Общественно-деловая
прогнозно-аналитическая
газета
Видение 2020
Какая политическая и социально-экономическая система сложилась сегодня в России?

феодально-вассальная

социально-демократическая

криминально-олигархическая

кланово-капиталистическая

диктаторско-монархическая

советско-социалистическая

оккупационно-паразитическая

Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 года

Покорение белой расы

Славянское царство

Пьёшь и куришь - писаешь мозгами

Фото архив






Великая битва под Москвой. Как это было
Календарь

К 75-летию великой победы: «военная история не знает сражений, подобных великой битве под москвой»

23/04/2020 prlib.ru 

78 лет назад, 20 апреля 1942 года, в ходе Ржевско-Вяземской операции завершилась невиданная по размаху и результатам битва за Москву, которая проходила в три этапа и привела к разгрому фашистской группировки «Центр». Президентская библиотека представляет на портале масштабную электронную коллекцию «Память о Великой Победе», в которой битве под Москвой посвящена отдельная подборка материалов; в неё входят рассекреченные военные документы, книги, фото- и кинохроника, письма из личных коллекций потомков участников того небывалого сражения.

В западной военной истории битва за Москву известна как «Операция „Тайфун“». Гитлер торопился с выработкой плана, который предусматривал не только окружение и взятие Москвы, но и полное её уничтожение вместе со всем населением.

«Войска фашистской Германии были воспитаны в духе „непобедимости“ и пренебрежения к противнику; они были упоены своими предыдущими победами, что поддерживало высокий наступательный порыв противника, – пишет генерал-лейтенант Евгений Шиловский в издании «Разгром немецких войск под Москвой» (1943). – В план стратегических действий фашистского командования входило: захват Москвы как основного организующего центра страны; захват Ленинграда как крупного индустриального центра и ворот, открывающих выход немецким войскам… к богатствам Кавказа и Бакинской нефти. <…> Большие пространства России, на преодоление которых Наполеон в своё время потратил значительную часть своих войск, фашистское командование не пугали».

30 сентября 1941 года советские войска начали Московскую стратегическую оборонительную операцию. В результате кровопролитных боёв и упорного сопротивления наших солдат к ноябрю продвижение немцев на восток было остановлено.

В электронной коллекции Президентской библиотеки размещён документальный фильм «Оборона Москвы»  Натальи Свидерской, Константина Захарова и Алексея Панкратова. Авторы знакомят зрителей с основными вехами обороны города, используя для этого интервью с ветеранами и историками-специалистами, кадры кинохроники.

В частности, в фильме приводится следующий любопытный факт: «Руководство вермахта было полностью уверено в победе (в битве под Москвой). Вместе с техникой и боеприпасами немцы везли с собой наградные кресты. В районе Наро-Фоминска удалось остановить спецэшелон с двумя тоннами орденов за победу в Московской битве…».

На 2 декабря 1941 года в Берлине редакциям газет даже было приказано оставить пустые места в очередном номере для размещения сообщения о взятии Москвы, свидетельствует, в свою очередь, автор упомянутой выше книги «Разгром немецких войск под Москвой»  Евгений Шиловский. 

«Но германское командование, публикуя на весь мир победные реляции, – говорится далее в книге, – видимо, несколько недооценило складывающуюся вокруг его намерений обстановку. В частности, то, что вступать в это сражение в Подмосковье начали утомлённые уже и понёсшие существенные потери немецкие войска – с растянувшимся на целые километры тылом». К тому же смешала все карты врага и предзимняя распутица. „Русские беспокоят нас куда меньше, нежели слякоть и грязь“, – писал 21 октября 1941 года в своем дневнике командующий группой „Центр“ генерал фон Бок.

Оцифрованные фрагменты кинохроники 1941–1942 годов «Битва под Москвой (сентябрь 1941 – январь 1942 г.)» зафиксировали накал борьбы: по заснеженному полю едет обледенелый танк, прикрывающий бегущую за ним группу лыжников. Текст за кадром: «Разгром фашистов под Москвой стал первым шагом к Победе. Среди руководителей боевых операций под Москвой были генералы Жуков, Соколовский, Конев, Рокоссовский, Говоров, Болдин, Белов и другие военачальники».

На первом этапе битвы за Москву силы сражающихся были неравны – враг превосходил наши войска численным составом, количеством танков и самолётов. «Появились „котлы“, советские армии попадали в окружение. Пять армий… И это была трагедия, – рассказывается в фильме „Оборона Москвы“. – Однако, оказавшись в окружении, советские войска не складывали оружие, а продолжали сопротивление, уходили дальше в леса, переходили к партизанским действиям».

Борьба с противником постепенно начала принимать позиционный характер; оба противоборствующих лагеря находились в непосредственном соприкосновении друг с другом и ограничивались долгое время нанесением артиллерийских и миномётных ударов. Но весной 1942 года ценой невероятного напряжения сил наши войска перешли в наступление.

В ходе Ржевско-Вяземской операции, проводившейся с 8 января по 20 апреля 1942 года и имевшей целью завершить разгром немецкой группы армий «Центр», противник был отброшен на 100–250 километров от Москвы, полностью были освобождены Московская, Тульская и Рязанская области, многие районы Калининской, Смоленской и Орловской областей. Отсутствие достаточного опыта в ведении наступательных действий большого масштаба и недостаток сил и средств, особенно подвижных войск, не позволили полностью выполнить поставленную задачу по окружению и уничтожению основных сил группы армий «Центр», но, несмотря на незавершённость, общее наступление на западном направлении было успешным.

«Весь мир был взволнован внезапным поворотом событий. Иностранные газеты в недоумении спрашивали: как это произошло? „Непобедимая“ германская армия, которая всё время наступала, наконец, подошла почти к самым воротам Москвы, – и вдруг побежала обратно. Иностранные газеты не могли объяснить этого и писали про „чудо под Москвой“», – сообщает в своей книге «Разгром немецких войск под Москвой» Евгений Шиловский.

А чуда никакого не было. Сработали два фактора: фашисты явно недооценили силы Красной Армии, наличие у неё многочисленных резервов: так, в одной из немецких сводок в конце ноября 1941 года сообщалось, что значительных сил противника около Москвы ожидать не приходится. Однако германские стратеги явно недооценили способности кремлёвской Ставки.

И второе: враги не знали, каким мощным нематериальным резервом были массовый героизм и способность к сопротивлению советских бойцов. Вспомним, как в начале битвы за столицу на всю страну прозвучали слова одного из 28 героев-панфиловцев – политрука Василия Клочкова-Диева: «Велика Россия, а отступать некуда – позади Москва!».

Итог героического противостояния советских войск группировке врага подводит генерал-лейтенант Евгений Шиловский в издании 1943 года «Разгром немецких войск под Москвой»: «Переход от обороны и наступления к решительному контрнаступлению в широком оперативно-стратегическом масштабе с разгромом наступавших сил врага является одной из наиболее трудных и сложных операций. Подобные операции предъявляют исключительно высокие требования к моральной крепости и доблести войск, к качеству командования и управления ими. Они по плечу только крупным мастерам военного дела и хорошим крепким войскам. Такие операции восходят к вершинам военного искусства. Военная история не знает сражений, подобных великой битве под Москвой».