибегнуть нельзя.

Потому что повышение коэффициента Джини, конечно, увеличивает разнообразие социальных укладов, но одновременно примитивизирует социум, погружая его в бесконечную борьбу за выживание.

Или создание Большой Страны (вежливо назовём так «империю по взаимному согласию») принуждает проводить культурную унификацию (легендарный «плавильный тигль») и политику нивелирования локусов, к социальной «салатизиции».

Полагаю, что распределение по этим обоим полюсам происходит в результате очень причудливых процессов, может быть, там, где не навязывается окружением или пропагандой** - почти случайно.

________

* В каком то смысле это относится и к гендерным отношениям - женщины и подростки усваивают, что для повышения статуса они должны максимально уподобится взрослым мужчинам. Ровно также как прибывавшие в Америку католики, славяне и евреи быстро понимали, что чем ближе к эталону WASP, тем выше шансы на prosperity. Об этом сходстве рассуждал в марте 2015 в «Проблеме Другого - гендер и этнос»).

** Но и здесь «картина сложная и неоднозначная»: о том, как бурсы, семинарии и воскресные школы стали кузницей пламенных атеистов и гонителей религии (а в исламе - строго наоборот) мы знаем из истории, но то как коммунистическая пропаганда с её пафосной антирыночностью и громогласным интернационализмом породила ярых поборников «дикого капитализма» и убеждённейших ксенофобов видели своими глазами.

III. Конец эпохи

Борьба за независимость Каталонии (южной части герцогства Каталония, охотно откликались и на «счастливые франки») и «автономизацию» Ломбардии и Венеции (бывших австрийских владений) является очевидным признаком завершения в Западной Европе эпохи «романтического национализма», т.е. принципа «мы - одной крови - ты и я» и поэтому должны «быть едины», чтобы быть «непобедимы».

Этот принцип потом распространился на восток и юг Европы, но ни Северная, ни Южная Америка, ни Азия, ни Северная Евразия (Россия-Сибирь) им захвачены не были. Отчасти только Южная Евразия (Османская империя).

Но романтическому национализму лишь 22 декады. До этого куда важнее было «како веруешь». 300 лет назад накопившиеся за два столетия различия между протестантом и католиком были куда важнее рода-племени. А потом раз - и это уже почти не важно, главное - немец или француз, итальянец - или австриец (имперский немец).

Но всё проходит... И когда увлечение национализмом в Западной Европе стало подходить к естественному завершению, это проявилось не в слиянии этносов и формировании «новой общности - европейский народ», как представлялось энтузиастам интернационализма, но в восстановлении средневековой «мозаичности».

Потому что в отсутствии векового внешнего врага - австрияки и французы на севере, испанцы - на юге, и только исходя из языковой близости (все вышли из вульгаты), очень сложно объяснить населению Ломбардии и Венеции, почему они должны содержать Рим и Неаполь.

Неужели только потому, что ровно век назад, когда рухнул фронт на Изонцо (который два года держался только ценой российских ударов по австрийской армии), римские, флорентийские и неаполитанские рекруты остановили австрийскую армию, уже подошедшую к Венеции?

Так что нас ждут очень интересные процессы «проявления» субнациональных идентичностей, которые два столетия были «закатаны под асфальт» этно-государственного национализма.

Примечание. 500 лет тезисов Лютера - уже 31 октября, а 210 лет начала цикла лекций Фихте "Речи к германской нации" - в декабре.