Общественно-деловая
прогнозно-аналитическая
газета
Видение 2020
Какая политическая и социально-экономическая система сложилась сегодня в России?

феодально-вассальная

социально-демократическая

криминально-олигархическая

кланово-капиталистическая

диктаторско-монархическая

советско-социалистическая

оккупационно-паразитическая

Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 года

Покорение белой расы

Славянское царство

Пьёшь и куришь - писаешь мозгами

Фото архив






"... Зажигает красиво"
Разное

Нам нужен чёрно-жёлто-белый флаг Российской империи

14/-8/2014 kremlin/ru

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Мы решили, как в Госдуме, – выступают КПРФ, ЛДПР, «Единая Россия», «Справедливая Россия».

Можно много говорить о внутренней политике, но всё заканчивается плохо, когда совершаются ошибки во внешней политике. Сто лет назад Российская империя была конфетка, всё было отлично летом 1914 года. Нас втянули в войну, и чем закончилось, вы знаете. К 1940 году Советский Союз был вторая конфетка, но нас втянули, и чем закончилось, вы знаете. Вывод: тысячу лет Россия занимает оборонительную позицию, мы ждём, когда на нас нападут.

Я не буду брать тысячу лет назад, берём Наполеона: он ждёт развязки войны в Литве. Молодой царь плохо соображает, сидит в Петербурге и разрешает Наполеону всю Россию захватить, сжечь Москву, а уж потом можно немножко догонять французов и в конце концов победить. 1941 год: всё ясно было, начнётся, уже точно начнётся. Дайте приказ начать 20 июня и разгромить немцев на территории Польши. Нет, ждём. Страх, неумение, ошибки, поэтому это очень дорого обходится. Это один момент.

Второй момент. Россия расцветала, рождалась и может развиваться только в формате империи. Любая республика – советская, федеративная, народная, демократическая – это губительно. Поэтому пока мы не определим форму государства, может быть, даже и поставить вопрос о восстановлении империи. Кто нам мешает? У нас же есть, Испания же восстановила монархию, ничего не случилось. Надо же понимать формат развития.

Вот простой пример – климат. Мне здесь плохо, мне здесь жарко. Мой климат - Архангельск, Ленинградская область, даже Воркута. Здесь я задыхаюсь. Что я должен делать? Жить там, где лучше чувствует себя мой организм. Так и Россия. Она себя плохо чувствует в формате республики, в формате дружбы народов, в формате вариантов: либерализм не надо, капитализм не надо, социализм – плохо. Нельзя так, нельзя решать вопросы. Эта страна – другая страна, нас ни с кем нельзя сравнивать. Поэтому начинать мы должны первыми. И у Сталина был план начать раньше и разгромить немцев на территории Польши, но не хватило ему решимости. Так и генералы предлагали громить Наполеона в Польше. Поэтому вариант: развитие не может идти в рамках республики, не может идти в рамках вот этой демократии, как у нас: выборы, партии, профсоюзы, выборы осенью, выборы весной. Какая разница? Они вообще не нужны, эти выборы. Кто кого выберет? Откуда вы знаете, что это за люди? Выбираем вслепую. Разве мы знаем, кого выбираем? Если раньше, при советской власти, в трудовом коллективе хотя бы знали, кто он такой, сейчас приходит человек и начинает говорить всё что угодно. Кто его знает? Никто.

Выборы – это профанация, придуманная на Западе, – разыграть. Там одна партия, но для видимости выходят от демократической, от республиканской. Во всей Западной Европе одна партия, но разыгрывают спектакль перед своими избирателями. А нам зачем спектакль разыгрывать? Нам нужна мощь. Наша экономика может быть только милитаризованной. Если у нас пройдёт милитаризация всей экономики, если мы снова нашу армию подведём к западным границам, я не говорю воевать – чтобы она стояла здесь. Она стоит за Уралом, где-то на юге – сюда всю поставить армию, миллионная, двухмиллионная. Они трусливые, они боятся, их нужно брать испугом, кнутом. Мы – пряником: нате наш бюджет. Десять лет бюджет уходил туда, на Запад. Надо, надо, там выгодно, Кудрин объяснял нам, что там выгодно, а теперь что? Теперь нам по морде бьют нашими же деньгами, поэтому никакой выгоды нет туда деньги отправлять или здесь заниматься только торговлей. Торгует вся страна. Сейчас начинаем, может быть, строить заводы, поэтому милитаризация, мобилизация, жёсткая пропаганда день и ночь, чтобы они боялись.

Я однажды сказал одну фразу финнам – через две недели военный бюджет Финляндии был увеличен на 30 процентов. Одна моя фраза – и на 30 процентов увеличивается бюджет. Мы поставим пропаганду так, что мы их разорим, чтобы они боялись, что танки двигаются на Киев, танки могут дойти до Брюсселя, можем за сутки вас оккупировать, захватить, уничтожить, мы должны объявить, что у нас есть новое оружие. Их ракетные системы нам совершенно ни к чему, они нам не угрожают, надо испытывать новое оружие. Мы должны понять, что план «Барбароса-2» подписан, и мы ждём 22 июня? Нет, теперь мы должны начать 20 июня. Как и где – это решают военные, Генеральный штаб, все остальные, но надо понять наконец, в каком мире. Они смеются над нами, они издеваются, русский язык запрещают по всему миру, и что они делают сегодня? Убивают русских. Сидите вы и смотрите: мы их гоним как и ещё не пустим к вам как беженцев. И будем расстреливать их, будем казнить их, родильные дома будем бомбить, больницы. А вы гуманитарную помощь направляйте. Это что – Россия? Чтобы царь направил гуманитарную помощь сербам сто лет назад? Он армию направил! Это была ошибка, но армия пошла. Если бы не большевики, наша армия стояла бы в Берлине в 1918 году.

Теперь мы – современная Россия, мы наконец совершаем правильные шаги, первые начинаем. Ну куда мы прём в Афганистан? Это наши союзники – мусульманский мир. Ещё одна ошибка России – мы все время шли на запад. На западе нет у нас ни друзей, ни союзников. Надо идти на юг, но идти с миром, как союзники. И единственно правильное, что сделал Ленин, первые договоры о дружбе – Афганистан, Иран, Турция. Всё! Все остальные – империалисты.

В 2001 году, Владимир Владимирович, когда была атака на Нью-Йорк, Вы позвали нас в Кремль, лидеров партий и фракций. Вы спросили: «Что делать?» Все сказали Вам: «Лезть под Буша», – кроме меня. Я Вам сказал: «Проявить солидарность с мусульманским миром, сказать им – не бойтесь, вас никто не будет бомбить, Россия с Вами!» Я это единственный сказал, и стенограмма есть в Кремле.

Сегодня мы поворачиваемся к мусульманскому миру. Египет, Эрдоган (Турция), вот с Ираном укрепляем. 14 лет потеряно! Кто эти советники в МИДе, кто эти советники в Вашем окружении, которые Вам ориентацию на Запад дают? Я пришёл, Чубайс глава Администрации: «Давай, с Ираном отличная сделка, деньги». – «Нет, мы заработаем с американцами, мы будем помогать, с ними сотрудничать в космосе». Ну, досотрудничались в космосе!

Чубайс – враг. Это чудовищно! Как может быть институт имени Гайдара, Фонд имени Гайдара, Фонд имени Ельцина, улица Ельцина, бюст Ельцину? Всю страну раздал за одну ночь! Пропил страну всю 8 декабря 1991 года. И ему памятники поставили! Вы тоже должны знать.

Мы не можем жить под этим флагом бело-красно-синим. Это флаг торговый, это флаг Власова, флаг Керенского. Нам нужен чёрно-жёлто-белый флаг Российской империи. Под этим флагом мы достигли максимума успехов.

Нам нужно другое название государства, другое название Вашей должностиверховный правитель. Не хотите «император», давайте «верховный правитель». Хотя «император Владимир Первый» звучало бы хорошо. Тогда будут уважать.

Может быть, и гимн вернуть «Боже, Царя храни!». «Союз вековой» народы сплотил, а народы плюют нам в лицо каждый день. Это великолепный был бы гимн: «Храни своего руководителя, храни свою страну, она – единственная твоя». И с этим гимном действительно русская армия шла вперёд и побеждала.

В Афганистан мы вошли с армией, этого не надо было делать. Мы начали проводить при Брежневе наступательную политику, и нас боялись. Но если вошли, и уходить не надо было! Одна ошибка – входим с оружием, другая – выходим. Выходить не надо: окопайтесь и сидите. Вас сбивают вертолёты – нечего летать на вертолётах, сидите в катакомбах! Заройтесь танками! Везде поставьте диверсии. Ночью их всех арестовывайте. Ночью всех расстреливайте. И такие, как Наджибулла, сегодня бы сидели в Афганистане. Сегодня бы!

Поэтому всё можно делать, как сегодня на Украине. Что у нас, нет средств, которые уничтожают всю колонну танков за 15 минут, всю колонну БТР за 15 минут, сносят целые улицы в городах? И всё это – сегодняшнее вооружение Российской армии. Почему же его не испытать и не показать, на что способна наша армия? Не обязательно её вводить. Весь мир что там? Американцы, американская армия воюет? Добровольцы воюют! А у нас миллионы добровольцев могли бы там повоевать, из тюрем выпустить, штрафные батальоны создать и сказать: «Ни шагу назад! Вот Луганск, Донецк, и дальше – до Одессы и Приднестровья!» И они всё пропашут ночью и днём, лишь бы не вернуться в наши тюрьмы.

Поэтому направление на юг, а не на запад. Мы получили эту Польшу проклятую, с этой Польшей возимся сколько времени, а Польша Украину делает такой же враждебной, Польша Прибалтику сделала враждебной. Зачем нам эта Польша нужна? Мы победили Наполеона! Что мы ушли из Парижа? Там бы сегодня ещё стояла бы наша армия, и не было бы вообще никакой войны. Из Берлина ушли, сегодня бы там армия стояла. То есть это всё должна быть та политика, которую проводила Российская империя, Советский Союз. Я ничего не выдумываю, я беру всё лучшее, что было в царской России и в советской, когда ни одна пушка не стреляла в Европе, пока русский царь не даст согласие! Когда пошёл плохой спектакль в Париже, царь позвонил и сказал: «Вам нужно 100 тысяч новых зрителей в ваш парижский театр?» Те поняли и заткнулись, спектакль сняли. Когда, Владимир Владимирович, Александр III, и Англия провоцирует войну России с Турцией, ему доложили, он вот так ударил: «Всю казну на войну!» Дошло до Лондона, всё прекратили. Царь сказал одну фразу: «Всю казну на войну!» Рука мощная такая – стол чуть не треснул, и быстренько шпионы доложили британскому послу. И он: «Всё, всё, мы ничего не делаем, всё в порядке, войны не будет». Они должны бояться, бояться каждый день и каждый час! Нам нужен другой Министр иностранных дел! Нужен министр пропаганды. Хорошие министры есть, может быть, они работают. Но есть вещи, где должны быть люди особого склада, чтобы он сказал и пол-Европы, так сказать, боятся, ноги дрожат. Поэтому повернуться к мусульманскому миру, хотя сейчас там уже много антироссийски настроенных режимов. Мы могли бы сотрудничать и с Саддамом Хусейном, и с Каддафи, и с исламским Ираном давно подружиться.

В 2000 году ЛДПР говорит: «Признать правительство талибов». Вы его признаёте, и весь мир признаёт с опозданием на 15 лет. А если бы тогда признали и его бы сохранили, а не свергали, не было бы того потока наркотиков. Они уничтожали все наркотики, и им не нужна Средняя Азия. Им нужен Пуштунистан. У нас востоковеды должны быть везде. У нас Восток горит, евроазиатское пространство наше, а Польшу забыть. А Прибалтике сказать, что там такое количество танков и самолётов натовских, что в случае большой войны мы не можем гарантировать существование этих государств. Я это уже сказал. Там они уже все бегают и трусят, все боятся.

Я в заключение, понимая, что ещё Сергей Михайлович хочет, «левые» всегда чего-то хотят, вопросы будут. То есть большое значение имеет устройство страны, её оболочка, как она функционирует естественным путём. Сейчас мы – не естественным. Мы боролись с пропагандой гомосексуализма среди детей. А когда мы будем бороться с пропагандой извращённого устройства собственной страны? Царь бы этого не потерпел и советская власть. Вы какую создали страну по устройству, по экономике, по культуре и так далее? Все они сегодня издеваются над нами. Такого не было никогда: ни при царе бы никто не посмел убивать русских где-либо, ни при советской власти. Они же все не уважали – боялись. Мы должны базы новые создать, новый флот, чтобы всё «кипело, гудело, гремело», и десантировать наших следователей, арестовать всех, кто там совершает преступления. Последняя моя фраза: «Ужель не могут наши командиры чужие изорвать мундиры о русские штыки?!»

А что вы не встали, ЛДПР? Что вы сидите как неприкаянные? Я сказал встать всем. Плохо хлопаете. Я на карандаш возьму вас. Видите как, боятся, Владимир Владимирович. Даже в одной партии, благодаря мне пришли, и всё боятся, а вдруг не так, а вдруг сейчас Владимир Владимирович скажет: это не надо нам, и побегут в «Единую Россию» записываться.

В.ПУТИН: Нет-нет, Ваши не побегут, я уже знаю. Но поскольку у нас всё-таки трансляция и запись телевизионная, хочу сказать: всё, что было сказано Владимиром Вольфовичем, – это его личное мнение. (Смех.) Не всегда совпадает с официальной позицией Российской Федерации. Но зажигает красиво.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Свобода слова.

В.ПУТИН: Да, у нас свобода слова.