Общественно-деловая
прогнозно-аналитическая
газета
Видение 2020
Какая политическая и социально-экономическая система сложилась сегодня в России?

феодально-вассальная

социально-демократическая

криминально-олигархическая

кланово-капиталистическая

диктаторско-монархическая

советско-социалистическая

оккупационно-паразитическая

Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 года

Покорение белой расы

Славянское царство

Пьёшь и куришь - писаешь мозгами

Фото архив






Мягкая деградация
Прогнозы

Вторая волна кризиса: что ждет Россию?

26 мая 2013 /«АН-online», Игорь Диденко, управляющий партнер Инвестиционного Фонда "Fullmore Partners" /myspace.com

Мировой экономический кризис - словосочетание, которое будоражит умы политиков, экономистов, да и просто обычных граждан последние лет пять, не меньше. Но, если в предыдущие три года (2010-2012) оно уже не носило столь пугающей окраски для нас, как в 2008-2009 годах, например, то теперь опять, к сожалению, тучи начинают сгущаться, особенно над Россией.

В последние недели мне довелось беседовать с представителями разных отраслей экономики. Банкиры говорили, что будет рецессия и проблемы с ликвидностью, профессиональные трейдеры – что российский фондовый рынок убит как отрасль, а мы задыхаемся от отсутствия свежих денег, риэлторы – что рынок недвижимости замер, мы ждем снижения цен на недвижимость этим летом – осенью, а промышленники и ритейлеры говорили о том, что падает платежеспособный потребительский спрос на товары самых разных категорий, а впереди нас ждет рецессия (если еще не наступила).

Минэкономразвития недавно подтвердило эти мрачные ожидания, ЕБРР также снизил прогноз роста ВВП для России до 1.8% на 2013 год, да и сам Владимир Путин проблему рецессии в России признал вполне реальной. Почему об этом вдруг заговорили со всех телеэкранов и в интернете и что, собственно, послужило причинами столь неожиданного «прозрения» экономистов и политиков, ведь буквально 2-3 месяца назад о перспективах рецессии в России никто и не говорил всерьез, а эксперты оценивали наш рост ВВП в 2013 году в 3% – 3.5%?

Не вдаваясь в предысторию появления этих причин (о них можно рассуждать часами), отметим, что первый и основной риск, имеющий сейчас место в мировой экономике, это масштабные «количественные смягчения», то есть программы выкупа активов за вновь напечатанные деньги, которые активно проводят центробанки развитых стран (в особенности США, сейчас Япония). Эти программы, которые представляют собой, на самом деле, не что иное, как всеми осуждаемые валютные войны, приводят, во-первых, к существенному снижению курса валют этих стран (иена снизилась по отношению к доллару уже более чем на 20% за пару месяцев, что вызвало обеспокоенность даже Южной Кореи, которая стала опасаться за конкурентоспособность своей промышленности). Во-вторых, что, частично, вытекает из первого, результатом «валютных войн» становится резкое повышение конкурентоспособности экономик наиболее развитых стран по сравнению с развивающимися, в том числе странами БРИК, к которым принадлежит и Россия.

Почему так происходит?

Ответ очень прост – инфляция в США, ЕС, Австралии и других развитых странах минимальна (а в Японии долгое время вообще отмечалась дефляция), что позволяет им печатать деньги, то есть увеличивать конкурентоспособность своих экономик, без особых рисков (если не брать во внимание риски образования «пузырей» на фондовых рынках, рынке недвижимости и пр.) Все знают, что ослабление валют чревато инфляционными рисками, но в данном случае для развитых стран этих рисков нет! Валюты будут ослабляться – пожалуйста, ведь это не ведет к раскручиванию инфляционной спирали, население этих стран не страдает, а экономика, бизнес только выигрывают. Казалось бы, это мечта любого политика – печатай деньги сколько хочешь, они не обесцениваются!

Однако, к сожалению, с инфляцией все хорошо именно у развитых стран. У тех же стран БРИК, до 2008 года в основном быстрорастущих, показатели инфляции всегда были существенно выше, чем у стран развитых, за счет определенных структурных особенностей экономики, несовершенства финансовой системы и т. д. Соответственно, у них просто нет таких монетарных рычагов воздействия на свои экономики, какие есть у стран развитых – инфляция не позволяет.

В итоге, мы видим картину, что товары и услуги из США, ЕС, Японии и т. д. дешевеют, а товары из развивающихся стран дорожают, что делает их менее конкурентоспособными. В итоге «проседает» даже китайская экономика, раз за разом прогнозы по ее росту снижаются и снижаются. То же самое происходит и с Россией – единственное, что находит своего потребителя на мировых рынках – это наше сырье.

Второй риск, специфический для России – это недавнее вступление нашей страны в ВТО, эффект от которого мы начинаем получать уже сейчас. Нельзя не отметить, что время для вступления нашей страны в эту организацию было выбрано правительством не очень удачно. ВТО – организация, которая предполагает равные конкурентные условия для всех участников мирового рынка. Те страны, у кого своя собственная экономика более конкурентоспособна, нежели у соседей, выигрывают от вступления в ВТО, те, у кого меньше – проигрывают, так как становятся практически беззащитны перед импортом. Фактически, вступление в ВТО закрепило за нами статус сырьевой страны, без особой надежды на «смену амплуа», и это, конечно, очень печально. Остальным отраслям российской промышленности грозит медленная деградация, а наше сельское хозяйство взывает к помощи уже сейчас.

И, наконец, третий риск, частично коррелирующий со вторым – мировой даунтренд на нефть, газ, да и на сырье в целом. Это следствие «проседающих» из-за Мирового экономического кризиса развивающихся экономик, в том числе КНР, ведь именно Китай в последние 10 лет, наряду с США, формировал основной спрос на сырье в мире. Китайская экономика, демонстрирующая снижение темпов роста, уже не может поддерживать такой спрос на сырье, как раньше, а США настолько нарастили добычу за последние годы, что складские запасы нефти там достигли максимальных уровней за последние 80 лет (!), да и со сланцевым газом, как мы с вами знаем, там все хорошо. Очевидно, что спрос на нефть будет постепенно снижаться, а предложение нефти в мире, к сожалению для нас, довольно быстро растет. Та же Саудовская Аравия в последнее время регулярно рапортует о росте добычи, а замученный санкциями Иран постепенно готовится «сдавать позиции» в переговорах по своей ядерной программе, что позволит эти санкции с него снять, что еще более существенно увеличит предложение нефти на мировом рынке. В общем, причин для смены тренда не наблюдается, а текущая цена на нефть поддерживается разве что спекулянтами, у которых много «лишних» денег благодаря тем же американским «количественным смягчениям».

Конечно, вышеперечисленным риски для российской экономики, возникшие в последнее время (в дополнение к уже имеющимся) не ограничиваются. Как следствие вышеперечисленного, мы можем упомянуть и здесь и дополнительное инфляционное давление, возникающее в России в том числе из-за мягкой монетарной политики в развитых странах, и увеличивающийся отток капитала (капитал стремится, естественным образом, в страны с меньшими рисками и большей доходностью), и, как резюме всего этого, возрастающие риски социальной нестабильности в России.

Вопрос в том, что наше правительство, к сожалению, ничего не собирается предпринимать в ответ на этот новый комплекс появившихся на горизонте рисков. Рисков, пока что еще, в основном, чисто экономических.