Общественно-деловая
прогнозно-аналитическая
газета
Видение 2020
Какая политическая и социально-экономическая система сложилась сегодня в России?

феодально-вассальная

социально-демократическая

криминально-олигархическая

кланово-капиталистическая

диктаторско-монархическая

советско-социалистическая

оккупационно-паразитическая

Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 года

Покорение белой расы

Славянское царство

Пьёшь и куришь - писаешь мозгами

Фото архив






Вирус убийца, масштабы и объёмы
Прогнозы

Глеб Кузнецов. Ситуация очень плохая, даже если апокалиптические прогнозы не сбудутся

28/01/2020 Глеб Кузнецов, политолог / rosbalt.ru

1. Правды мы не знаем. Даже отдаленно. Это Китай. Но те меры, которые демонстрируются вовне (блокирование городов, ограничения передвижений десятков миллионов, вот сейчас Япония объявила об отправке врачей в Китай и так далее, Монголия закрыла границы) — показывают, что ситуация существенно серьезнее, чем была с любой вспышкой инфекционного заболевания в последние лет 50, а то и со времен испанки 100 лет назад.

2. Перевод на человеческий язык фразы СМИ: «заболевание передается от человека к человеку во время инкубационного периода» такой. У значительного числа людей заболевание происходит бессимптомно или со смазанной симптоматикой, на этом этапе больной является источником вируса, сам того не подозревая. Потом может произойти ухудшение — и больной отправляется в когорту «заболевших» — или самоизлечение. Об этом фраза из сообщений СМИ: «большинству инфицированных не требуется медицинская помощь или госпитализация». Из этого два следствия: мы реально не можем даже предположить охват заражения — раз, и два — традиционные противоэпидемические мероприятия окажутся неэффективными либо полностью, либо частично. Нет очага, который можно изолировать. Большинство заболевших никогда не узнает о том, что они были больны. Зато меньшинство получит жизнеугрожающие осложнения — и смертельный респираторный синдром прежде всего. Что это за меньшинство?

3. Мы имеем тот редкий случай, когда особи одного биологического вида могут являться одновременно и переносчиком, и больным, если считать болезнью именно тяжелейшую вирусную пневмонию, а не ускользающе легкий дискомфорт в горле. Это как быть в клещевом энцефалите и клещом, и укушенным. Данная особенность, а также то, что первые двое больных, как сообщается, не связаны с рынком, заставляет серьезней отнестись к «конспирологической» версии. Из лаборатории, где по заданию партии изучали, почему летучая мышь переносит коронавирус, не болея им, сбежали эти самые мыши. Они заразили первых больных, потом их изловили, оттащили на рынок и сожрали. А может, в логике наших разворованных на цветные металлы правительственных бункеров связи, какой-нибудь кладовщик просто наладил поставки на рынок мертвых мышей из лаборатории. Чего добру пропадать?

Социально-демографический состав страдающих тяжелыми осложнениями из первой серьезной статьи по теме (в британском «Ланцете») уж очень сдвинут в сторону не сказать что очень широкой группы, что заставляет предположить, что «промежуточным переносчиком», достроившим вирус до нынешнего, опасного для людей состояния, была не королевская кобра, как настаивает официальная версия, а группа избыточно образованных граждан КНР. Впрочем, посмотрим, какая будет статистика по умершим и заболевшим тяжелой формой пневмонии по мере расширения географии заболевания и увеличения объемов статистики.

4. В «Ланцете» дается первая (на 2.01) и очень удивительная социально-демографическая статистика по заболеванию — более двух третей «тяжелых», то есть демонстрирующих пневмонию пациентов — мужчины трудоспособного возраста. Дополнительные факторы риска — легочные заболевания, сердечно-сосудистые заболевания, диабет. Потенциальный носитель тяжелого респираторного синдрома — мужчина около 50 лет, страдающий диабетом/гипертонией. Идеальная незатронутая — молодая женщина без вредных привычек и хронических заболеваний. Такая вот Ева 2.0.

5. Чем лечат? «Легкие» противовирусные препараты вроде тамифлю доказано неэффективны, поэтому зачем их запасать в российских аптеках и больницах (как обещает минздрав) — не ясно. По сообщению «Ланцета», в Ухани запустили исследование по эффективности Калетры — антиВИЧ-препарата, показавшего эффективность при купировании вспышки «верблюжьего гриппа» той же коронавирусной природы в Саудовской Аравии. Можно предположить, что могут оказаться эффективными многие современные препараты против тяжелых РНК-вирусных инфекций — ВИЧ, гепатит С. Стоят эти препараты как мост железный, большинство по-настоящему современных средств в России еще и не зарегистрированы, чтобы не дай Бог не пришлось их закупать. В прошлом году гремели скандалы по покупкам антиВич-препаратов и срывались национального масштаба конкурсы. Охват современными препаратами против ВИЧ и гепатита С нуждающихся инфицированных помещает Россию в один ряд с африканскими государствами. Какова вероятность получить такой препарат в России быстро (а надо быстро) у больного «простудой», пока он не попадет уже на искусственную вентиляцию легких и не станет поздно? На мой взгляд, нулевая. В этой связи оптимизм некоторых наших докторов выглядит чудовищной недооценкой происходящего.

6. Ситуация очень плохая, даже если апокалиптические прогнозы не сбудутся, вирус не перешагнет через Амур у нас, и не окажется масштабно в Европе и США. Помимо всего прочего эпидемия нанесет значительный ущерб мировой экономике. Наиболее пострадавшими, как всегда в таких случаях, окажутся страны-поставщики сырья. Китай очень важный экономический партнер России и его масштабные кризисы (а то что происходит уже сейчас — это супермасштабный кризис) бьют очень серьезно именно по нам. Повторюсь, это если вирус не перешагнет Амур.

7. Ну а главная глобальная проблема в том, что «инфекционные болезни» оказались на периферии колоссального медицинского прогресса последних лет. Бигфарма увлечена чем угодно, но не инфекциями. Вирусные болезни в огромном большинстве — от гриппа до герпеса и от Эпштейн-Барра до какого-нибудь ЦМГ - вообще за серьезные болезни не считаются, и их толком не лечат и не исследуют. («Отлежитесь недельку, больше пейте жидкостей, не сбивайте температуру до 38»). Roche выводит на рынок новый препарат от гриппа вместо Тамифлю только потому, что осельтамовир по старческому своему возрасту выходит из-под лицензии и становится добычей производителей дженериков. Ни на рынке антибиотиков, ни на рынке противовирусных препаратов нет никаких прорывов кроме как в очевидно коммерчески востребованных областях вроде ВИЧ/гепатиты. (Этим препаратам, судя по всему, и предстоит спасать человечество от нового вируса). Онкология, орфанные болезни, паркинсонизм, старение — вот передний край медицинской моды. Вернее, был им до сегодняшней эпидемии.

Надеюсь, урок будет усвоен. Инфекции должны вернуться в фокус интереса медицинской науки и технологии.