Общественно-деловая
прогнозно-аналитическая
газета
Видение 2020
Какая политическая и социально-экономическая система сложилась сегодня в России?

феодально-вассальная

социально-демократическая

криминально-олигархическая

кланово-капиталистическая

диктаторско-монархическая

советско-социалистическая

оккупационно-паразитическая

Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 года

Покорение белой расы

Славянское царство

Пьёшь и куришь - писаешь мозгами

Фото архив






Китайско-американский сговор против СССР
Экспертиза

Китайский разворот

«Сталин – неодолимое препятствие для китайско-советской нормализации»

10/12/2018 Алексей Чикин /vpk-news.ru

15 декабря 1978 года в Пекине и Вашингтоне было опубликовано совместное коммюнике об установлении с января 1979-го дипотношений между КНР и США. Это событие существенно повлияло на международный климат, особенно на советские геополитические позиции и оборонные расходы.

Возникала вполне реальная перспектива военно-политического альянса Пекина и Вашингтона против СССР.

В 1977 году военные ведомства КНР и США договорились о поставках Китаю продукции двойного назначения. А еще в июле 1970-го в конгрессе Соединенных Штатов в ходе слушаний об американо-китайских отношениях была рекомендована весьма характерная стратегия: «Выстраивать отношения с КНР, максимально используя советско-китайские противоречия. Поэтому не следует обращать внимание на почитание в КНР Сталина. В конце концов, дискредитированный в СССР в отличие от КНР Сталин – неодолимое препятствие для китайско-советской нормализации». Среди других барьеров упоминался провал андроповского плана («571») по ликвидации Мао Цзэдуна («Лицо эпохи компромиссов»).

“Дэн Сяопин объявил о начале масштабных экономических реформ, не преминув обосновать их ссылками на классиков марксизма”

Ключевое требование Пекина – разрыв официальных отношений США с Тайванем – американская сторона поэтапно выполняла со времени переговоров Мао Цзэдуна и Ричарда Никсона в феврале 1972-го. Вашингтон поныне подтверждает оказание Тайбэю прямой военной помощи в случае агрессии КНР, но отношения с островным Китаем с января 1979-го были переведены в статус неофициальных. Сперва Пекин активно возражал против такой линии Вашингтона, но с начала 80-х эти протесты стали больше дежурными, для внутреннего потребления. Главной для Пекина в тот период была стратегия «Враг моего врага – мой друг», то есть формирование военно-политического партнерства с Вашингтоном против СССР. В чем были заинтересованы и в США («Социализм с антисоветской спецификой»).

Чтобы ускорить военно-политическое сближение с Пекином, Вашингтон еще в 1971-м согласился и с другим требованием: вывести войска из Южного Вьетнама, Лаоса и Камбоджи, что было осуществлено в 1972–1974 годах. Правда, влияние КНР стало решающим только в Камбодже. Лаосу удавалось искусно балансировать между Пекином и Москвой, быть посредником в периодических переговорах Вьетнама и полпотовской Кампучии. Объединенный же в 1975-м Вьетнам, участвуя в избавлении Камбоджи от полпотовцев, стал весной 1979 года, как известно, жертвой военного мщения со стороны КНР.

Показательно, что визит бизнес-делегации США в Пекин в ноябре 1977-го совпал с XI съездом КПК, подтвердившим приверженность учению Маркса – Энгельса – Ленина – Сталина-Мао Цзэдуна. И с публикацией в «Жэньминь жибао» обширной редакционной статьи, прославляющей этот политико-идеологический курс. В связи с чем «Голос Америки» отметил стремление постмаоцзэдуновского руководства приспособить прежние идейные установки к новым политико-экономическим вызовам. Этот вывод подтвердился декабрьским пленумом ЦК КПК в декабре 1978-го, когда Дэн Сяопин объявил о начале масштабных экономических реформ, не преминув обосновать их ссылками на тех же классиков. Тем временем только за 1977–1978 годы частные инвестиции США в КНР (в основном через британский Гонконг и португальский Макао) превысили 300 миллионов долларов.

Многие американские СМИ уже в 1978-м прогнозировали, что ускоренное китайско-американское сближение вынудит СССР наращивать оборонные расходы минимум на четверть в год и серьезно ограничит советские внешнеполитические возможности, особенно в Азии. Так и произошло. Но к середине 80-х руководство КНР, учитывая небезызвестные тренды в СССР и Восточной Европе, а также резкое обострение (в начале десятилетия) советско-американских отношений, предпочло не перебарщивать в военно-политическом партнерстве с США. Тем более что с 1984–1985 годах стала расти американская поддержка тибетских и уйгурских националистов, сепаратизма в северокитайской Внутренней Монголии и ряда южнокитайских нацменьшинств.

Алексей Чичкин,
кандидат экономических наук
Опубликовано в выпуске № 48 (761) за 11 декабря 2018 года