Общественно-деловая
прогнозно-аналитическая
газета
Видение 2020
Какая политическая и социально-экономическая система сложилась сегодня в России?

феодально-вассальная

социально-демократическая

криминально-олигархическая

кланово-капиталистическая

диктаторско-монархическая

советско-социалистическая

оккупационно-паразитическая

Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 года

Покорение белой расы

Славянское царство

Пьёшь и куришь - писаешь мозгами

Фото архив






На карандаш
«Никогда не сдавайтесь – никогда, никогда, никогда, никогда, ни в большом, ни в малом, ни в крупном, ни в мелком, никогда не сдавайтесь, если это не противоречит чести и здравому смыслу. Никогда не поддавайтесь силе, никогда не поддавайтесь очевидно превосходящей мощи вашего противника»
Уинстон Черчилль
Все цифры
Свежий номер




Основы функционирования предприятия

Финансовая гвардия

Декларация



Речная доктрина РФ

Проекты
Проекты Север-Юг
"АнтиКудрин" - вместо государства будет цифра
Экспертиза

ВТОРОЕ ПРИШЕСТВИЕ КУДРИНА

«АНТИКУДРИН» кибер-экономиста Елены ВЕДУТЫ. «Кто владеет информацией, тот владеет миром». Альтернатива: рост благополучия или его снижение и тотальный контроль.

11/05/2018 gosrf.ru

Последнее десятилетие нынешнего века характеризуется стремительным развитием идей цифровой экономики (ЦЭ). Этим идеям большое внимание уделяют международные организации, страны разрабатывают свои стратегии ЦЭ, отражая в них свои конкурентные преимущества.

В нашей стране активность в этом направлении стала проявляться сравнительно недавно. Основной импульс этому процессу дал Президент РФ, увидевший в нем возможность увеличения производительности управленческого труда.

Как результат в страну хлынул огромный поток информации о разных цифровых технологиях (ЦТ), в том числе повсеместно навязываемой технологии блокчейн, и необходимости их применения в государственном управлении.

Особую активность в продвижении ЦЭ проявляют эксперты Мирового банка, которые заменили оценки эффективности управления экономикой с помощью ЦЭ на субъективные системы рейтингов готовности стран к ЦЭ, включая «долю ЦЭ» (?!) в составе ВВП. Быстрота и натиск носителей идей ЦЭ стимулировали появление в 2017 году программы ЦЭ в России, в которой декларировались различные разрозненные основные направления ЦЭ, предполагающие встраивание в мировые глобальные цифровые платформы.

И вот, наконец, 4 мая 2018 г. на сайте Центра стратегических разработок (ЦСР), руководимого г-ном А. Кудриным, появился документ с громким названием «Государство как платформа. Кибергосударство для цифровой экономики. Цифровая трансформация».

Конечно, нам стало интересно разобраться с идеологией кибергосударства по Кудрину, которая, естественно предположить, связана с другим, недавно появившимся документом ЦСР «Стратегия развития страны 2018-2024» (27 апреля 2018 г.), содержащим семь приоритетов стратегии развития страны на 2018-2024 годы.

Авторы стратегии считают, что благодаря ей Россия добьется устойчивого экономического роста и качественного повышения уровня жизни граждан. При этом авторы утверждают, что все заявленные ими целевые индикаторы по каждому из указанных семи приоритетов, которые предполагается достичь через ближайшие шесть лет, были рассчитаны с помощью научных моделей. 

Конечно, авторы могут нам возразить, что это лишь первый этап их работы, которую они опубликовали на сайте. Однако уже из описания представленных ими семи разделов, характеризующих приоритеты и некоторые идеи по их реализации, можно сделать вывод, что научные модели, по которым они, якобы, проводили свои расчеты, не только не существуют, но никогда у них и не появятся. В таких случаях им остается надеяться на чудо, а еще лучше на два чуда. И оба чуда представлены в их стратегии.

Одно из них провозглашено во втором разделе стратегии «Страна возможностей», где «наивно» полагается, что в стране появится свободная конкуренция (в условиях господства транснациональных корпораций?), вырастет доля малого и среднего бизнеса за счет сокращения проверок, поддержки их государством льготами и преференциями, прозрачности системы государственных закупок и т.д. Все эти проблемы в стране декларируются, но не решаются уже много лет.

Другим чудом должны стать цифровые платформы, а точнее единая цифровая платформа взаимодействия граждан и бизнеса с государством, задачи и принципы функционирования которой отражены в вышеупомянутом документе ЦСР «Государство как платформа…» (ГкП). Здесь следовало бы применить научный подход к созданию цифровой платформы (ЦЭ), чтобы повысить эффективность управления экономикой. Это означает необходимость положить в основу организации цифровой платформы экономико-математическую модель, позволяющую рассчитать план (траекторию) движения экономики в направлении роста общественного блага, т.е. создать киберэкономику.

Но поскольку анализ стратегии ЦСР выявил отсутствие в ней механизма планирования ключевых результатов, то нет ничего удивительного в том, что авторы ГкП проигнорировали собственно экономику. Объектом цифровизации по Кудрину являются существующие информационные потоки между людьми, организациями, а предметом – их идентификация (для человека – биометрическая) в государственной платформе с помощью создания «цифровых двойников», получающих цифровые сервисы в соответствии с их потребностями и с цифровым форматом контрольно-надзорной и разрешительной деятельности. А бизнесу за подключение к сервисам ГкП придется еще заплатить, получив таким образом своеобразный «налог». На первый взгляд, система выглядит привлекательной. Однако она таит в себе угрозы.

Цифровая диктатура

Основные угрозы касаются как возможности нарушений прав человека на конфиденциальность личной информации, так и манипулирования его поведением, благодаря тотальному контролю за цифровым двойником.

Кроме того, создаются возможности нарушения коммерческой тайны организаций и, главное, - государственной тайны. Если же учесть, что пока в основе наших информационных платформ лежат западные сервисы, то возникает вопрос, насколько создание «цифровых двойников» людей и организаций, деятельность которых может быть отключена владельцами ключей западных серверов в любой момент, соответствует требованиям национальной безопасности.

Однако предположим, что ни у кого не возникнет злостных намерений. Более того, г-н Кудрин заявляет в качестве целевой функции ГкП благополучие граждан и содействие экономическому росту, основанному на внедрении технологий. Как преподаватель экономики с многолетним стажем не могу пройти мимо грубейших ошибок, которые не должны совершать студенты.  

Такая постановка задачи требует создания ГкП на основе научно обоснованной экономико-математической модели (ЭММ), представленной в виде системы алгоритмов взаимодействия отраслей и секторов экономики (государства, домашних хозяйств, экспортеров), позволяющих обеспечить пропорциональное (сбалансированное) развитие экономики в направлении роста общественного блага (полезности).

Необходимая для организации киберэкономики динамическая модель межотраслевого-межсекторного баланса (МОСБ) уже разработана[1] и была обсуждена в Аналитическом центре Правительства РФ (2017 г.), на международном форуме «Bandung Spirit» во Франции (2018 г.). Однако авторы ГкП игнорируют ее существование, как, впрочем, и заявленные ими цели благополучия граждан и экономического роста (чего?), подменяя их удобством, быстротой в использовании государственных услуг бизнесом и гражданами посредством их цифровизации.

Блокировка научного подхода к повышению эффективности управления экономикой позволяет предположить в наличии у авторов других, не декларируемых открыто ими целей.

Электронное правительство

Судя по содержанию документа, речь идет о развитии E-Gov (электронного правительства) и цифровизации существующих межведомственных информационных потоков, о чем и нужно было заявить в цели данного документа, а не пафосно рассуждать о «высоких» материях. Но тогда при чем здесь Кудрин и его эксперты-экономисты?

С такой работой успешно могут справиться IT-специалисты, систематизирующие разные направления цифровых государственных услуг в единую платформу. Учитывая, что экономика, это прежде всего, производство материальных благ и услуг, то предлагаемая цифровая платформа лишь отражает сложившуюся ситуацию и не имеет никакого отношения ни к цифровой экономике, работающей на будущее, ни к созданию условий для эффективного развития производства, и, следовательно, к повышению конкурентоспособности страны.

В документе обсуждаются технические вопросы выбора сценария цифровизации государственного управления, отличающиеся постепенным развитием старых ИТ или внедрением новых ИТ, а также обсуждения архитектуры будущей системы. Предлагается создать должность вице-премьера по цифровой трансформации, которому будет подчиняться Центр Цифровой Трансформации.

На первый взгляд, судя по перечисленным задачам Центра, он будет технически управлять всеми государственными сервисами, что не имеет никакого отношения к управлению реальной экономикой.

Выясняется, что в распоряжение данной структуры управления должны передать весь бюджет, выделяющийся в настоящий момент на автоматизацию органов власти, а это – огромные деньги.

Предложенные на должность вице-премьеров министр финансов Алексей Силуанов и глава Счетной палаты Татьяна Голикова — креатуры Кудрина, которые упрочат его позиции в правительстве. 

По цифровой трансформации группа Кудрина претендует на «обеспечение появления программ развития ФОИВов, опирающихся на предложенную систему координат, включая организацию проектных команд в каждом ФОИВе».

Это означает, что Кудрин не только берет на себя привычные для нынешней системы хозяйствования функции лоббирования тех или иных программ или проектов, он еще руководит ГкП. И более того, ему будет принадлежать право менять систему управления в политических интересах с учетом технических требований айтишников по автоматизации реализации субъективных решений и усиления контрольно-надзорных функций за их выполнением.

Отдельно стоит остановиться на принципах управления, которые, по мнению Кудрина, обеспечат необходимую гибкость и быстроту при разработке государственных целевых программ (ГЦП). Предлагается, не нарушая существующие ГОСТы, использовать методологию DevOps (Development и Оperations), сфокусированную на активном взаимодействии и интеграции в одной команде программистов, тестировщиков и администраторов, создающих общий для них сервис/продукт, помогающий организациям быстрее и безболезненнее создавать и обновлять программные продукты и сервисы, эксплуатируемые в режиме реального времени. Согласно принципам Agile в этот процесс активно вовлекаются владельцы и потребители сервисов, итеративно взаимодействуя между собой.

Очевидно, что в том и другом случаях речь идет об информационно-технической поддержке процесса разработки и реализации ГЦП, а не о содержательном планировании экономики в системе «затраты-выпуск».

ГОСПЛАН 2.0 со знаком “минус”

Фактически Кудрин организует Госплан 2.0, но только со знаком минус или негативный Госплан, поскольку в его цифровой платформе нет планирования экономики для роста общественного блага.

Негативный Госплан будет отвечать за разработку и реализацию планов по цифровой трансформации сложившихся межведомственных информационных потоков, формирующихся в т.ч. под воздействием финансовых вливаний в те или иные программы и проекты, которые отберет, по сути, главный управленец страны, реализуя при этом план дальнейшего погружения экономики страны в кризис.

Ему будут подчиняться «Chief Digital Officers», через которые будут реализовываться планы цифровой трансформации. Он же будет главным контролером развития страны и будет способствовать использованию передовых и перспективных технологий в качестве основы ГкП (искусственный интеллект, большие данные, блокчейн, интернет вещей, цифровая подпись и т.д.), а также руководить созданием нормативной базы и нормотворчеством в стране под цели ГкП, загружая предприятия, в т.ч. бизнес-структуры трудоемким составлением Big Data.

Судя по задачам негативного Госплана или Госплана 2.0 по-кудрински, вице-премьер по цифровизации намерен реализовать цифровую диктатуру, чтобы «гнать» страну в кризис до полного ее уничтожения. И при этом, по мнению Кудрина, в результате Россия «получит гибкий, объективный, быстрый  механизм принятия стратегических решений и государственного управления. Этот механизм станет драйвером роста доверия к государству со стороны граждан и бизнеса, повышения привлекательности государства и конкурентоспособности его экономики в стремительно меняющемся глобальном мире, выражаемого в притоке инвестиций и миграции в Россию людей, ориентированных на развитие и инновации» (?!).

Известно, «кто владеет информацией, тот владеет миром». Если к этому добавить огромные финансовые средства, тотальный контроль за всем и вся, диктат в реформировании управления страной, то становится понятной цель кибергосударства по г-ну Кудрину, а именно: передать всю власть в стране новоявленному «диктатору», который, нарушая права человека и национальную безопасность, поведет страну с верными ему айтишниками, экспертами, аналитиками и прочими к полному ее уничтожению.

Приглашаю г-на Кудрина на публичное обсуждение его и моих предложений по созданию ГкП в аудитории заинтересованных и профессионально подготовленных по данной тематике лиц и, в первую очередь, лиц, ответственных за национальную безопасность страны.


[1] Ведута Е.Н. «Межотраслевой-межсекторный баланс: механизм стратегического планирования экономики». М.: Академический проект, 2016.

Елена Ведута,

Профессор, заведующая кафедрой стратегического планирования и экономической политики факультета государственного управления МГУ, д.э.н., специалист по кибер-эконом