Общественно-деловая
прогнозно-аналитическая
газета
Видение 2020
Какая политическая и социально-экономическая система сложилась сегодня в России?

феодально-вассальная

социально-демократическая

криминально-олигархическая

кланово-капиталистическая

диктаторско-монархическая

советско-социалистическая

оккупационно-паразитическая

Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 года

Покорение белой расы

Славянское царство

Пьёшь и куришь - писаешь мозгами

Фото архив






Тяжёлый взгляд вражды
Экспертиза

Криминал, нищета и распад семей: в ОПРФ обсудили пенсионный манёвр

Эксперты обсудили социальные риски и демографические вызовы семье и обществу в свете повышения пенсионного возраста

22/09/2018 Илья Иванов /regnum.ru

Запланированное в России повышение пенсионного возраста с 55 лет до 60 для женщин и с 60 до 65 для мужчин приведёт к социально-экономическому кризису в стране, деградации семейных ценностей, значительному демографическому спаду, а также маргинализации молодёжи и росту преступности в её среде. Об этом 21 сентября заявили эксперты в Общественной палате РФ на круглом столе «Пенсионная реформа и семья. Социальные риски и демографические вызовы семье и обществу в свете предстоящей пенсионной реформы».

Разрушение семей и падение рождаемости

Эксперты практически единодушно отметили, что повышение пенсионного возраста приведёт к невозможности для старшего поколения заниматься воспитанием внуков — специфическим трудом, который до сих пор косвенно оплачивался государством с помощью пенсионных выплат.

«Обычно когда рождается семья, рождаются и дети. Ей надо встать на ноги, молодым людям надо выйти на работу, найти себе дело по душе, обрести жилплощадь, минимальное материальное благополучие. В то же время есть маленькие дети, и совмещать эти вещи трудно: трудовую деятельность и воспитание детей. Бабушки брали на себя воспитание внуков или целиком, или отчасти, не прерывая контакта с родителями», — отметила член Комиссии Общественной палаты РФ Элина Жгутова.

Теперь, если граждане пенсионного возраста лишатся необходимого минимума, они будут вынуждены искать места на рынке труда, которые, впрочем, будут в обозримой перспективе постоянно сокращаться из-за той самой пресловутой «цифровизации», которую во главу угла ставит нынешнее правительство РФ.

«У нас много людей работало в сфере торговли. Это не требовало квалификации, физических нагрузок и было по силам человеку любого возраста с любым образованием. Теперь их место займут специальные аппараты — этот проект уже находится в разработке, запущен в производство», — отметила Жгутова.

Впрочем, правительство периодически обещает создание множества доступных рабочих мест для населения с помощью развития новой «цифровой экономики» путём разработки и реализации специальных государственных проектов. Однако никаких конкретных планов на этот счёт правительство не публикует, отметил эксперт «Экспериментального Творческого Центра» Юрий Бялый.

«Расчёты показывают, что всерьёз проводимая цифровизация в некоторых отраслях не добавит, а съест огромную часть рабочих мест. В отдельных отраслях — больше половины рабочих мест! И тогда куда пойдут эти недопенсионеры? На какую работу? Значит, нужно будет им платить пособие по безработице, которую сейчас в среднем обещают поднять? Это будет ещё страшнее и хуже, чем маленькие пенсии. И будет соответствующая социальная реакция», — отметил эксперт.

В действительности уже сейчас наблюдаются массовые увольнения сотрудников или отказы в приёме на работу людям старше 45−50 лет в свете предстоящей «пенсионной реформы» — это массовое явление везде, как в мегаполисах, так и в средних городах и даже небольших посёлках. Тенденция эта нарастает и особенно усилилась после того, как президент России внёс свои предложения об уголовной ответственности за отказ в приёме на работу и неоправданные увольнения, указал Бялый.

«Из Кемеровской области, Екатеринбурга, в целом Сибири уже поступают нам сообщения, что предприятие объявляет о том, что спрос на продукцию упал, экономика падает, а потому необходима оптимизация рабочих мест и невозможность платить зарплату. Они это официально говорят — не будут ждать, пока дубиной не ударят. Лучше сейчас всех уволить. Этот процесс уже пошёл. И что с ним будут делать? Как правительство собирается бороться? Никак. Ни расчётов, ни разъяснений нет нигде», — констатировал специалист.

Между тем, даже официальная статистика признаёт, что рынок труда стагнирует, а с конца 2017 года падает — за полгода российский рынок труда потерял более 200 тыс. рабочих мест.

В глубинке все эти процессы протекают наиболее тяжело. Там давно нет рабочих мест, и молодёжь попросту уезжает туда, где есть работа — в крупные городские центры.

«Нередко возвращаются домой — к жене, матери и отцу, — несколько раз в год. По праздникам. И тогда какая может быть семья? Какая может быть любовь к детям, откуда поднимется рождаемость? Рождаемость падает и будет падать», — добавил Бялый.

Сокращение рабочих мест, рост безработицы неизбежно ударит по благосостоянию многих семей, а это, помимо прочего, напрямую связано с неправомерными вмешательствами государства в семью, отметила член Комиссии Общественной палаты РФ Элина Жгутова.

«Если бедность будет увеличиваться, мы понимаем, что количество этих случаев только возрастёт. В решениях суда мы достаточно часто видим такие формулировки, как отсутствие необходимой жилплощади, отсутствие работы у матери, отсутствие количества игрушек и отдельных спальных мест. Всё, что говорит об уровне жизни — и как раз за эту бедность и изымают детей. Это достаточно циничная картина. Получается, что у нас опять пойдёт дальнейшее разрушение института семьи», — пояснила она.

Очевидно, что снижение благосостояния приведёт к тому, что молодые люди гораздо менее охотно начнут создавать семьи и рожать детей. В действительности же первое падение численности населения произошло уже в 2017 году, и можно лишь догадываться, сколь сильным станет этот процесс после повышения пенсионного возраста. На этом фоне президентом России Владимиром Путиным поставлена задача существенно сократить бедность в ближайшие шесть лет, с чем, по сути, в прямое противоречие вступает политика российского правительства, указала она.

Директор Института проблем глобализации Михаил Делягин в этой связи отметил, что новая экономическая реальность повлечёт не только тяжёлые демографические последствия, но и даже ещё более серьёзные проблемы, связанные с социализацией молодёжи.

«Сталин как-то в своё время сказал, что пенсия — это зарплата за воспитание внуков. Поэтому первым социальным последствием будет то, что воспитывать внуков будет некому. Если внуков не будет — это будет беда, но это ещё полбеды. Дело в том, что когда всё-таки внуки будут, их будет некому воспитывать», — заявил Делягин.

Между тем, на фоне повышения пенсионного возраста уже подготовлен законопроект о так называемых пенсионных алиментах, которым планируется возложить содержание «предпенсионеров» в случае неспособности себя покормить на их детей.

«Если «предпенсионеры» не смогут себя прокормить, то их будут содержать дети. Но так оно и происходит с самого момента разрушения СССР. Многие семьи и сегодня живут за счёт пенсий. Взрослые люди не могут найти себе работу. Не могут уехать никуда в силу бедности. Я знаю много людей, у которых один ребёнок в семье. Двое родителей ложатся сверху на него — он их дотащит, но на свою жизнь у него сил уже не остаётся. И теперь эта ситуация качественно усугубится», — подчеркнул Делягин.

Критика аргументов правительства

Несмотря на то, что в ходе первоначального анализа законопроекта о повышении пенсионного возраста правительству было выдвинуто множество претензий, министры до сих пор не предоставили вразумительного ответа на вопросы экспертного сообщества, подчеркнул Юрий Бялый.

«На заседании Общественной палаты в июле его участники высказали главе Минтруда Максиму Топилину очень много замечаний и вопросов к законопроекту. Министр тогда твёрдо обещал, что все детальные разъяснения будут предъявлены правительством к осени. Чтобы эти обещания не забыл господин Топилин, палата направила в правительство длинный содержательный документ о всех главных замечаниях и вопросах. Соответственно, ждали. Осень уже налицо, ни правительство, ни президент в своём обращении никаких необходимых расчётов и разъяснений не приводят. Поэтому приходится эти вопросы повторять», — заявил Бялый.

Эксперт отметил, что повышение пенсионного возраста происходит на фоне продолжающегося уже который год снижения реальных доходов населения и напомнил о реальном возрасте трудоспособности в России.

«Есть хорошие, подробные данные и о реальном возрасте трудоспособности. МВФ, Всемирная организация здравоохранения эти данные приводят. В среднем для мужчин и женщин по России трудоспособность до 62,4 лет. Позже — это уже в среднем нетрудоспособные люди. О какой работе до пенсий может идти речь? И это лишь в среднем по стране. А что происходит в глубинке? В глубинке почти повсеместно во всех регионах он примерно равен 60 годам. Равен сегодняшнему пенсионному возрасту», — подчеркнул он.

«Говорят, что причиной этому алкоголизм. Это тоже влияет. Но главное — это тяжелейший труд. Мы видели (в продемонстрированном на круглом столе видеообращении), как тракторист таскает стокилограммовые траки. Может он их таскать до 65 лет? Тяжёлый труд. Далее — безобразное здравоохранение. В глубинке это особенно ощущается. Так о чём можно говорить? Это демографические факты, против которых не попрёшь», — констатировал Бялый.

Руководитель лаборатории Государственного научно-исследовательского центра профилактической медицины Минздрава РФ, эксперт Государственной думы РФ Игорь Гундаров также отметил, что официально декларируемые причины проведения «пенсионного манёвра» не выдерживают никакой критики.

«В 1995 году, когда вопрос о пенсионной реформе ещё не стоял, лиц предпенсионного возраста было 9,6 млн. В 2017 году их — 10,2. Прирост составил 600 тыс. Но это не тот масштаб, ради которого идут на крайние меры», — отметил он.

С другой стороны, в 1959 году в СССР была такая же продолжительность жизни, как и сейчас — если скорректировать оценку, не учитывая в ней детскую смертность. Не принесёт существенной экономии государственных средств и сам отказ от выплат пенсий «предпенсионерам», продолжил Гундаров.

«Выход на рынок труда касается 4 млн мужчин и примерно 6 млн женщин. 10 млн человек лишатся права выходить на пенсию. При средней пенсии 18 тыс. реальная экономия составит 1,5−2 трлн рублей. Явно не та цифра, ради которой страну надо ставить на уши!» — продолжил эксперт.

Директор Института проблем глобализации Михаил Делягин, со своей стороны, отметил, что ни одну из причин пенсионного кризиса в России повышение пенсионного возраста в принципе не решит. Среди этих причин — то, относительные административные расходы ПФР, которые в разы выше, чем в аналогичных структурах других стран. Но куда более существенная причина состоит в форме сложившихся в России трудовых отношений из-за многолетней неадекватной политики российского правительства.

«У нас 30% рабочей силы работают в тени — по оценке РАНХиГС. Минфин, в принципе, с этим соглашается. Из них более 13 млн работают только в тени. Эти люди налогов не платят. И когда у вас 30% человек не платит налоги, дыра в Пенсионном фонде будет независимо от того, насколько вы сократите пенсионные гарантии. Причина этого — фактически регрессивная шкала социальных взносов. Чем человек беднее, тем с него больше берут», — подчеркнул эксперт.

Сигналы скорого бедствия

Между тем, первые признаки усугубления социально-экономической и демографической ситуации в России легко видны из прогнозов и документов, которые готовят в государственных структурах — ещё до того, как правительство успело реализовать свой проект «пенсионного манёвра». Эксперты отметили, что вся аргументация правительства исходит из позитивного сценария, что реформы безусловно приведут к росту экономической эффективности. В майских указах президента была сделана заявка об экономическом рывке на уровне не менее 6−7% в год.

«Нам до этого как до неба. Сегодня уже проектировки бюджета, которые должны быть поданы на утверждение в Госдуму — это 1,2% и 1,5%. Никакого роста в ближайшие годы. Они честно признаются, что не собираются поднимать экономический рост», — констатировал эксперт Юрий Бялый.

Таким образом, источников для повышения реальных доходов населения пока нет. При этом инфляция из уже принятого закона о повышении налога на добавленную стоимость с 18% до 20% неизбежно перекинется по всей цепочке на потребителей конечной продукции. В частности, уже публикуются прогнозы правительства и Центробанка о том, что инфляция, начиная с 2019 года, вырастет до 5−5,5%.

«Та пенсионная добавка в тысячу рублей, что твёрдо обещана правительством, автоматически инфляцией уполовинивается. И это в лучшем случае. А дальше инфляция будет снижаться или нет? Может быть, не будет. Но у нас есть ещё закон о завершении манёвра в нефтедобывающей отрасли. А по этому закону предусмотрено поэтапное снижение тарифных ставок на экспорт нефти и нефтепродуктов», — отметил Бялый.

«Это значит, что нефтедобывающие компании будут вольны выбирать: гнать горючку на Запад в Европу по цене в 1,5−2 раза выше, чем в России, или передавать на российские заправки. Естественно, она выберет прибыль. То есть на российских заправках цены на нефть поползут — и дальше по всей цепочке через транспортное плечо. Страна огромная, перевозки огромные», — продолжил он.

И хотя в правительстве заверяют о намерениях дотировать производителей нефти, чтобы цены в России не поднимались, никаких документов и планов на этот счёт министерства на публичное обозрение не предлагают.

Поиск решения

Для того, чтобы достичь ликвидации дефицита Пенсионного фонда, в ходе круглого стола эксперты выдвинули целый ряд предложений. Руководитель лаборатории Государственного научно-исследовательского центра профилактической медицины Минздрава РФ, эксперт Государственной думы РФ Игорь Гундаров предложил начать с аудита самого Пенсионного фонда России.

Для сравнения: то время как в ПФР насчитывается 120 тыс. сотрудников, в США аналогичная структура в два раза меньше, а численность населения в два раза больше и объём пенсионных выплат в девять раз больше.

«Есть масса других источников удовлетворения пенсионных потребностей даже в самом Пенсионном фонде! В структуре расходов четвёртая часть расходуется не по назначению. 0,37 трлн идут на материнский капитал. Почему пенсионеры должны содержать? 0,57 трлн идут на оплату льгот жителей Крайнего Севера и финансирование различных региональных программ. 41 трлн тратится на государственные пенсии, военным, чиновникам. 0,4 трлн — финансовые операции самого Фонда», — заявил Гундаров.

Конечно же, одними такими административными мерами вопрос не решить. Однако тут на помощь придут те изменения, которые правительство совершенно необоснованно рассматривает как принципиально не способные возыметь какого-либо позитивного долгосрочного эффекта.

Так, уже существуют расчёты, свидетельствующие о том, что вопреки заверениям правительства о неэффективности прогрессивного налогообложения, сборы даже по весьма скромным налоговым ставкам по такой шкале легко покроют дефицит ПФР, отметил Юрий Бялый.

«У нас правительство рассказывает сказки, что если ввести прогрессивную шкалу, это в лучшем случае добавит в бюджет только 75−120 млрд рублей в год. Лукавство. Есть расчёты, профиль доходов в России. Есть прикидки, что те же 20% налога на богатых — не 45%, не 50%, как в некоторых странах, всего 20% налога на богатых обеспечат поступлений в бюджет от 2 до 4 трлн рублей в год! Этот дополнительный доход уже с лихвой покроет те трансферты из бюджета в Пенсионный фонд, о которых так печётся правительство и ради отсутствия которых якобы затевают эту беспощадную пенсионную реформу», — заявил Бялый.

Наконец, он указал, что по стандартам МВФ нормальные, формирующиеся в спокойной обстановке резервы государства должны быть равны стоимости трёхмесячного импорта страны. Для России эта сумма составляет около 55 млрд долларов.

«Сейчас у нас ситуация сложная, никуда не денешься. Ну пусть будет не трёхмесячная подушка, а годовая — это 220 млрд долларов. Значит, 240 млрд для подушки не обязательны, и скорее всего и не нужны. А тогда почему они лежат практически без дохода и порой падают, из-за того что ЦБ просчитался с динамикой курсов валют? Почему эти миллиарды долларов, огромные деньги, не направить на развитие экономики в самых разных формах? Нет — надо брать с нищих, самых бедных, чтобы решить проблемы. И на самом деле не решить», — подчеркнул он.

Тем временем, по его словам, в экспертном сообществе обсуждаются первые расчёты о потенциальных расходах правительства, которые пойдут на внедрение всех льгот, которые были обещаны президентом России Владимиром Путиным — и по ним получается, что «меры пенсионной реформы фактически отнимут у правительства то же самое количество денег, что и у пенсионеров».

В свою очередь, директор Института проблем глобализации Михаил Делягин напомнил о том, что Фонд национального благосостояния создавался более 10 лет назад исключительно и специально для покрытия дефицита Пенсионного фонда.

«Может быть, пора начать его использовать по назначению? Тогда у нас проблема закроется сразу, автоматически», — отметил он.

Несмотря на то, что «дыру» в бюджете Пенсионного фонда можно без труда закрыть огромными средствами из государственного бюджета и благополучно поддерживать существующий уровень пенсионных выплат на годы вперёд самыми разнообразными механизмами, демографическая проблема, связанная со старением населения, существует объективно, отметил эксперт Государственной думы РФ Игорь Гундаров. По его мнению, одной из истинных причин реформы, не разглашаемой официально, мог стать кадрово-демографический коллапс, нарастающий с 2013 года.

«Виновата порочная государственная политика современной России. Из-за неё количество рождений упало на 1,2 млн человек. Каждый год стало рождаться на 1,2 млн меньше. Это катастрофа!» — заявил Гундаров.

Это объясняет и то, что несмотря на сокращение рабочих мест в российской экономике, безработица фактически последние годы снижалась — если 10 лет назад было 2,2 млн безработных, то теперь их число составляет около 700 тыс. человек.

«Хотя закрываются рабочие места — но оказалось, что скорость выбывания населения двукратно опережает скорость свёртывания производства», — отметил он.

В этой связи, действительно, может встать вопрос о том, чтобы как можно дольше сохранять людей старшего поколения на рабочих местах. Однако делать это следовало не таким варварским методом, как повышение пенсионного возраста, а более взвешенным и научно обоснованным, подчеркнул Гундаров.

«Наше предложение — пенсионный возраст в 55 лет у всех. Но на пенсию идут по старости, а старость мы научились измерять у человека. Риски, резервы здоровья, измерять биологический возраст. Мы это умеем. Медицина научилась прогнозировать индивидуальные риски. Значит, это популяционная старость. Но стареют-то по-разному люди и умирают не все сразу! Мы научились выявлять всего 5−7%, кто начинает избыточно стареть или приближаться к инвалидности и смертности. И каждый год во время диспансеризации выявлять лиц с высоким риском инвалидности, смертности и превышением биологического возраста», — отметил он.

Наконец, эксперты подчеркнули, что заставить народ «проглотить» реформу правительству просто так не удастся. Михаил Делягин подчеркнул, что неудачные в ряде регионов для «Единой России» выборы — лишь первый звоночек будущих политических проблем, которые будут, может быть, и незаметно, но постепенно нарастать. А председатель Родительского Всероссийского Сопротивления Мария Мамиконян со своей стороны отметила, что «пенсионный манёвр» вызывает колоссальную фрустрацию во всех регионах страны и у абсолютно подавляющего числа граждан.

«На данный момент у нас собрано без малого 1 млн живых подписей. Это огромная цифра и это не подписи в интернете одним кликом на какой-нибудь платформе для петиций. Это живые подписи, люди пишут свой адрес и подписываются. Их сейчас миллион, и если мы продолжим собирать, их будет и 2 млн, и 5 млн. Это совершенно очевидно. Собирая эти подписи, мы видим настроения населения. По ним видно, что реформа — это то, что готово сокрушить всё наше общество. И конкретно привести к гибели людей, безусловно, к нерождению детей, и к огромной социальной смуте», — заявила Мамиконян.

Она напомнила, что вопреки официальной статистике, реальная зарплата у большинства людей в регионах составляет не 35 тыс. или 45 тыс., а порядка 15 тыс. рублей. Люди ждут выхода на пенсию, чтобы можно было сколько-то лет затем продолжить работать, получая пенсию — фактически, в качестве надбавки за выслугу лет.

«Мы видим, когда собираем эти подписи, уже совершенно другой блеск в глазах мужчин. Когда подходит к нашим сборщикам полиция выяснить, что происходит, и нет ли здесь чего противоправного, получают разъяснения — уже наших этих сборщиков окружают люди, которые подходили подписать и смотрят на эту полицию волками! Наши начинают объяснять, что ничего плохого, нас никто не скрутит и личные данные не отдадим. Но этот тяжёлый взгляд вражды, который народ уже посылает в сторону власти и людей в форме, очень симптоматичен», — добавила Мамиконян.

Напоследок отметим, что «с той стороны баррикад» на мероприятии присутствовала только представитель Пенсионного фонда России. Она, впрочем, практически полностью воздержалась от комментирования критических замечаний остальных экспертов, сославшись на то, что по столь фундаментальным вопросам к беседе не готовилась. Единственный аспект, который вызвал бурную дискуссию сторон, заключался лишь в том, заслуживают ли отцы трёх, четырёх и более детей досрочного выхода на пенсию, как и матери.