Общественно-деловая
прогнозно-аналитическая
газета
Видение 2020
Какая политическая и социально-экономическая система сложилась сегодня в России?

феодально-вассальная

социально-демократическая

криминально-олигархическая

кланово-капиталистическая

диктаторско-монархическая

советско-социалистическая

оккупационно-паразитическая

Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 года

Покорение белой расы

Славянское царство

Пьёшь и куришь - писаешь мозгами

Фото архив






Украл на 20 млрд. руб, а возместил 20 млн. руб.
Экспертиза

Комментарий Сергея Иванова по итогам заседания Совета по противодействию коррупции

30 октября 2013 года, 18:15, Москва, Кремль

Глава Администрации Президента рассказал журналистам о результатах проверок деклараций чиновников и сотрудников государственных компаний, а также компаний с государственным участием, проведённых в 2013 году. 

С.ИВАНОВ: Прежде всего напомню, на кого распространяются антикоррупционные стандарты, потому что с этим тоже происходит путаница. Современные антикоррупционные стандарты распространяются на всех государственных служащих, то есть занимающих госдолжности; на отдельные категории должностей органов местного самоуправления (не на всех); на работников Банка России, корпораций, компаний, фондов с госучастием – там, где есть госучастие, практически на все компании, фонды, корпорации эта норма распространяется.

Эти люди должны или обязаны предоставлять сведения о доходах, расходах, об имуществе, об обязательствах имущественного характера, и вся эта информация размещается в открытом доступе – как правило, на сайтах тех организаций, где работает тот или иной сотрудник.

Кроме того, в обязанность данных лиц, помимо собственных деклараций, вменяется предотвращать любую возможность возникновения конфликта интересов, то есть не допускать ситуации, когда предоставленные этим людям полномочия могут быть использованы в целях личной выгоды.

Следующий момент. Этот год, 2013-й, у нас особый – в том смысле, что впервые в этом году чиновники обязаны декларировать не только свои доходы, но и свои расходы в том случае, если эти расходы превышают трёхлетний уровень дохода самого чиновника и членов его семьи или её семьи.

Мы проанализировали такие декларации. Сразу хочу сказать, что таких чиновников по всей стране у нас набралось 14 400, то есть это люди, которые подали декларации впервые о своих расходах – не доходах, а расходах, 14 400 человек.

О чём они написали. Самая большая доля – это 12 700 человек – сообщили о том, что они совершили сделки с недвижимостью, то есть приобрели недвижимость. Чуть более 1 600 человек сообщили о том, что они приобрели транспортные средства на сумму дороже, чем трёхлетний совокупный доход. Потому что если стоимость автомашины была ниже, то об этом не надо было и сообщать. И 69 должностных лиц стали обладателями ценных бумаг и долей участия в коммерческих организациях.

Естественно, эти декларации были подвергнуты анализу и проверке. И таких проверок проведено на сегодняшний день уже 600. В результате на сегодняшний день выявлено около 20 фактов непредоставления или предоставления недостоверных сведений о расходах. В сухом остатке 20 таких случаев. В отношении этих нарушителей начались уже серьёзные проверки. По одному конкретному случаю, речь идёт о сотруднике прокуратуры Нижегородской области, уже руководством Генпрокуратуры принято решение о его увольнении.

В целом, говоря о деятельности антикоррупционных подразделений, не могу не отметить масштаб этих проверок. В прошлом году мы (имею в виду не Администрацию Президента, а все кадровые подразделения всех органов власти) изучали сведения о доходах и имуществе, которые предоставили 1 миллион 300 тысяч служащих. В этом году их уже стало 1,5 миллиона – 1,5 миллиона деклараций. Рост связан с тем, что добавились руководители Банка России и компании с госучастием, о чём я уже выше говорил.

В первом полугодии 2013 года антикоррупционными подразделениями органов власти проведено свыше 130 тысяч проверок достоверности и полноты сведений о доходах в отношении муниципальных и государственных служащих. По итогам этих 130 тысяч проверок почти к 3000 служащих применены меры юридической ответственности. Юридической не значит уголовной, подчёркиваю, это разные вещи. Из 3000 человек 200 служащих разных уровней уволены со службы в связи с утратой доверия. Эта цифра для вас, наверное, важна: 200 человек уволены со службы по утрате доверия.

Ещё одна цифра. Антикоррупционные комиссии, кадровые комиссии стали проверять не только самих госслужащих, но и кандидатов на замещение должностей государственной, региональной и муниципальной службы. Выявлено 500 кандидатов, коим в занятии соответствующих должностей отказано в результате проверок деклараций о доходах и имуществе.

Ещё одно замечание. Выводы, которые мы уже сделали с Евгением Михайловичем [Школовым] по результатам проверок на всех уровнях власти. Я назвал цифру, 200 человек уволены в связи с утратой доверия. Из них сотрудников центральных аппаратов федеральных органов исполнительной власти – 5. В территориальных органах федеральной власти, включая МВД (это федеральный орган исполнительной власти, у всех федеральных органов есть свои территориальные органы), уволено в связи с утратой доверия 158 человек. На муниципальном и региональном уровне всего 32.

Из этого можно сделать вывод, что проверки на верхнем уровне и проверки на уровне федеральных органов исполнительной власти, включая их территориальные органы, проводятся более тщательно, чем на региональном и местном уровне.

Чтобы не быть голословным: если, допустим, сотрудников МВД вычесть, а там достаточно много офицеров было уволено, 88 человек, то количество служащих в регионах и муниципалитетах по численности больше, чем в федеральных, а выявлено гораздо меньше. Вот почему, мне кажется, нам надо усилить антикоррупционную работу на региональном и муниципальном уровнях. Цифры, которые я назвал, говорят о том, что сейчас уже достаточно строго и эффективно осуществляются проверки федеральных органов исполнительной власти.

Теперь отдельная тема, зарубежные активы. Это тоже представителей СМИ всегда очень живо интересует. Напомню, что 2 апреля этого года Указом Президента были установлены ограничения на зарубежные активы для чиновников. На сегодняшний день установлено, что указанными активами в России обладают чуть более 1600 муниципальных и государственных служащих.

При всех статистических и арифметических погрешностях это менее 0,1 процента всех служащих, 1600 человек. Из них 996 владеют зарубежной недвижимостью. Как известно, владеть зарубежной недвижимостью не запрещено, ещё раз обращаю на это внимание. Из 996 случаев владения зарубежной недвижимостью 600 объектов находится на постсоветском пространстве. Львиная доля иностранной недвижимости расположена в странах СНГ: это наследство, это ещё со времён Советского Союза. Остальная недвижимость практически везде в странах, располагающих хорошим климатом, то есть курортными услугами, могу их назвать: это Болгария, Испания, Турция, Финляндия, Египет – вот пять стран, где у чиновников есть зарубежная недвижимость, расположенная за пределами СНГ.

Теперь по банковским счетам и вкладам, а также наличным средствам и ценностям, которые хранятся за границей. Об этом заявили около 600 служащих. Всего 80 чиновников пользуются иностранными финансовыми инструментами. В соответствии с Указом, о котором я упоминал, это запрещается, эта норма – иметь счета, ценности – запрещена. Мера эта весьма жёсткая, но, по всеобщему признанию, она справедливая, соответствует всем международным нормам, да и просто здравому смыслу.

Были некоторые случаи (наверное, вы уже знаете, об этом сообщалось в средствах массовой информации) – некоторые чиновники просто при введении этой нормы написали заявление и уволились с госслужбы. В частности, так поступил заместитель Министра связи и массовых коммуникаций [Денис] Свердлов, который предпочёл освободить занимаемую им должность, чтобы не быть подвергнутым обязательствам известного характера.

Ещё один пункт. В комиссии по соблюдению требований к служебному поведению и урегулированию конфликта интересов от работников поступает всё больше уведомлений о возможности возникновения конфликта интересов. То есть это инициативные сообщения служащих о том, что у них есть или может быть конфликт интересов. В первом полугодии 2013 года таких заявлений было 2100. Это, в общем-то, хорошо, это хорошая цифра.

Всё чаще служащие сообщают о попытках дачи [им] взяток или склонении к совершению коррупционных правонарушений. В этом году поступило и рассмотрено более 2,5 тысячи заявлений чиновников о том, что им предлагали взятку или склоняли к нарушению каких-то этических норм, конфликту интересов и так далее. По результатам этих заявлений возбуждено 835 уголовных дел. И уже на сегодняшний день к ответственности привлечены 311 человек. По существу, это либо взяткодатели, либо те, кто склонял чиновника к противоправным действиям.

Теперь о работе правоохранительных органов. По данным МВД, за пять лет с момента принятия основного закона о противодействии коррупции правоохранителями выявлены 242 тысячи преступлений коррупционной направленности.

Ущерб от этих преступлений колоссален. Только в текущем году, по оценкам МВД, ущерб составил более 10 миллиардов рублей, а выявленная и доказанная, подчёркиваю – доказанная в суде сумма полученных и данных взяток за первое полугодие составила 370 миллионов рублей.

Естественно, все прекрасно понимают, что это только верхушка айсберга, потому что вообще преступления коррупционной направленности всегда носят латентный, то есть скрытый характер. По информации Судебного департамента при Верховном Суде, только в текущем году за совершение преступлений коррупционной направленности осуждено 3,5 тысячи человек – это те, кто осуждён официально за первое полугодие за коррупционные преступления.

Теперь несколько слов о деятельности Администрации Президента. В рамках плановых антикоррупционных мероприятий только в текущем году сотрудники Администрации Президента проанализировали примерно 9,5 тысячи деклараций, которые предоставили нам главы субъектов, то есть все губернаторы, сотрудники всей Администрации, естественно – члены Правительства, Федерального Собрания, Счётной палаты и других высших органов власти.

Ряд серьёзных нарушений, выявленных в последние годы, послужил основанием для проведения 18 углублённых антикоррупционных проверок. По их результатам восемь высокопоставленных лиц уволены с государственной службы, а в отношении некоторых из них материалы переданы для возможного заведения уголовных дел.

Теперь, наверное, то, что вы ждёте больше всего от меня, – это о конкретных лицах. В ходе проверок выявлены факты сокрытия сведений о доходах, имуществе, обязательствах имущественного характера заместителем командующего военно-транспортной авиации Министерства обороны генерал-майором Шемякиным. Далеко не всё указал в своей декларации и заместитель командующего войсками Центрального военного округа по материально-техническому обеспечению генерал-майор Свинцов. Оба эти генерала уже уволены с военной службы.

Не дожидаясь окончания проверочных мероприятий, добровольно оставил свой пост бывший глава «Спецстроя» при Минобороны России Нагинский.

Также у нас возникли вопросы, подчёркиваю – пока это только вопросы, к помощнику Министра финансов Попову, заместителю директора Рособоронзаказа Домбровскому, заместителю Главкома внутренними войсками МВД России генерал-полковнику Лазебину и начальнику Управления Федеральной службы по контролю за наркотиками по Ханты-Мансийскому автономному округу генерал-майору полиции Висящеву.

На сегодняшний день генерал-полковник Лазебин уже освобождён от должности. Вчера, как вы знаете, решением Председателя Правительства освобождён от своей должности заместитель главы Рособоронзаказа Домбровский. Эта новость вчера уже была обнародована в СМИ. Решения по остальным будут приняты в самое ближайшее время.

Но я хотел бы подчеркнуть следующее. Это не значит, что эти люди виновны в каких-то уголовных преступлениях, отнюдь не значит. Здесь просто зафиксирован факт нарушения норм соответствующих законов и указов Президента о декларировании. А уж есть ли там состав преступления, не знаю, могу и сомневаться в этом, но это уже будут определять другие люди и другие органы власти.

Ещё одно замечание. Я не хочу, чтобы у вас создалось впечатление, что у нас здесь, в Администрации Президента, какой-то синклит, который вершит судьбами людей, отнюдь не так. Если мы выявляем какие-то нарушения, связанные с так называемой президентской номенклатурой, мы докладываем об этом Президенту, и он уже принимает решение. Если же должностные лица относятся к подотчётности других министерств и ведомств, например Правительства, мы просто информируем об этом либо министра, либо Председателя Правительства для принятия уже ими соответствующих решений. Самостоятельно наша комиссия никаких решений на этот счёт не принимает, она только фиксирует факт объективно, чётко, на основании законов и указов. Ещё хотел бы повторить то, что я говорил раньше: мы не в 1937 году живём, мы тут не собираемся вершить судьбы людей, а самое главное – устраивать охоту на ведьм, такого нет и не будет.

Далее, есть ещё фамилии. У нас выявлены откровенные конфликты интересов в Министерстве по чрезвычайным ситуациям и ликвидации стихийных бедствий. Например, близкие родственники начальника научно-технического управления МЧС генерал-майора Молчанова участвовали в деятельности коммерческой структуры, взаимодействовавшей с подразделениями, которые он сам и курировал. Очевидный конфликт интересов, генерал Молчанов уже уволен из МЧС.

Был ещё ряд других случаев, связанных с противопожарной безопасностью: гражданские и так называемые экспертные организации, которые возглавляются иногда родственниками сотрудников МЧС, пишут так называемые экспертизы и заключения. Понятно, к чему это может привести, и не только с антикоррупционной точки зрения, это ещё непрофессиональные экспертизы, которые могут привести к очень тяжёлым последствиям: обрушениям домов, зданий и чему угодно.

В заключение хотел бы сказать вот что. Мы будем продолжать последовательную работу по искоренению коррупции на всех уровнях, вне зависимости от чинов, званий, должностного положения. Здесь неприкасаемых нет и быть не может, и компромиссов здесь никаких не будет.

Последнее, о проблемах – одна проблема налицо, о ней, собственно, во вступительном слове [на Совете] уже сказал Президент.

В 2011 году в целях гуманизации законодательства была принята норма, что часто коррупционеров наказывают не реальными тюремными сроками, а так называемыми кратными штрафами, то есть штрафами, перекрывающими ущерб. Сделано это по понятным причинам – для того, чтобы не всех, извините, в каталажку запихивать, а дать возможность возместить ущерб, нанесённый правонарушением или преступлением. По сути это правильная норма, но по факту, или по жизни, все уже открыто признают, что она не работает.

Одна только цифра. За первое полугодие этого года судами вынесены штрафы за коррупционные правонарушения на общую сумму в 20 миллиардов рублей – возмещено 20 миллионов рублей, то есть 1 процент от ущерба. Здесь, наверное, надо что-то делать. Сегодня на Совете об этом говорилось. Предложения будут проанализированы. Не хочу забегать вперёд, но то, что эта норма по факту не работает, это уже очевидно.