Общественно-деловая
прогнозно-аналитическая
газета
Видение 2020
Какая политическая и социально-экономическая система сложилась сегодня в России?

феодально-вассальная

социально-демократическая

криминально-олигархическая

кланово-капиталистическая

диктаторско-монархическая

советско-социалистическая

оккупационно-паразитическая

Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 года

Покорение белой расы

Славянское царство

Пьёшь и куришь - писаешь мозгами

Фото архив






Большой ресурсный потенциал
Форумы

Газовый прессинг

11 декабря 2014 года в международном мультимедийном пресс-центре МИА «Россия сегодня» пройдет XII международный форум «Газ России – 2014». Мероприятие, проводимое Российским газовым обществом, по праву считается одним из важнейших отраслевых событий года. В нем традиционно принимают участие руководители органов государственной власти РФ, крупнейших российских и зарубежных нефтегазовых компаний, ведущие ученые из отраслевых исследовательских институтов, представители международных союзов и ассоциаций газовой промышленности, эксперты из разных стран. В ходе форума будут обсуждаться тенденции, вызовы и перспективы развития газовой отрасли России, развитие внутреннего и внешних энергетических рынков, место на них российского газа, вопросы ценообразования в отрасли и другие темы.

  Очевидно, что уходящий 2014 год с его экономической турбулентностью, политической нестабильностью, давлением на Россию, оказываемым странами Запада, не может быть простым для газовой отрасли. Объем добычи газа в РФ в январе–октябре 2014 года снизился на 5,2% по сравнению с показателем 2013 года и составил 516,685 млрд куб. м.  Причина – снижение спроса, обусловленное практически прекращением экономического роста и в Европе, являющейся основным рынком экспорта российского газа, и в России. Как известно, прежде чем добыть газ, его надо продать, а покупают в этом году меньше. При этом добычные возможности нашей газовой отрасли намного превышают спрос. Это стимулирует конкуренцию производителей на внутреннем рынке, становящемся все более интересным для российских газодобывающих компаний 

 Сегодня уже можно утверждать, что рынок газа в России стал конкурентным, и произошло это по воле государства, оказывающего поддержку независимым производителям газа. Доля независимых в добыче газа превышает 27%, темпы роста – около 1,5–2% ежегодно. Если учесть, что «Газпром» около 45% добываемого им газа экспортирует, можно говорить  о том, что доля независимых производителей на внутреннем рынке приближается к половине его объема. А поскольку более 40 млрд куб. м газа в год «Газпром» расходует на собственные нужды, – и вовсе о паритете между недавним монополистом и его конкурентами. Еще раз подчеркну: это результат государственной политики. Безусловно, игроков на внутреннем рынке газа не так много и его концентрация еще весьма высока, но тенденция к ее снижению очевидна.

 Как дальше должно вести себя государство? Какой должна быть его позиция в важнейших для развития конкуренции в газовой отрасли вопросах – о доступе к Единой системе газоснабжения, о ценообразовании и развитии транспортной инфраструктуры и подземного хранения? Четких ответов, планов, прописанных в стратегических отраслевых  документах, мы, к сожалению, не имеем. В июне этого года по итогам заседания Комиссии при президенте по вопросам стратегии развития топливно-энергетического комплекса и экологической безопасности, ставшего во многом историческим (именно там прозвучали слова о необходимости изменения подходов к развитию внутреннего рынка газа), были даны поручения их разработать. Возможно, мы их увидим при принятии Энергетической стратегии России до 2035 года.

 До сих пор решения о формировании цены на газ принимаются исходя из необходимости решения отдельных конъюнктурных социальных, экономических и даже политических задач, обсуждаются отдельные инструменты, такие как выход на равнодоходные цены или развитие биржевой торговли.

 На мой взгляд, биржевая торговля газом в наших условиях при добыче более 90% газа в одном регионе – Западной Сибири, его доставке к основным центрам потребления по единому транспортному коридору, высокой концентрации региональных рынков, наличии инфраструктурных ограничений и регулируемых цен, вряд ли даст «адекватные» инструменты индикации.

 Цены и тарифы на газ на внутреннем рынке сегодня регулируются государством, при этом продажа газа «Газпромом» внутри страны является низкорентабельной и субсидируется за счет его экспорта, а для независимых производителей субсидирование идет фактически за счет снижения ставок НДПИ. Прибавим к этому низкий уровень платежной дисциплины российских потребителей газа (неплатежи превышают 120 млрд руб.), и ответ на вопрос, могут ли в такой ситуации работать отдельно взятые рыночные инструменты, окажется очевидным. Здесь же можно найти ответ и на вопрос о том, почему в нашей стране, обладающей огромными запасами газа, темпы газификации остаются очень низкими, практически такими же, как в 90-е годы, – она нерентабельна.

 Полагаю, для формирования рыночной модели ценообразования и устойчивого развития газовой отрасли государство по мере создания условий должно перейти от прямого регулирования цен на газ к ограничению их предельных значений. Регулируемые тарифы необходимы только в монопольном виде деятельности – транспортировке газа.

 Вопрос о ценообразовании должен быть напрямую связан с вопросом о   развитии межтопливной конкуренции. Сегодня газ на внутреннем рынке имеет абсолютное преимущество перед другими видами топлива по цене. Газ является сырьем для многих отраслей промышленности, цена газа влияет и на условия работы экономики в целом, и на конечную стоимость очень многих товаров и услуг. Возникает вопрос: нужно ли рассматривать газ как энергетический ресурс вне конкуренции с другими видами топлива и развивать конкуренцию газа с газом или правильнее бороться с нынешним положением дел и стимулировать межтопливную конкуренцию, в первую очередь газа с углем? Ответ на него принципиален в том числе, как я уже сказал, и при выборе модели ценообразования в отрасли, от которой зависит вся стратегия ее устойчивого развития.

 Посмотрим на проблему энергобаланса. Сегодня он в нашей стране смещен в пользу газа (доля его в последние 20 лет выросла с 42 до 52%, а в развитых странах Евросоюза, например, этот показатель составляет около 25%). Данная тенденция противоречит действующий Энергетической стратегии России, предусматривающей как минимум неувеличение доли газа в энергобалансе. Возникает вопрос: правильно ли это? Может быть, высокая доля газа в энергобалансе страны, обладающей самыми большими запасами газа в мире, – наше конкурентное преимущество? Может быть, не надо бояться его доминирования, особенно с учетом его очевидных технологических, экономических, экологических плюсов?

 При этом мы не можем забыть о такой проблеме, как чрезмерная газоемкость и, шире, энергоемкость экономики. По разным оценкам, мы теряем 120–180 млрд куб. м газа ежегодно, что сопоставимо с объемом нашего экспорта в Западную Европу. Уверен, в условиях низких цен на газ без развития мер государственного регулирования и стимулирования достижение целевых показателей энергоэффективности, заложенных в программные документы, включая Энергостратегию, невозможно.

 Еще один вопрос, важный для развития внутреннего рынка газа, – расширение использования газомоторного топлива. Во всем мире это направление сегодня является одним из перспективных. В последние годы объем потребления природного газа как моторного топлива рос в среднем на 27% ежегодно. На сегодняшний день мировой парк газового транспорта насчитывает более 19 млн единиц. К 2020 году эксперты прогнозируют увеличение парка более чем в 2,5 раза. В России уровень потребления газомоторного топлива составляет 370–390 млн куб. м в год, парк газового транспорта составляет около 105 тыс. единиц. По этим показателям наша страна занимает 14–16-е места в мире. Такое положение дел не соответствует ни нашим возможностям, учитывая первое место в мире по запасам газа, ни нашим потребностях, учитывая необходимость повышения энергоэффективности российской экономики.

 Это что касается внутреннего рынка. Главной тенденцией на традиционно приоритетном для России внешнем рынке – европейском – в этом году стало снижение спроса и цены на газ. За 9 месяцев 2014 года оно составило 4,7% – до 326,5 долл. за 1 тыс. куб. м, и с учетом падения цен на нефть развитие спотовой торговли продолжится. Доходы «Газпрома» от экспорта газа в январе–сентябре 2014 года сократились по сравнению с прошлогодними на 8,8% – до 44,176 млрд долл. Объем поставки газа в Европу в январе–сентябре 2014 года также сократился на 3,6% –до  114,2 млрд куб. м. В перспективе спрос на наш газ в Европе будет падать – в силу экономической стагнации, активного энергосбережения, в результате политики поддержки альтернативных видов топлива и решения геополитической задачи по снижению энергозависимости от России.

 Это серьезный вызов, на который мы уже ответили решительными шагами по диверсификации российского газового экспорта в сторону стран АТР. Этот рынок дает более справедливую цену на газ. Емкость его велика и будет расти быстрыми темпами, особенно если, как прогнозируют аналитики, в ближайшее десятилетие будет достигнут пик добычи угля в Китае и Индии.

 По прогнозам МЭА, только Китай примерно к 2030 году обгонит страны Европы по уровню потребления газа. При нормальном сценарии развития событий доли европейского и азиатского рынков в нашем экспорте могли бы сравняться к 2030 году. В нынешней политической ситуации это может произойти раньше. 

 Уже сегодня Россия добилась успехов в продвижении на рынок АТР. В мае «Газпром» заключил контракт на поставку газа в Китай по восточному маршруту в объеме 38 млрд куб. м ежегодно в течение 30 лет. В ноябре были согласованы основные параметры контракта на поставки по западному маршруту – также на 30 лет по 30 млрд куб. м в год. Рассматриваются варианты организации трубопроводных поставок газа в Японию, Южную Корею и даже в Индию.

 Такая экспансия российского трубопроводного газа в страны АТР может оказать огромное влияние на мировой рынок торговли СПГ. Еще недавно эксперты прогнозировали, что сектор СПГ будет показывать наибольшую динамику роста и к 2035 году составит почти 50% всей мировой торговли газом. Сегодня есть предположения, что в случае реализации только российско-китайских договоренностей по поставкам трубного газа многие СПГ-проекты, например канадские и австралийские, станут нерентабельными и будут заморожены просто потому, что их газ будет значительно дороже нашего трубного газа. 

 Конечно, высокий уровень неопределенности на рынке СПГ может сказаться и на российских СПГ-проектах, которые также готовятся к реализации в ближайшие 10 лет. Хотя как поставщик СПГ на рынок АТР Россия обладает определенными конкурентными преимуществами, такими как наличие сырьевой базы для долгосрочных контрактов, относительно низкая себестоимость добычи, короткое транспортное плечо. Но будет ли этого достаточно?

 Ответы на эти и другие вопросы мы будем искать в рамках XII международного форума «Газ России – 2014». Я убежден, что большой ресурсный потенциал и четкое понимание задач, стоящих перед нами, позволят российской газовой индустрии сохранить ее позиции как системообразующей отрасли нашей экономики и одного из гарантов международной энергетической безопасности. 


Павел Николаевич Завальный,
президент Российского газового общества,
заместитель председателя комитета Государственной Думы по энергетике.
"Независимая газета", 09.12.2014