Общественно-деловая
прогнозно-аналитическая
газета
Видение 2020
Какая политическая и социально-экономическая система сложилась сегодня в России?

феодально-вассальная

социально-демократическая

криминально-олигархическая

кланово-капиталистическая

диктаторско-монархическая

советско-социалистическая

оккупационно-паразитическая

Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 года

Покорение белой расы

Славянское царство

Пьёшь и куришь - писаешь мозгами

Фото архив






Нефть ищет друзей
Экономика

16 июня 2014 Игорь Сечин выступил на XXI Мировом нефтяном конгрессе

Сессия «СТРАТЕГИЯ РОСТА ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ ОТРАСЛИ В РАЗВИВАЮЩЕМСЯ МИРЕ»

Уважаемые Председатель, дамы и господа, коллеги и гости Мирового нефтяного конгресса!

Прежде всего, хотел бы поблагодарить организаторов Конгресса за приглашение и предоставленную возможность выступить на столь представительном форуме.

Тематика нашей сессии находится на стыке экономики и энергетики. Перед нами стоит вопрос: какой набор требований мировая экономика предъявляет к нефтяной отрасли, с какими вызовами и ограничениями мы сталкиваемся уже сейчас и, возможно, столкнемся в будущем, и каков наш ответ, каковы наши возможности и предложения.

Основной результат анализа состоит в том, что мировая экономика продолжает генерировать растущий спрос на топливо и энергию. При этом динамика движения в различных странах и регионах мира существенно различается. Еще больше различия в уровне экономического развития, в уровне жизни и душевого потребления энергии.

Достаточно сказать, что если бы душевое потребление энергии во всех странах мира оказался бы таким же, каково оно сейчас в США, миру потребовалось бы энергии в 4 раза больше. Если бы обеспеченность автомобилями во всех станах мира оказалась бы такой же, какова она сейчас в США, по земному шару бегало бы почти в 5 раз больше легковых автомобилей.

Потенциальный спрос на нефть кратно превышает текущие возможности производства. Это означает, что нефть по-прежнему остается основным источником моторных топлив, и ее потребление будет увеличиваться по мере роста благосостояния населения в мире.

Структура мировых запасов нефти за последние 15-20 лет претерпела существенные изменения: доля эксплуатируемых запасов нефти, приходящихся на запасы с низкими дебитами, запасы мелких месторождений, месторождений с убывающей добычей существенно возросла.

В этих условиях мы вынуждены переходить к трудноизвлекаемым запасам, запасам углеводородов на шельфе, в том числе арктическом.

В результате даже поддержание достигнутых объемов добычи нефти требует все больших инвестиций в разведку и добычу. Обеспечение эффективности вложений в добычу в таких условиях объективно определяет достаточно высокий уровень мировых цен на нефть.

Таким образом, растущий спрос, на фоне ограниченности ресурсов углеводородов в мире, является главным вызовом развития нефтяной отрасли. Сдвиги в структуре спроса, конкуренция за доступ к ресурсам, существенное увеличение издержек добычи наряду с все возрастающим уровнем технологичности добычи требуют постоянного увеличения эффективности нефтяной отрасли.

При этом наличие значительной рентной составляющей, а также транспарентность отрасли для регуляторов превращают ее в объект особого внимания со стороны фискальных органов любых стран, что не наблюдается в других отраслях. Налоговая нагрузка в основных добывающих странах по-прежнему в 1.5 - 2 раза превышает уровень налогообложения в других секторах экономики, несмотря на то, что нефтяная отрасль является одним из основных заказчиков оборудования и услуг и генерирует важнейший для роста экономик мультипликативный эффект.

Для повышения эффективности не только нефтяной отрасли, но и всей мировой экономики крайне важно выровнять и стабилизировать условия ведения нефтегазового бизнеса в разных странах. В перспективе, речь могла бы идти о выравнивание условий функционирования нефтяной отрасли с другими секторами экономики, что привлекло бы в отрасль дополнительные инвестиции и способствовало созданию мультипликативного эффекта.

Ценообразование на нефтяном рынке подвержено влиянию ряда внешних факторов, таких как бюджетные потребности стран-производителей, явления системного манипулирования энергетическим рынком. В этой связи возникает вопрос, что является референтной ценой и насколько цены, считающиеся рыночными, обоснованы. Дискуссия вокруг этих проблем ведется постоянно.

В этот же круг ложатся и вопросы с санкциями, которые можно рассматривать как инструмент конкуренции. Складывается ситуация, когда через санкции политические риски начинают увеличивать риски ведения бизнеса, и это тоже проявление системного манипулирования.

Полагаем, что энергетика, также как и производство продовольствия, в силу их стратегической важности для любой экономики, для качества жизни населения, в принципе не должны подвергаться санкциям.

Нам представляется, что для смягчения такого рода проблем нужны новые механизмы, в большей мере опирающиеся на взаимодействие компаний и экспертного сообщества.

В условиях, когда политические риски создают волатильность на рынках необходимо интенсифицировать обмен информацией о состоянии национальных резервов нефти и нефтепродуктов, имея в виду создание в дальнейшем демпфирующих механизмов, основанных на использовании соответствующих региональных резервов.

Возможно формирование независимой межкорпоративной конфликтной группы, состоящей из международно признанных экспертов, мнение которых учитывалось бы при рассмотрении случаев манипулирования рынком и искажения условий конкуренции, в т.ч. ценовых.

Распространение нерыночного субсидирования (в т.ч. в развитых странах), создание на этой основе преференций искажает работу рынков (например, возобновляемые источники энергии ЕС; сланцевый газ в США).

В современных условиях, при резком возрастании роли технологий, необходимо заново пересмотреть международное регулирование с целью избежать в этой сфере монополизации и необоснованного ограничения возможностей использования критически важных современных технологий для реализации общественно значимых проектов в энергетике. Чрезвычайно важно также обеспечение финансированием на прозрачных условиях.

В этой связи следует констатировать, что существующие и создаваемые в течение длительного времени международные институты регулирования и координации в энергетической сфере недостаточны.

Долгие годы на роль универсального документа по регулированию наиболее важных вопросов энергетики на международном уровне претендовал Договор Энергетической Хартии 1994 года (ДЭХ).

Однако этот документ пока не продемонстрировал свою работоспособность.

Во-первых, в число стран-участников Хартии не вошли такие крупные страны-производители углеводородов, как Норвегия, Канада, США), в нём не было целых регионов мира (например, АТР).

Во-вторых, тематика Договора оказалась ограниченной. Из трех основных сфер его охвата (торговля энергоресурсами, защита инвестиций и транзит) первая покрывалась правилами Всемирной торговой организации, членами которой стали почти все члены ДЭХ, а вот вторая и третья были, по сути, не решены.

В-третьих, в рамках Договора был сделан односторонний упор на инвестиции стран-потребителей в нефтяной и газовый бизнес стран-производителей. По сути, обеспечивались благоприятные условия только для стран-потребителей.

Наши европейские коллеги пытаются провести модернизацию этой Хартии. Считаем, что это давно назрело, и мы желаем им в этом успеха.

Эффективность функционирования нефтяной отрасли во многом зависит от того, как на международном уровне решена проблема транспорта и транзита нефти и нефтепродуктов.

Рыночная экономика нас учит, что естественная монополия отличается от обычного рыночного субъекта тем, что ее цель должна быть направлена не на извлечение прибыли, а на обслуживание и обеспечение надежности и эффективности функционирования всех остальных отраслей экономики. В этом смысле притязания к уровню доходности данных видов деятельности должны быть минимальными.

Страны транзитеры не должны рассматривать транзит как фактор усиления своей рыночной позиции, а плату за транзит как вклад в свой бюджет. К сожалению, мы имеем примеры, когда транзит не только используется в качестве источника необоснованных доходов, но превращается в инструмент давления на конкурентов и используется в политических целях.

Необходимо, по возможности, устранять монополизм в сфере транспорта и транзита, улучшая доступ к объектам инфраструктуры.

С учетом этих и аналогичных подходов требования к странам/институтам, ответственным за транзит энергоресурсов, должны быть ужесточены и следует усилить меры по имплементации соответствующих положений.

В этой связи международная координация, которой мы традиционно уделяем столько внимания, должна быть направлена в первую очередь на выравнивание условий ведения бизнеса и на улучшение доступа к инфраструктуре.

Основа стабильности и предсказуемости коммерческих отношениях в энергетике – это контрактные отношения. Все большую роль играют долгосрочные контракты, создающие предпосылки для реализации масштабных инвестиционных проектов, привлечения инвестиций, создания соответствующих производств. Необходимо специальные усилия и механизмы по гарантированию сторонами выполнения контрактов, которые ввиду их важности не должны быть предметом политического давления и угроз. Это потребует создания арбитражной практики и корпоративной культуры, исключающей возможность одностороннего приостановления проектов на основании каких бы то ни было политических решений.

Контракт всегда должен исполняться в полном объеме при любых обстоятельствах. В силу длинных инвестиционных циклов в нашей отрасли (в сравнении, например, с электоральными) и ее стратегического значения мы, участники рынка, несем ответственность за обеспечение энергобезопасности перед будущими поколениями.

В заключение хотел бы сказать, что российские компании в качестве одного из главных ответов на вызовы рынка, видят необходимость совместной, скоординированной работы на корпоративном уровне между всеми ключевыми игроками рынка. Мы со своей стороны открыты для сотрудничества.

Россия, как Вы знаете, вносит значимый вклад в международную энергетическую безопасность. Доля РФ в мировом экспорте нефти и газа составляет, соответственно, 15% и 19%. Россия также является одним из крупнейших в мире покупателей энергетического оборудования.

Пользуясь случаем, хотел бы привлечь Ваше внимание к работе компании «Роснефть».

Я убежден, что проекты, к реализации которых мы приступили в этом году, станут главными в мировой нефтегазовой отрасли.

Во-первых, это поисковое бурение на Карском и Черном море.

В Черном море на глубинах превышающих 2000 метров, осложненных наличием сероводорода.

На Карском море предстоит начало бурения разведочной скважины Университетская-1.

Достаточно сказать, что площадь одной ловушки на Университетской структуре составляет 1200 квадратных километров при высоте ловушки по нижнеюрскому интервалу порядка 550 метров – специалистам это о многом говорит. Всего на лицензионных участках Компании в Карском море обнаружено около 30 ловушек, а экспертная оценка ресурсной базы 3 участков составляет 87 млрд. баррелей нефтяного эквивалента.

Во-вторых, на месторождении Аркутун-Даги проекта «Сахалин-1 в этом году начнется эксплуатационное бурение с использованием уникальной морской буровой платформы «Беркут» с крупнейшей в мире верхней частью. Вес платформы (верхней и нижней части) превышает 200 тыс.тонн, количество скважин на платформе – 45.

Движение по океану верхнего строения морской платформы «Беркут» к точке назначения происходит прямо сейчас. Ее установку на бетонное основание мы планируем осуществить буквально на днях – 18 - 25 июня в зависимости от погодных условий.

Приглашаю всех у кого есть интерес, возможность и время принять участие в этом важном для нас событии. Мы будем Вам рады.

Спасибо за внимание!

http://www.rosneft.ru/news/today/16062014/