Общественно-деловая
прогнозно-аналитическая
газета
Видение 2020
Какая политическая и социально-экономическая система сложилась сегодня в России?

феодально-вассальная

социально-демократическая

криминально-олигархическая

кланово-капиталистическая

диктаторско-монархическая

советско-социалистическая

оккупационно-паразитическая

Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 года

Покорение белой расы

Славянское царство

Пьёшь и куришь - писаешь мозгами

Фото архив






На карандаш
«Никогда не сдавайтесь – никогда, никогда, никогда, никогда, ни в большом, ни в малом, ни в крупном, ни в мелком, никогда не сдавайтесь, если это не противоречит чести и здравому смыслу. Никогда не поддавайтесь силе, никогда не поддавайтесь очевидно превосходящей мощи вашего противника»
Уинстон Черчилль
Все цифры
Свежий номер




Основы функционирования предприятия

Финансовая гвардия

Декларация



Речная доктрина РФ

Проекты
Проекты Север-Юг
Новый план обороны страны
Прогнозы

«Второй Генштаб»: зачем Сергея Шойгу делать первым вице-премьером

01.11.13 / Александр Горбенко / Однако

В начале недели стало известно, что Совет Федерации намерен предложить президенту повысить полномочия министра обороны Сергея Шойгу до уровня первого вице-премьера. Такое нетривиальное предложение, на первый взгляд, выглядит странно. Казалось бы — министр обороны должен заниматься делами вооружённых сил. Зачем ему становиться заместителем председателя правительства? Зачем «главному военному» полномочия в управлении «гражданской жизнью страны»? Например, поручения федеральным органам исполнительной власти, обязательные для исполнения.

Почти одновременно в прессе появились публикации, критикующие создание по инициативе министерства обороны Национального центра управления обороной государства (НЦУОГ). Высказывалось предположение, что он будет дублировать функции Центрального командного пункта Генштаба (ЦКП) или даже станет «имитацией бурной аппаратной бюрократической деятельности».

Между тем, возможное повышение Сергея Шойгу связано как раз с новым пониманием обороны государства. И с появлением нового пункта управления обороной тоже. Попробуем в этом разобраться.

Начать следует с того, что 29 января этого года министр обороны и начальник генерального штаба представили президенту новый План обороны страны. План обороны содержит прогнозы внешних угроз и оценки возможностей вероятного противника. И уже исходя из этих вероятных действий, направленных против нашего государства, — строятся меры противодействия. Причём, современная война (агрессивное внешнее воздействие) далеко не всегда носит характер вооружённой борьбы. Все современные войны начинаются с информационной подготовки, с воздействия на экономику и общество объекта агрессии. А непосредственное вооружённое воздействие только в последнюю очередь будет направлено на вооружённые силы. Первым ударам будут подвергаться руководство страны, инфраструктура и системы жизнеобеспечения.

Таким образом, готовиться к отражению агрессии только военными методами — это значит, готовиться к войне прошлых столетий. Времена объявления войн и благородного выяснения отношений между государствами на поле боя давно прошли. Настала эпоха ведения подлых войн и популярности трактата Сунь-цзы «Искусство войны», который написан в Китае в довольно мрачный период «Сражающихся царств». В современных условиях задачу обороны государства невозможно решить только с помощью вооружённых сил.

Популярность невоенных методов агрессии и военное воздействие на все, в том числе и сугубо гражданские, сегменты государства — требуют ответных мер со стороны всех государственных структур и всего общества. И впервые со времён Советского Союза новый План обороны стал действительно всеобъемлющим. По словам Шойгу, план «утрясался» представителями 49-ти различных ведомств, подведомств и министерств. Согласно новому плану, в отражении агрессии должны участвовать не только «специально обученные люди», но вся страна. Ну а главе оборонного ведомства, в задачу которого входит подготовка к отражению агрессии, просто необходимо иметь возможность давать поручения всем органам государственной власти.

Собственно, подключение гражданских ведомств к участию в обороне страны — уже началось. Так, в ходе подготовки к учениям «Запад-2013» (подготовка к отражению нападения с западного стратегического направления) комплексную проверку проходили и гражданские структуры: Минтранс России, Минэнерго и администрация Нижегородской области. 19 сентября нижегородских чиновников по тревоге переместили из кабинетов в подземный пункт управления. Там они хорошо смогли себе представить, как придётся действовать в случае нападения на страну. Как надо отмобилизовывать органы управления, учреждения, силовые ведомства, силы гражданской обороны и чрезвычайных ситуаций.

Надо сказать, что нижегородский подземный запасной пункт управления — это один из многих пунктов, которые воссоздаются сейчас по всей стране. Сеть подобных пунктов имеет прямое отношение к тому самому Национальному центру управления обороной государства, который кое-кто перепутал с Центральным командным пунктом Генштаба.

Что же из себя представляет НЦУОГ?

По сути, это центр управления всеми региональными структурами власти и всеми сорока девятью министерствами и ведомствами, которые участвуют в реализации Плана обороны страны. Нечто подобное было создано И. В. Сталиным по инициативе Л. П. Берия в первые дни Великой Отечественной войны. Государственный Комитет Обороны (ГКО) был чрезвычайным органом управления, обладавшим всей полнотой власти в СССР в военное время. ГКО отдавал прямые распоряжения Совету министров, всем органам центральной власти и всем городским комитетам обороны, в руках которых находилась вся гражданская и военная власть на местах. По сути, ГКО позволил мобилизовать всю страну для достижения Победы. Но он не дублировал руководство вооружёнными силами.

Так же и теперь создаётся структура, способная управлять всей страной (а не только вооружёнными силами) в военное время. А министр обороны, который должен обеспечить готовность страны к любой войне, — может иметь более широкие полномочия, чем просто министр обороны.

Так что же, мы готовимся к войне? Ну, в общем-то — да. Быть готовыми к войне всегда лучше, чем быть неготовыми.