Общественно-деловая
прогнозно-аналитическая
газета
Видение 2020
Какая политическая и социально-экономическая система сложилась сегодня в России?

феодально-вассальная

социально-демократическая

криминально-олигархическая

кланово-капиталистическая

диктаторско-монархическая

советско-социалистическая

оккупационно-паразитическая

Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 года

Покорение белой расы

Славянское царство

Пьёшь и куришь - писаешь мозгами

Фото архив






Путин - это Хрущев 2.0
Экспертиза

Владимир Семичастный: «За Декларацию-56 Хрущёва и турнули»

18/11/2018 Александр Головенко /forum-msk.org

Владимир Ефимович Семичастный возглавлял КГБ СССР с 1961 по 1967 годы. Он не заканчивал спецшкол и училищ, не был кадровым чекистом, как, например, 3-й директор ФСБ Н.Ковалев или ее нынешний шеф А.Бортников. Он пришел в госбезопасность из комсомола.

Но его непревзойденный опыт мирного «октябрьского переворота» по смещению со всех постов «волюнтариста» Никиты Хрущева до их пор привлекает внимание отечественных и зарубежных специалистов.

А теперь вперед, на минные поля! В июле 2001 г. мы в редакции «Патриота» надумали провести пресс-конференцию по случаю 10-летия КГЧП. Тогда все опросы показывали, что большинство населения поддерживало «путчистов».

Пришли почти все бывшие руководители СССР - узники «Матросской тишины». Незаконно свергнутые вице-президент СССР Г.Янаев, министр обороны фронтовик  Маршал Д.Язов, главком Сухопутных войск участник штурма Берлина Герой Советского Союза генерал В.Варенников, последний глава союзного Кабмина В.Павлов, экс-министр ракетно-космической отрасли СССР О.Бакланов…

Из Тулы приехал губернатор В. Стародубцев, из Свердловска прилетел бывший директор «ракетного» завода А. Тизяков.

Не смог придти экс-председатель КГБ В.Крючков, но комитет был представлен весьма достойно. Выступил каждый.

Какие вопросы задавали журналисты? Самые обычные. Причины создания и поражения ГКЧП. Ошибки. Почему все-таки Ельцин их переиграл?

«Патриот» с отчетом о пресс-конференции вышел спецвыпуском на 16 полосах и в рознице шел нарасхват. Тут-то мне и посоветовал В.Крючков, когда я принес ему нашу газету: «Вам бы хорошо еще с Семичастным поговорить. Спросите, как ему удалось сместить Хрущева?».

Я, конечно, читал про этот знаменитый октябрьский пленум ЦК КПСС 1964 года, но о роли Семичастного - ну, нисколечко.

- Во-первых, - отвечаю, - я его совсем не знаю. Во-вторых, у меня нет номера его телефона. И пойдет ли он на беседу?

- Номер мы вам найдем, - пообещал Владимир Александрович.

За идею уцепился главред газеты Михаил Земсков: «А вы пригласите его к нам в редакцию. Всем же будет интересно послушать».

Пригласил. Владимир Ефимович сразу отверг идею «переворота». Он пояснил, что Хрущев с поста 1-го секретаря ЦК КПСС был смещен на пленуме ЦК в полном соответствии с Уставом.

- Мы не создавали ГКЧП и не посылали на места телеграммы с предложениями нас поддержать, - легкой иронией рассказывал гость. - Мы не вводили в Москву танки, а с глазу на глаз беседовали с первыми секретарями ЦК союзных республик. Хрущева «лупили» выступавшие, но ни одна экскурсия в Кремле в это время не была отменена. Иностранцы ходили мимо Царь-колокола и Царь-пушки и не подозревали, что совсем рядом в Кремлевском дворце съездов снимают Никиту Сергеевича.

Что ему вменяли в вину? В чем был тот самый «волюнтаризм»? Это и повсюду бездумно насаждаемая кукуруза, и «Карибский кризис», и разделение обкомов и горкомов партии на сельские и городские.

Ну и та самая Декларация-1956 года, в которой глава СССР ни за что, ни про что обещал стране-агрессору Японии два острова Южно-Курильской гряды.

- 2 сентября 1945 года Япония подписала акт о полной безоговорочной капитуляции и перестала существовать как самостоятельное государство, - напомнил Владимир Ефимович. - Всю ее политику должны были определять страны-победительницы - и в первую очередь сверхдержавы СССР и США.

Сахалин и Курилы, - напомнил В.Семичастный, - были политы кровью советских солдат. Как можно было после этого обещать стране-агрессору наши территории, как обещал Хрущев? Конечно, его очередной заскок вызвал всеобщее недовольство. Хорошо, что это обещание вовремя дезавуировали.

Отвлекаясь, напомню, что 18 марта 2002 г. в Госдуме состоялись открытые Парламентские слушания по Курилам, которые под руководством знаменитого борца с оргпреступностью генерала А.Гурова провели комитеты по безопасности, международным делам и комиссия по геополитике. С приглашением огромного числа участников и гостей (см. «Рекомендации»).

За обещания подарить японцам два острова выступавшие подвергли «декларацию» сокрушительному разгрому.

Они говорили, что ссылаться на эту хрущевскую стряпню - как делает российский МИД спустя 45 лет, - может только откровенный враг Отечества. Напомнили о Памятной записке Советского правительства от 27 января 1960 г. которое аннулировало хрущевское обещание.

Наше интервью с Владимиром Ефимовичем вышло в «Патриоте» под заголовком «Почему у Семичастного получилось, а у ГКЧП нет?».

Вскоре он позвонил и попросил зайти. Подарил только что вышедшие в издательстве «Вагриус» мемуары «Беспокойное сердце» (есть в Интернете). В них он так, в частности, характеризует дорогого Никиту Сергеевича:

«…Нынешний Хрущев заботился о своих подчиненных гораздо меньше. Его прежнюю заинтересованность заменили самовлюбленность, самоуверенность и даже высокомерие. Он уже не признавал никаких ограничений.

Свои прежние добрые намерения он отбрасывал одно за другим. Наконец отбросил и ограничение в два выборных срока: Никита Сергеевич Хрущев 1962–1963 годов уже настолько поверил в свою исключительность и неоценимость своих заслуг, что временные рамки для своего пребывания на высших постах в стране для него уже не существовали.

Ряд существенных недостатков и вереница ошибок росли в геометрической прогрессии и к концу 1963 года представляли собой опасно длинный список...

Хрущев как политический деятель, как глава государства исчерпал себя, выработался, кончился. И поэтому его нужно было освобождать. А что касается «заговора», то пленум его избрал пленум его и освободил, вот и все!

Дай бог, чтобы побольше было таких пленумов!» (стр. 345).

Дай Бог!