Общественно-деловая
прогнозно-аналитическая
газета
Видение 2020
Какая политическая и социально-экономическая система сложилась сегодня в России?

феодально-вассальная

социально-демократическая

криминально-олигархическая

кланово-капиталистическая

диктаторско-монархическая

советско-социалистическая

оккупационно-паразитическая

Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 года

Покорение белой расы

Славянское царство

Пьёшь и куришь - писаешь мозгами

Фото архив






Как быстро снизить уровень коррупции в госаппарате
Экспертиза

Коррупция, как третья древнейшая

31/10/2018 Сергей Семенищев, канд экономических наук, для  2020

Как известно, коррупция - это прямое использование должностным лицом прав, связанных с его должностью, в целях личного обогащения. Другими словами, это подкуп должностных лиц, имеющих право изменять правила экономической игры в интересах одного хозяйствующего субъекта в ущерб другим или даже в ущерб самому государству. Но одно дело, когда чиновник, имеющий право распределять квоты на добычу или отдавать участок земли под застройку, отдает его тому, кто больше ему заплатит, и совсем другое, когда за взятку в страну ввозится (на деньги налогоплательщиков) заведомо некондиционный или даже вредный для использования товар.

О коррупции в России не писал, наверное, только ленивый. Но все оптимистические призывы к борьбе с этим явлением, как правило, заканчиваются пессимистическим признанием, что реально победить коррупцию все же нельзя. Да, победить коррупцию, как желание чиновника обогатиться за счет должностных возможностей, действительно нельзя. Но создать условия, при которых использовать эти возможности станет невыгодно, можно. Надо только сделать так, чтобы его зарплата зависела от качества принимаемых решений, а конечные результаты напрямую влияли на уровень роста экономики и конечно зарплаты чиновника.

Почему предприниматель несет чиновнику взятку? Потому что чиновник может решить необходимый для предпринимателя вопрос, а может и не решить. Почему чиновник берет взятку? Потому что, располагая возможностью распределять значительные ресурсы, от которых и зависит благосостояние предпринимателя, сам имеет фиксированную и, как правило, низкую зарплату. То есть чисто техническая процедура юридического оформления разрешения на, допустим, выделение участка земли под цветочную теплицу для одного (предпринимателя) оборачивается в перспективе постоянным и солидным доходом, а для другого - завистью к этим будущим доходам. И именно частью этих будущих доходов чиновник вынуждает предпринимателя делиться. Очевидно, что никакие призывы к обоим субъектам сделки (одному - не брать, другому - не давать) здесь не помогут. Повышение зарплаты чиновнику тоже не заставит его отказаться от взятки, тем более что ощутимое повышение зарплаты приведет к росту бюджетных расходов и соответственно необходимости повышения налогов на того же предпринимателя. Вывод один - сама сущность отношений между предпринимателем и чиновником носит характер хозрасчета, особенно в условиях конкуренции, когда на один объект сделки претендуют несколько предпринимателей. Понятно, что взятка - это с одной стороны, всего лишь финансовая благодарность чиновнику (иногда вынужденная) за услугу, которую он мог оказать Иванову, но предпочел оказать Петрову. Но если на уровне райцентра такого рода коррупция не оказывает сильного воздействия на ухудшение общей ситуации в стране, то чиновник федерального правительства, за взятку подписавший невыгодный для страны контракт, наносит ей значительный урон, в той или иной степени влияющий на уровень благосостояния населения.

Уменьшить до минимума коррупцию на высшем уровне можно только одним способом: перевести высших чиновников, от решения которых зависит развитие экономики страны, на официально узаконенный хозрасчет.

Изначально очевидно, что в правительство должны попадать только люди, знающие, как управлять экономикой страны и какие решения необходимо принимать для того, чтобы обеспечивался устойчивый экономический рост. Так же очевидно, что общий экономический рост как результат профессиональных финансово-экономических решений высших управленцев позволяет увеличивать и доходы субъектов экономической деятельности, то есть предпринимателей, а они, в свою очередь, из увеличившихся доходов выплачивают дополнительные налоги в бюджет. Но задам неудобный вопрос: а какой стимул у членов кабинета министров решать сложнейшие задачи по обеспечению экономического роста, то есть повышению благосостояния предпринимателей, если это никак не отразится на зарплате членов кабинета? Сразу оговорюсь, что я не сторонник изначального установления огромных фиксированных зарплат за действительно напряженный труд высших должностных лиц, обязанных искать и принимать решения, влияющие на ситуацию в огромной стране. Ведь очевидно, что любой труд может быть предельно напряженным, но абсолютно бестолковым с точки зрения результатов, поэтому платить управленцам (да и вообще кому бы то ни было) надо не за процесс, а именно за результат труда. Хотя кто-то уже предлагал просто поднять зарплату до нескольких тысяч долларов. Во-первых, откуда взять такие деньги в условиях многолетнего непрерывного экономического спада, кстати, и обусловленного непрофессионализмом реформаторов. А во-вторых, где гарантии, что именно данный состав правительства действительно сможет обеспечить рост благосостояния в стране. (Кстати, вспомним, как напряженный, но непрофессиональный труд реформаторов в 1992 году привел к падению экономики только за один год на 55%.) Однако и платить высшему чиновнику зарплату, как младшему бухгалтеру в небольшом банке, тоже абсурд, иначе он с первой рабочей минуты будет думать не о стране, а о том, как пополнить личный бюджет. Что же делать, чтобы достичь золотой середины?

Для начала необходимо узаконить принцип децильности, при котором зарплата высших должностных лиц устанавливается в пропорции десять к одному от средней по стране. Ведь очевидно, что зарплата ключевого министра не может быть как, например, у водителя автобуса, получающего около 50000 рублей. То есть если, допустим, сегодня средняя зарплата составляет 50000 рублей, то максимальная зарплата высшего чиновника не должна быть меньше 500 000 рублей. Если средняя зарплата в стране за счет правильных решений выросла к концу года, к примеру, до 60000, то зарплата высших должностных лиц увеличивается в той же пропорции, то есть до 600 000 рублей. (Например, президент США при среднемесячной зарплате по стране в 4000 долларов получает 40 000 в месяц).

Но это оплата должности, а основным стимулом для разработки и принятия высшими должностными лицами наиболее оптимальных для страны решений (а не только собственного кармана), способных обеспечить экономический рост, должны стать премиальные выплаты, зависящие от темпов экономического роста. Почему у руководителя, сумевшего увеличить обороты своей коммерческой фирмы, зарплата растет автоматически, а зарплата лиц, определяющих уровень развития страны (что гораздо сложнее), не зависит от результатов?

Очевидно, что число людей, решения которых напрямую влияют на состояние экономики страны, не так уж велико. Это президент и руководители его администрации, председатель правительства и министры, депутаты Государственной Думы, члены Совета Федерации, руководители Верховного, Конституционного и Арбитражного судов, руководство Прокуратуры и спецслужб. То есть те, кто разрабатывает решения, узаконивает и обеспечивает их выполнение. Допустим, что численность людей, принимающих решения и обеспечивающих их выполнение на федеральном, региональном и местном уровне, составляет 500 000 человек. Российский валовой внутренний продукт сегодня составляет около 92 трлн. рублей, из которых в виде налогов примерно 30%. поступает в консолидированный бюджет. Если высшее руководство страны в лице вышеперечисленных структур сумело обеспечить экономический рост, допустим, как в 2000 году, в 7,6%, то это даст дополнительный прирост ВВП в млрд. рублей, в той же пропорции, из которых в бюджет поступят дополнительные средства. (Вспомним, какие дебаты были в 2000 году о том, куда распределить дополнительные бюджетные доходы.) А почему бы из этих млрд. рублей дополнительных доходов бюджета легально, на законодательной основе, не отдать половину тем, кто своими решениями и действиями и обеспечил экономический рост, а вторую половину сразу направить в виде госинвестиций в наиболее приоритетные отрасли реального сектора? Расчеты показывают, что повышение легального дохода в год на одного высшего чиновника, , которые не надо ни от кого прятать могут составить несколько млн рублей. Тогда совокупный доход высших управленцев (зарплата и премия) будет настолько значительным, что о вымогательстве взяток не может идти и речь. Разумеется, надо одновременно сделать максимально жестким наказание если все же кто-то рискнет в таких условиях вымогать взятки. Как минимум пожизненно лишать права  занимать любые госдолжности, как максимум сажать на весьма ощутимые сроки.

То есть если мы сегодня говорим, что необходимо идти к рынку, то и методы управления должны быть на рыночной основе: сумел данный кабинет министров  или региональные власти обеспечить экономический рост, получи из него часть дополнительных доходов в виде премии.

Очевидно, что сегодня ни один уважающий себя честный профессионал, получающий в бизнесе 4-5 тысяч долларов в месяц, не пойдет на гораздо более сложную и ответственную работу в правительство, где ему предложат максимум 500-700 долларов. И наоборот - туда будут всеми правдами (вернее, неправдами, то есть взятками) рваться только те, кто свои интересы ставит выше интересов страны.

Вывод один, только создав и узаконив серьезные стимулы для эффективной работы высших чиновников и одновременно подняв планку наказаний за взятки, можно достаточно быстро снизить уровень коррупции в госаппарате и набрать действительно профессиональных и честных управленцев.