Общественно-деловая
прогнозно-аналитическая
газета
Видение 2020
Какая политическая и социально-экономическая система сложилась сегодня в России?

феодально-вассальная

социально-демократическая

криминально-олигархическая

кланово-капиталистическая

диктаторско-монархическая

советско-социалистическая

оккупационно-паразитическая

Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 года

Покорение белой расы

Славянское царство

Пьёшь и куришь - писаешь мозгами

Фото архив






Формальное государство
Экспертиза

Эксперты поспорили с Путиным: экономике нужна "хирургическая операция" по национализации

02.01.14 / Анна Смирнова / Накануне.RU

На прошедшей на минувшей неделе пресс-конференции Владимира Путина одним из наиболее острых и злободневных стал вопрос о национализации стратегических активов. Свое обращении журналистка из Владивостока начала с упоминания "Газпрома". Она возмутилась, что недра принадлежат не народу, а олигархам, и предложила президенту подумать над началом национализации. "Недра принадлежат народу, вопрос в том, как эффективнее использовать недра на благо нашего народа", – ответил Путин. По мнению президента, если лишить иностранных и внутренних акционеров возможности приобретать и продавать акции российских предприятий, компании потеряют свою инвестиционную привлекательность, и их работа станет менее эффективной.

Однако, как выяснилось, многие эксперты в этом готовы поспорить с президентом.

Профессор МГИМО, доктор экономических наук, руководитель Русского экономического общества им. С.Ф.Шарапова Валентин Катасонов убежден, что рассуждения о собственности во властной верхушке пока ведутся в духе либеральных догм.

"Использование таких понятий, как "ухудшение" или "улучшение" инвестиционного климата означает, что руководство страны продолжает ориентироваться на иностранные инвестиции, то есть по-прежнему исходит из того, что наша страна – это колония или полуколония. У нас есть все необходимое и достаточное в самой стране – и природные ресурсы, и человеческие ресурсы, и при необходимости мы можем создать свою денежную систему. Поэтому все эти понятия - "ухудшение" или "улучшение" инвестиционного климата – это все из словарного запаса либералов. Это все терминология экономического либерализма, который работает не на Россию, а против нее", - поделился Валентин Катасонов с Накануне.RU.

Путин упомянул, что частные нефтегазовые компании надо выводить из оффшоров, ничего не отбирая, а создавая "такие условия их функционирования, чтобы они, работая и получая прибыль в России, уходили из оффшоров, развивали (нашу) экономику и социальную сферу". По мнению эксперта, предложения президента являются "половинчатыми и либеральными" и не позволят провести деоффшоризацию в российский экономике. Выход из ситуации Валентин Катасонов видит в издании указа, по которому все оффшорные компании обязуются перерегистрироваться в юрисдикцию Российской Федерации. А те предприятия, которые этого не сделают, следует подвергнуть национализации.

"Я думаю, конечно, нефтяной бизнес навряд ли будет исполнять подобного рода указы, поэтому все это может закончиться национализацией. Безусловно, национализация не ставит точку на всей этой истории, потому что это хирургическая операция. Хирургическая операция всегда приводит к тому, что пациент болеет, проходит реабилитационный период. Но без этой хирургической операции мы, фактически, свою экономику и свою страну потеряем", - заявил Валентин Катасонов.

Миф о том, что национализация главным образом бьет по инвестиционному климату, опровергает в беседе с Накануне.RU экономист Владислав Жуковский, он уверен: "инвестиционный климат" или так называемый "бизнес-климат" – это неолиберальная байка, которая не имеет практически никакого отношения к экономической науке".

Ведь существенную часть в так называемых "инвестициях" в России составляют банковские кредиты, а не реальные вложения в новые производства, а на долю откровенно оффшорных юрисдикций и "налоговых гаваней" приходится практически 50% совокупного притока так называемого "иностранного капитала". В большинстве случаев речь идет о возврате ранее выведенных в целях уклонения от уплаты налогов и легализации прибылей российских резидентов, которые, вернувшись в Россию под видом иностранного капитала, получают от государства налоговые преференции, льготы и прочие поблажки. То есть, львиная доля "иностранного" капитала на деле является сменившим прописку капиталом российских олигархов, металлургов, нефтяников, газовиков, производителей удобрений и коррумпированных чиновников. Тогда о чем говорит президент?

"Проблема здесь не в том, что в России высокая доля государственных спектров экономики, проблема в том, что российская экономика является глубоко дезинтегрированной, деиндустриализированной, с разрушенной наукоемкой промышленностью, что производительный капитал, собственные трудовые ресурсы дезинтегрированы, колоссальная пропасть между добывающей и перерабатывающей промышленностью, причем доминирующий в России сегодня крупный сырьевой олигархический капитал в большинстве своем оффшоризованный, в принципе не заинтересован в развитии и модернизации российской экономики, в техническом перевооружении производства, во внедрении трудо-, энерго-, ресурсосберегающих технологий, в повышении уровня капиталоемкости производства и сокращении трудоемких производств", - пояснил Владислав Жуковский корреспонденту Накануне.RU.

По мнению экономиста, национализация – необходимый процесс, который должен проводиться наряду с вертикальной индустриализацией. Президент либо не знает об этом, либо делает вид, что не знает, считает он.

"Все разговоры президента о том, что нельзя проводить национализацию стратегически значимых предприятий в системообразующих отраслях экономики, говорят лишь о том, что президент до сих пор выступает в качестве гаранта неприкосновенности собственности у крупного российского олигархического капитала. По большому счету, именно их интересы сегодня отстаивает вся вертикаль российской власти, коррумпированная вертикаль, неудивительно, что президент как огня боится даже поднимать вопрос о необходимости возвращения контроля за стратегическими высотами экономики в руки государства,– рассказывает Владислав Жуковский. - Это проводится под разного рода псевдонаучные рассуждения, что мол государство является априори неэффективным, что единственный путь спасения России – это только приватизация и денационализация. Но мы видим, что последняя четверть века, которая проходила под сурдинку идеологии вашингтонского консенсуса, либерализации внешнеэкономического законодательства, приватизации, обернулись социально-экономической катастрофой, упадком обрабатывающей промышленности, откатыванием России до уровня стран третьего мира, так называемого периферийного капитализма, до уровня сырьевого придатка и финансового резервуара Запада".

Доктор экономических наук, профессор, ведущий научный сотрудник Института экономики РАН Олег Сухарев, в свою очередь, не сомневается в существовании инвестиционного климата, а также в том, что национализация способна на него повлиять. Однако это влияние отнюдь не негативное, уверен эксперт.

"По различным оценкам в прессе и научной литературе, инвестиционный климат в России очень низкий, а по ряду депрессивных регионов страны вообще бессмысленно говорить об инвестиционном климате: его нет. Поэтому, я думаю, национализация никак не скажется на инвестиционном климате, а даже наоборот – она способна, при правильном проведении, его улучшить, - рассказывает Олег Сухарев корреспонденту Накануне.RU. - Задача состоит в том, чтобы поддерживать конкурентоспособность стратегически важных отраслей, чтобы улучшить инвестиционный климат. Для этого государство должно показать, что оно инвестирует, оно покупает, оно наращивает активы, оно создает государственно-частное партнерство. Если внутренний инвестиционный процесс в стране нарушен, неэффективен, а это сейчас так, какие инвесторы сюда придут и что они будут делать? Они скажут: "Это государство само себя боится, растрачивает свои активы, не инвестирует". Президент ответил, мягко говоря, некорректно. Он слушает очень плохих советников".

Практика показывает, что компании, имеющие большую долю в собственности государства, не перестают быть эффективными. "Роснефть", например, имея большую долю в собственности государства (70%), стала крупнейшим налогоплательщиком в стране и потеснила "Газпром". С последним, однако не все так очевидно. Формально, "Газпром" подконтролен государству, но, как "доложили" Путину на пресс-конференции, компанией управляет "кучка олигархов".

"Формально доля государства в "Газпроме" достаточно велика, но дело в том, что "Газпром" – достаточно сложная структура, которая включает в себя дочерние и федеральные структуры и многие из них были выведены в оффшоры, поэтому тут имеет место двойное управление. Вроде как есть ключевые или мажоритарные акционеры, но при этом, есть и такие, кто владеет "Газпромом" и находится в оффшорах. То, что структура управления "Газпромом" непрозрачна или недостаточно прозрачна, наводит на очень серьезные размышления", - сообщил Валентин Катасонов.

По мнению профессора, усилить контроль над "Газпромом" поможет деоффшоризация. Однако Владислав Жуковский не верит в успех этого процесса, проводимого президентом отрывистыми решениями.

"Формально Путин действительно прав: больше половины акционерного капитала "Газпрома" принадлежит государству, но надо понимать, что порядка 49% принадлежит частным инвесторам – иностранным оффшорным собственникам. Несмотря на то, что "Газпром" формально принадлежит государству, он на самом деле давно уже не государственный, а заложен в рамках кредитов иностранными кредиторами. Но главное то, что "Газпром" превратился в черную дыру, крайне непрозрачную с финансовой точки зрения.

Очень много информации о том, что российские газопроводы получаются просто-напросто золотыми в прямом и даже переносном смысле этого слова, что смета затрат по ним раза в 2-2,5 превышает аналогичную смету затрат на строительство газопроводов в Скандинавских странах со схожими климатическими и природно-климатическими условиями.

Соответственно, неважно, в чьих руках находится предприятие, важно то, что государство неспособно навести в этой области контроль, неспособно провести тотальный полный аудит "Газпрома". А тот аудит, который проведет в этом году счетная палата, будет являться откровенной бутафорией, будет попыткой инвестировать в новую деятельность, не желая бороться с корпоративным воровством и нецелевым использованием средств налогоплательщиков", - заявил экономист.

С тем, что президент "не соврал", согласен и Олег Сухарев. Однако принципиально ситуация от этого не меняется. "Президент ответил так, что контрольный пакет акций "Газпрома" находится в руках государства. Этот ответ президента верен. Но дальше что? Надо же управлять им эффективно: устанавливать тарифы на газ, регулировать политику по продаже газа за рубеж, развивать фондовую и кадровую базы этой корпорации", - пояснил экономист.

Олег Сухарев уверен: России не хватает закона о приватизации и национализации. В 90-е годы приватизация осуществлялась по указу президента и не регулировалась законодательным актом. "Необходим комплексный закон о государственном планировании, который бы охватывал разноуровневое планирование на всех звеньях экономической системы, описывал и легитимизировал бы его, придавал бы этому процессу идеологический статус. Также нужен и второй закон - закон о государственном секторе Российской Федерации, где необходимо определить его состав, размеры, задачи, функции и предусмотреть два процесса – приватизации и национализации. Потому что оба эти процесса напрямую касаются государственного сектора, активов и имущества, находящегося в руках государства", - пояснил экономист.

Появление законодательства, затрагивающего процессы национализации и приватизации, решит проблему наказания преступного присвоения государственного имущества. В случае, когда известны виновники оффшоризации, закон помог бы компенсировать убыток от их деятельности в пользу государства. А именно – в законодательном акте была бы установлена конфисковывающая норма, которую необходимо у них изъять.

"А дальше государство уже будет решать. Оно может эксплуатировать этот актив, может подчинить этот актив задачам государственно-частного партнерства. И через какой-то промежуток времени осуществить там частичную приватизацию. Эти два процесса – приватизации и национализации – могут осуществляться одновременно по разным видам активов для решения таких задач. Государство должно гибко смотреть и на процесс приватизации, и на процесс национализации. Безусловно, нужен закон, которого нет. Этот механизм не описан, поэтому, что отвечал президент, что он не отвечал, что задают ему вопрос, что не задают – это, как говорится, как мертвому припарки", - заключил Олег Сухарев.

"Мы видим на примере того же самого Китая, что при желании и при серьезном подходе к этому вопросу можно повышать свою конкурентоспособность и быть вполне себе конкурентоспособным не только на внутреннем, но и на мировом рынке. Это хорошо показывает не только Китай, но и Япония, а также США, где велика поддержка государства своих собственных корпораций", – добавляет Жуковский.